Monthly Archives: Январь 2017

Наследие Универсиады-2017: спорт выступает формой дружественных, интернациональных связей

Спорт как идеология, средство идентификации нации, бизнес и политика стал темой заседания экспертного клуба «Мир Евразии», состоявшегося накануне старта зимних студенческих соревнований в Алматы. Соорганизатором мероприятия выступил Центр аналитических исследований «Евразийский мониторинг».

Политолог Эдуард Полетаев, открывая дискуссию, отметил, что казахстанское экспертное сообщество упустило из виду политическое, идеологическое, экономическое и социокультурное значение проведения в Казахстане крупномасштабных международных спортивных мероприятий. Между тем, спорт не только способствует укреплению физического и нравственного здоровья человека, является не только соревнованием, но и выступает формой дружественных, интернациональных связей. Это сила, объединяющая народы. Еще в Древней Греции во время Олимпийских игр прекращались любые войны. Основатель современного олимпийского движения Пьер де Кубертен и его последователи, на словах отстаивая независимость спорта от политики, на деле стремились использовать его для укрепления мира и взаимопонимания между народами, развития международного диалога. Также студенческое спортивное движение долгие годы поддерживает борьбу за мир.

«Универсиаду я бы назвал островком глобализации, который в данный момент находится на территории Казахстана. Это продукт расширяющегося рынка городских и страновых брендов. Неслучайно постсоветские государства стали подходить ответственно к масштабным международным событиям. Мы видим, как серьезно Россия отнеслась к Универсиаде-2013 в Казани. Как ответственно подошел Казахстан к Универсиаде-2017 в Алматы. Еще одна зимняя Универсиада будет проводиться в Красноярске в 2019 году. Мы знаем, насколько затратны эти мероприятия в организационном и финансовом плане. Но какие результаты они приносят! В первую очередь – инфраструктурные решения и городу, и региону. Появляется большое количество объектов, которые можно использовать как в социальном плане для развития детского и юношеского спорта, так и для развития туристического потенциала той или иной местности», — подчеркнул эксперт.

Эдуард Полетаев также оспорил скептическое мнение некоторых спортивных экспертов и обозревателей касательно того, что Универсиада — далеко не самое значимое спортивное мероприятие в международном масштабе.

«Университетский спорт обретает очередное рождение и важные перспективы. Здесь загораются звезды, которые потом показывают себя на мировой спортивной арене», — отметил политолог.

Говорят о значении спорта, Э. Полетаев напомнил о его объединяющей и созидающей роли.

«Когда болельщики переживают за успехи своих спортсменов, они болеют и за страну в целом, и в какой-то степени за идею, которая стоит за государством. Не секрет, что казахстанские спортсмены на Олимпиаде очень сильное объединяющее начало вносили вне зависимости от национальности, социального положения, идеологических предпочтений. Наши спортсмены реально объединяли казахстанское общество. Да и вообще спорт носит очень мощные идеологические конструкты», — подчеркнул политолог.

Наконец, проведение крупных международных мероприятий имеет имиджевое значение – оно служит подтверждением состоятельности – финансовой, политической, организационной – принимающей страны.

«Спорт способствует формированию и укреплению имиджа страны во внешней политике. Я думаю, что Универсиада для Казахстана тоже имеет пусть и опосредованное, но политическое имиджевое значение. Казахстан демонстрирует миру свою способность организовывать серьезные международные крупные мероприятия, проведение которых доверят отнюдь не каждой стране», — заключил Э. Полетаев.

Одна из тем заседания экспертного клуба была обозначена, как спорт вне политики и спорт как лучшая политика. Участники дискуссии констатировали, что спорт сегодня стал инструментом политики.

«Выражение Кубертена «О спорт, ты — мир» сегодня не работает. Спорт что угодно, но только не мир. В 2016 году тема политизации спорта и использования спортивной тематики в информационных войнах вышла на новый уровень и обрела чрезвычайно высокий градус», — констатировал PR-консультант, представитель Казахстанской коммуникативной ассоциации Владимир Павленко.

Директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев сделал акцент на консолидирующем потенциале спорта.

«Во время допингового скандала консолидация сработала на уровне гражданского общества, а государство порыв не поддержало в должной мере. Это единичный случай. К примеру, Азиада не стала серьезным идеологическим фактором. Надеюсь, Универсиада пройдет лучше. С точки зрения имиджа, считаю, что имена таких спортсменов из Казахстана, как Винокуров, Ильин, Головкин перебили фактор печально известного Бората за рубежом. Казахстанский спорт, так или иначе, способствует положительному имиджу страны. Другой вопрос, как этим фактором воспользуются идеологи?», — заключил А. Чеботарев.

Три важных шага по урегулированию ситуации в Сирии

Эксперты и политологи подвели итоги переговорного процесса в Астане

Астанинскую площадку для переговоров по урегулированию конфликта в Сирии трудно переоценить. Благодаря ей впервые удалось добиться важных результатов по урегулированию ситуации. Во-первых, удалось добиться прекращения военных действий между группами и сторонами, принимавшими участие в Астанинском процессе. Во-вторых, удалось впервые усадить за стол переговоров враждующие стороны и тем самым сделать первый шаг к мирному урегулированию конфликта. В-третьих, итогом переговоров в Астане может стать открытие единого фронта против террористических организаций. Об этом в Центре аналитических исследований «Евразийский мониторинг» рассказали политологи и эксперты, подводя итоги переговорного процесса по Сирии, передает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

Отметим, что в рамках Астанинского процесса делегатами принято решение создать трехсторонний механизм, который будет обеспечивать режим «полного прекращения огня в Сирии».

По мнению казахстанского политолога Жаксылыка Сабитова, Казахстан удален от всех сторон конфликта, что и дало нашей республике необходимый авторитет при организации диалога.

«Мы находимся в равноудаленной степени от сторон конфликта. Это может нести плюсы, потому что у нас нет никаких особых национальных интересов в Сирии. Это внушает определенный оптимизм. Мы видим, что триумвират „Турция-Россия-Иран“ в настоящее время поддерживает Башара Асада. Турция делает это условно, так как у нее есть свои национальные интересы — ее главное внимание сосредоточено на том, чтобы не возникло курдское государство. Распад Сирии для Турции не является целью. Поэтому в большей степени недовольна исходами переговоров сирийская оппозиция. В любом случае во многом соглашение носит рамочный характер: конкретных механизмов не проработано, и конкретных решений пока нет. Понятно, что за день переговоров это невозможно сделать. Но это шаг вперед, и мы находимся в начале пути», — констатировал Жаксылык Сабитов.

Он добавил, что сам конфликт в Сирии во многом похож на ситуацию, которая сложилась в распадавшейся Югославии. Страна была одна — хорваты, сербы и боснийцы говорили на одном языке, но религии их разделили. «И здесь то же самое — религиозный вопрос их разделил: суннитов, шиитов и алавитов. И мы подходим к тому, что, возможно, следует создавать новые государства на основе Сирии», — заявил Жаксылык Сабитов.

В свою очередь кандидат исторических наук, доцент кафедры регионоведения ЕНУ им. Л.Н. Гумилева Таисия Мормонтова отметила, что Астанинский процесс — это действительно шаг вперед только потому, что главы противоборствующих сторон и главы группировок встретились за одним столом.

«Впервые удалось свести непосредственно все группировки, заслуга Астаны в том и заключается, что все они находились в одной комнате. Очень сложно говорить, будут ли они придерживаться принятого документа. Следует учитывать, что в переговорах не участвовали курды, которые уже однозначно заявили, что они не будут придерживаться документа, принятого в Астане. Единственное, я бы не согласилась с тем, что нужно работать на раздел Сирии: Ближний Восток такой регион, где любой раздел может закончиться бесконечным атомным дроблением. При этом Сирия всегда была регионом мультиэтничным, мультирелигиозным и мультикультурным», — подчеркнула Таисия Мормонтова.

