ЕАЭС: институты и основа их эффективности

26.12.2014

20141225
Эксперт Центрально-Азиатского экспертного клуба «Евразийское развитие», председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов принял участие в круглом столе «ЕАЭС: накануне старта». Мероприятие прошло на площадке пресс-центра издательского дома «Комсомольская правда» 24 декабря

В своем выступлении Юрий Крупнов отметил, что создание Евразийского экономического союза является историческим событием. «Это не просто рядовое событие и запуск интеграционного проекта, а критическая точка, начало новой исторической эпохи», отметил эксперт.

«К сожалению, пока ЕАЭС развивается только как надстроечная структура. Пока не создано кооперационной промышленной базы союза. И это главная проблема, которая стоит перед Евразийским союзом.

В основе украинского кризиса лежит деиндустриализация Украины и разрушение украинско-российских кооперационных связей. Когда нет совместных сложных долгосрочных промышленно-технологических проектов, отчуждение возникает очень быстро.

Невозможно создать Евразийский союз, который зависит от цен на нефть. Если через пять лет окажется, что ЕАЭС по-прежнему так же чувствителен к уровню цен на энергоносители, как сейчас, это будет глубоким поражением интеграционной инициативы. Именно поэтому необходимо в опережающем порядке создавать инфраструктурно-промышленную базу нового интеграционного объединения.

Данные сверхусилия, которые требуются для создания новой совокупной цивилизационной мощи Евразийского союза, должны концентрироваться в трех регионах. Это, прежде всего, Центральная Азия, которая представляет собой потенциальный общий рынок с 350 миллионами потребителей. Это важнейшая база для кооперации и промышленного развития в рамках Евразийского экономического союза.

Второй важнейший регион — это Дальний Восток России, где на границе Росси и Китая, в сотрудничестве с Кореей и Японией должен быть мощно представлен Евразийский союз.

Наконец, третий регион — это Новая Центральная Европа, где вместо украинского кризиса необходимо создать территорию совместного развития и экономического сотрудничества. Для этого необходимо организовывать проект «Большой Донбасс»

Таким образом, в рамках евразийской интеграции необходимо решить две ключевые задачи: создать инфраструктурно-промышленный базис союза и организовать три очага развития по периметру Евразийского экономического союза. Это и задаст мощность интеграционного образования.

«Причем, решать данные вопросы необходимо начинать сразу, уже с 1 января 2015 года. В противном случае, если не начнем сейчас, то найдем причины не начинать и в 2016 году, и позже».

С оценкой исторического характера создания Евразийского экономического союза согласился руководитель общественного фонда «Мир Евразии», казахстанский политолог Эдуард Полетаев. «Создание ЕАЭС имеет не только региональное, но и мировое значение. Страны объединяют свои ресурсы без ущерба для своего суверенитета, на основе принципа суверенного равенства», отметил эксперт.

Казахстанский политолог, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов ответил, что в интеграционных процессах, и в Таможенном союзе, и в Едином экономическом пространстве есть серьезные проблемы. «Это изъятия, запрет допуска на рынки, невыполнение уже взятых на себя сторонами обязательств. Однако есть и успехи. Мы можем смело говорить, что проект состоялся. Инерция изолированного национального развития все еще велика, но я уверен, что она будет преодолена в ближайшие несколько лет.

Свои выгоды получил бизнес. И хотя многие хотели больших результатов и быстрее, в целом необходимо признать позитивную динамику».

По мнению эксперта, самая большая опасность для Евразийского экономического союза — «это его необоснованное быстрое расширение. Не вполне понятно, насколько выполнена Дорожная карта присоединения Кыргызстана к Таможенному союзу, за столь короткое время. Ведь на примере Армении мы видим, какой огромный объем работы должен быть выполнен и сколько времени это требует. Такая необязательность может негативно сказаться на эффективности функционирования ЕАЭС уже в следующем году».

Однако в целом, по мнению Марата Шибутова санкции против России и новое состояние международных отношений наподобие «новой холодной войны» «будут способствовать ускорению и повышению интенсивности интеграции. Фактически быстро сформируется новая геополитическая реальность — Евразия, разделенная между тремя образованиями: Европейским союзом, Евразийским экономическим союзом и Китаем с его сферой влияния».

Руководитель сектора экономического развития постсоветских стран Центра постсоветских исследований Института экономики Российской Академии наук Елена Кузьмина согласилась с необходимость обеспечения скорейшей стабилизацию Украины и восстановления экономического сотрудничества. «Для России, Беларуси и Казахстана это крупнейший партнер в торговле и в производственной сфере. Важно в случае и с Украиной, и с Грузией, и с другими странами — уйти от ситуации жесткого выбора между интеграционными образованиями», отметил эксперт.

«Однако главная задача состоит в том, что мы должны перейти с энергетического на производственный путь развития. Для этого нужны развитые коммуникации, транспорт, энергетика и финансовая система. Все это хорошо осознается и частично прописано в планах нового союза, однако важно обеспечить их реализации и наращивания данного измерения интеграции», отметила Елена Кузьмина.

Научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения Российской Академии наук Станислав Притчин отметил, что Кыргызстану предстоит еще серьезная работа по адаптации национальной экономики к условиям Евразийского экономического союза. Однако президент Центра перспективных исследований (Бишкек) Сергей Масаулов подчеркнул в ответ: «чтобы плыть, нужно войти в воду. Кыргызстан вошел в воду евразийской интеграции и теперь вынужден будет плыть».

По словам эксперта, принятое руководством Кыргызской Республики решение о вхождении в ЕАЭС — это выстраданное решение, к которому страна шла несколько лет. «На этом пути оказалось, что никакой альтернативы северному направлению интеграции на самом деле не существует. Китайский проект является для Кыргызстана неприемлемым по причинам цивилизационных различий. А западного проекта для Кыргызстана просто не существует», заявил эксперт.

В рамках евразийской интеграции «главное для Кыргызстана — это восстановление национального производства как основы бытия страны и нации. И это подразумевает и восстановление образования, инфраструктур. Это серьезный вызов, но вызов конструктивный», отметил Сергей Масаулов.

Еще одним важным моментом эксперт назвал реализацию инфраструктурных проектов в Центральной Азии. «Все транспортные артерии в Кыргызстане, направленные с Востока на Запад или наоборот, разрывают территорию страны. Мы принципиально заинтересованы в том, чтобы транспортные проекты реализовывались по оси Север-Юг», отметил руководитель Центра перспективных исследований.

Источник: Евразийское развитие