Судьба евразийской интеграции: сценарии развития

15.09.2017

Казахстанские и российские эксперты, обсудив обозримые перспективы интеграции, считают необходимым конструирование реалистичных сценариев, позволяющих использовать максимальные положительные эффекты сотрудничества стран-партнеров. Также является важным концентрация совместных аналитических усилий для оценки практически значимых результатов, демонстрирующих выгоды функционирования интеграционных объединений.

 

На состоявшейся в Алматы экспертной тематической площадке «Эффекты и сценарии интеграционных процессов на евразийском пространстве» разгорелась жаркая дискуссия. И было от чего: вопросы, поднимаемые на мероприятии, организованном совместными усилиями общественного фонда «Мир Евразии» и экспертного клуба «Сибирь-Евразия» несли серьезный и системный характер. Сегодня по пути наращивания многостороннего сотрудничества идут и многие государства-участники постсоветского пространства, на котором успешно развиваются различные интеграционные форматы. Помогают общему делу компетентные специалисты. Работа экспертных сообществ облегчает поиски проблем и дает возможность нахождения их оптимальных решений.

 

«Задачи, которые стоят перед экспертным сообществом, — как отметил декан факультета политики и международных отношений Сибирского института управления — филиала РАНХиГС при Президенте РФ, исполнительный директор Экспертного клуба «Сибирь-Евразия» Сергей Козлов, — состоят в том, чтобы попытаться перевести ЕАЭС, как геополитический проект в экономическую плоскость и подумать о том, каким образом укрепить взаимосвязи между экономиками. Считаю важным подчеркнуть, что интеграционные процессы имеют три измерения. И реализуются они в трёх пространствах. Первое — единое экономическое пространство. Второе — пространство безопасности, где нарастают серьезные угрозы. И последнее — единое культурное пространство, которое необходимо сохранять».

 

Руководитель ОФ «Мир Евразии» Эдуард Полетаев рассказал, что отличительная особенность интеграции на постсоветском пространстве состоит в том, что кроме получения традиционных эффектов от процессов развития, она еще преследует цель задействовать тот экономический и промышленный потенциал, созданный в советское время. В первую очередь, это технологические цепочки, общность производства, примерно одинаковый научно-технический уровень производства, общая транспортная инфраструктура, коммуникации, сопредельность границ и связанные с этим выгоды, ну и дополнительные импульсы придает близкая языковая и культурная среда, которая тоже позволяет активизировать интеграционные процессы, связанные со сближением экономик.

 

«Не секрет, что уже есть в публичном доступе некоторые сценарии развития ЕАЭС, — заявил Полетаев. — Как правило, аналитики предоставляют от трех до пяти сценариев. Многие из них предполагают будущее ЕАЭС, как развитие на пути от достижения полной интеграции до полного распада объединения. В этой связи требуется конструирование реалистичных сценариев, позволяющих использовать максимальные положительные эффекты сотрудничества. Тем более, что открытый характер современной экономики приводит к необходимости анализа большого объема статистических данных и прогнозных материалов».

 

«Основной мой тезис в том, что сотрудничество между странами ЕАЭС неизбежно, — сказал генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов. — Что же касается экономики, то для каждой страны должен быть внутренний выбор. Ее будущее в ЕАЭС больше зависит не от евразийских программ и наднациональных усилий, а совершенно четко от внутренних стремлений».

 

Действительно, рост экономик стран ЕАЭС не произойдет сам по себе, чтобы использовать интеграционные возможности, необходимо упорно работать. На наших глазах заканчивается постсоветская история, ищутся новые смыслы, новые стимулы для развития обществ и государств. Свой вариант сценариев дальнейшей судьбы евразийской интеграции вынес на обсуждение профессор кафедры всеобщей истории и социально-политических наук Кемеровского государственного университета Сергей Бирюков. «Во-первых, это сохранение статус-кво, но он вряд ли будет слишком долгим, потому что замораживание означает деградацию и постепенное движение по нисходящей в экономическом, социальном, а далее — и в политическом плане, — пояснил он. — Во-вторых, кризисный сценарий – что означает долгий и вялотекущий кризис, который неизбежен, если ничего не делать, не изменять экономическую политику и стратегии роста. Или же вариант ускоренного кризиса, если случится масштабный катаклизм в социальной, экономической, политической сферах жизни России. Третий вариант – поступательное движение вперед за счет более эффективной и глубокой кооперации между участниками процесса евразийской интеграции, за счет проработки и переосмысления стратегии развития, нахождения более устойчивого баланса интересов. Если есть желание провести структурную перестройку экономики, если существует стремление создавать новые экономические уклады, если присутствует намерение использовать более эффективно трансграничное сотрудничество, то тогда такой вариант возможен. Но здесь требуется совершенно другая системная стратегия, которая пока не просматривается. Есть шанс, что кризисные эффекты подтолкнут евразийские элиты к поиску такой стратегии. И с этим связан определенный оптимизм в существующей непростой ситуации».

 

Коллега российского политолога, директор казахстанского Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев указал, что еще два года назад он отмечал три возможных сценария развития ЕАЭС. «Первый – позитивный, предполагающий преодоление наблюдаемых критических моментов, последовательную реализацию Договора о ЕАЭС и принимаемых под его эгидой документов, расширение состава союза за счет вступления Таджикистана, развитие конструктивных взаимоотношений ЕАЭС с другими странами ближнего и дальнего зарубежья, включая создание зоны свободной торговли между ними, — продолжил эксперт. — В результате реализации такого сценария к 2025 году союз представлялся как устойчивое межгосударственное объединение, задающее тон интеграционным процессам на постсоветском пространстве.

 

Второй сценарий – нейтральный, когда вследствие разных целей и интересов стран-участниц ЕАЭС его развитие идет медленно и провоцирует разного рода проблемы и разногласия. Постепенно у данных стран интерес к участию в союзе снижается и в конечном итоге он пополняет список межгосударственных объединений, работающих на откровенно формальной основе, как, например, СНГ или бывшее ЕврАзЭС.

Наконец, третий – негативный сценарий, предполагающий усиление негативных моментов в развитии ЕАЭС, смену руководства и внешнеполитических курсов в различных странах-участницах, геополитическое влияние США, ЕС и Китая на новые элиты в этих странах». По ряду признаков, как считает Чеботарев, процесс развития ЕАЭС пока протекает по второму сценарию.

 

При этом эксперты отмечают, что интеграция не должна строиться только на точных подсчетах: кто сколько вложил, кто проиграл, а кто выиграл. Потому что, как правило, эффекты интеграции имеют долгосрочный характер и рассчитываются именно с такой точки зрения. «Необходимо переходить на экономический прагматизм в отношениях, — сказал руководитель алматинского офиса Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК Аскар Нурша. — Наступила «новая нормальность». Нам пора смириться и жить в этой новой нормальности».

 

Аманжол Смагулов