Эксперты рассмотрели вопросы казахстанско-российского сотрудничества в нефтегазовом комплексе и проблемы Кашагана

07.02.2014

На днях экспертный клуб, периодически инициируемый общественным фондом “Мир Евразии” и заявивший о себе в последние месяцы как серьезная аналитическая площадка, провел дискуссию на тему “Российско-казахстанские проекты в нефтегазовой отрасли: новая реальность интеграции”.
В преамбуле дискуссии было заявлено, что “Казахстан в минувшем году достиг большого успеха в нефтегазовой сфере”. Такая “установка” сразу настораживала: очевидно, что общий тренд в этой сфере в 2013, как и в 2011 годах был негативен. Однако дискуссия не стала очередным “звеном” в череде политически ангажированных или явно пиаровских мероприятий. Так, достаточно рельефно был отражен в ходе дискуссии вопрос разработки Кашагана — главная проблема нефтегазодобывающей сферы страны.
Будет ли запущен этот проект в текущем году? По мнению эксперта Сергея Смирнова, ситуация вокруг проекта сложная: “Возникла проблема с трубами. Дело в том, что газовые и нефтяные трубы — одни и те же, но газовые почему-то сероводород разъедает, а нефтяные — нет”. В ответ на это прозвучало, что “это потому, что нефть еще не начали качать, начнут — и тоже будет разъедать”. Обозреватель журнала “Эксперт Казахстан” Сергей ДОМНИН сказал, что исследования трубопровода, проведенные недавно, показали, что материалы для него использовались правильные, поэтому “либо у нас на Кашагане полтергейст, либо…”. Свое объяснение, выглядящее вполне логично, дал этому Сергей Смирнов:
— Дело в том, что срок ввода в эксплуатацию объекта переносили восемь лет. Вовремя, я думаю, не проводили ТЭО. За такое время прокладки высыхают, начинают давать течь. Даже новое оборудование, если оно не использовалось, с течением времени уже надо менять, потому что оно приходит в негодность.
Вопрос о том, начнется ли в этом году добыча нефти на Кашагане, ответа от участников дискуссии не получил.
Другой интересной темой, поднятой на круглом столе, стал вопрос о возможности для Казахстана включиться в “сланцевую революцию”. Модератор заседания политолог Антон МОРОЗОВ высказал мнение, что информационная картина вокруг этого напоминает “какую-то разводку”. Общий настрой участников дискуссии соответствовал ощущениям модератора.
— Да, тем более что у нас в Казахстане и месторождений-то таких нет. Если же говорить в целом по миру, то сланцевый газ выгоден, пока высокие цены на нефть. Если цена на нефть будет падать, сланцевый газ станет неконкурентоспособен. А потом при его добыче используются очень грязные в экологическом плане технологии: там идет добыча путем разрыва пластов, загрязнения попадают в питьевые слои. Я читал, что в Техасе, где идет добыча сланцевого газа, даже вода горит, — заметил г-н СМИРНОВ.
По его мнению, для Казахстана сланцевый газ в любом случае был бы невыгоден, а его добыча нерентабельной: “Во-первых, надо проводить разведку. Во-вторых, у нас и так с водой проблемы, а при добыче сланцевого газа много воды необходимо закачивать. В-третьих, мы не знаем, что делать даже с попутным газом. У нас нет ни специалистов, ни установок для добычи”.
Тему, заявленную в названии круглого стола, российско-казахстанское сотрудничество в нефтегазовом комплексе, емко прокомментировал г-н Домнин. Он, в частности, обратил внимание на взаимодействие двух стран в этом секторе в рамках интеграционных процессов:
— Что касается развития сотрудничества в рамках ТС, ЕЭП и ЕЭС, то на начальном этапе интеграции нефтегазовые вопросы были вынесены за скобки. Никак не унифицировались ни какие-либо нормы, ни таможенные сборы, страны не согласовывали ни таможенную, ни акцизную политику, связанную с продуктами сектора. Но когда уже подписали договор о Едином экономическом пространстве, там появилось соглашение о равном доступе к трубопроводной системе. То есть были сняты практически все ограничения, кроме рыночных, по доступу нефти и газа, добытых в одной стране, к трубопроводам другой страны. Это очень тонкие вопросы, не все так просто. Но тем не менее эти условия были очень благоприятны для “КазРосГаза”, который, если посмотреть его отчетность, очень неплохо “прибавил” за это время. А вот в договоре о ЕЭС, который, вероятней всего, подпишут в мае этого года, предусматривается создание комиссии по сырьевым ресурсам, которая будет устанавливать цены и квоты на сырьевые ресурсы и энергоносители. То есть интеграция доберется наконец до этих проблем.

Ярослав РАЗУМОВ

Источник: ПАНОРАМА