Директор казахстанского Института геополитических исследований Асылбек Избаиров также отметил, что в Астанинском переговорном процессе есть свои «плюсы» и «минусы».

«Казахстан начал свою деятельность как непостоянный член Совбеза ООН с такого большого шага. Для нас это определенные политические дивиденды. Имеются и „минусы“ в том плане, что США не были представлены своей делегацией. Только посол США в РК участвовал в процессе как наблюдатель. Кроме того, в конфликте обнаруживаются разновекторные противоречия: существует блок „Россия-Иран-Сирия-Ирак“, или так называемый шиитский блок, но основную роль в нем играют Россия и Иран с более поздним включением Турции. А для усиления суннитского блока, возможно, сюда бы в Астану можно было пригласить и Саудовскую Аравию. Хотя нужно понимать, и как в этом признался один из деятелей сирийской оппозиции, в Астанинском процессе были в первую очередь представлены интересы крупных держав — России, Турции и Ирана», — пояснил Асылбек Избаиров.

Между тем президент общественного фонда Eurasian Expert Council Чингиз Лепсибаев напомнил, что переговоры происходили на фоне статус-кво и в это время не было военных действий в сирийской республике. Но на территории Ирака они все еще идут — там, где находится запрещенная в Казахстане группировка «Исламское государство».

«Почему именно Астана? Казахстан занимает уникальную позицию в этом переговорном процессе. Мы дружим с Россией, которая является основным партнером и союзником Сирии. Мы в неплохих отношениях с Турцией. И Астана была посредником на переговорах Турции и России по вопросу урегулирования ситуации после сбитого военного самолета. И мы, что удивительно, находимся в очень хороших отношениях с Ираном. А это большая редкость в мире — пожалуй, больше нет таких стран, которые одновременно поддерживают хорошие отношения с Ираном, Турцией и Россией, а также сохраняют хорошие отношения с США. Поэтому нет более оптимального места для подобных переговоров, чем Казахстан», — объяснил Чингиз Лепсибаев.

Российский эксперт, глава Евразийского аналитического клуба Никита Миткович разъяснил некоторые нюансы Астанинского процесса и приоткрыл завесу над тем, что стало основным достижением переговоров в столице Казахстана.

«Сейчас еще нет полного списка участников, хотя была информация, что в переговорах принимали участие до 15 групп. Изначально участие тех групп, которые спонсирует Турция, заключалось именно в том, чтобы курды не участвовали в Астанинском процессе. Таково было условие Турции. Что касается „Хезболлы“, то эта группировка сейчас выступает в качестве военного союзника официального Дамаска. Поэтому смысла перегружать переговорную площадку в Астане не было. К тому же речь идет о привлечении тех групп, которые присоединились к соглашению о прекращении огня», — рассказал Никита Миткович.

Он отметил, что астанинский формат оказался очень важен, так как резко контрастировал со швейцарским.

«Здесь участники находятся в одной комнате в отличие от Швейцарии. Кроме того, в Астане не участвуют те представители оппозиции, которые давно находятся в Европе, — ни на что не влияют и ничего не контролируют. В Женеве кроме телевизионной картинки больше ничего нет. А в Астане действительно участвуют представители вооруженных групп, которые действуют на территории Сирии, обладают реальными ресурсами и реальными возможностями. В этом как раз и состоит принципиальная инновация данного переговорного формата», — сказал Никита Миткович.

Эксперт особо подчеркнул, что в переговорах в астанинском формате не участвуют террористические организации — это недопустимо.

«Несомненно, успех переговоров в Астане поможет улучшить ситуацию в Ираке, поскольку участники переговоров смогут сосредоточиться на борьбе с ИГИЛ и Джабхат ан-Нусра, не опасаясь ударов в тыл друг друга. В лучшем варианте, переговоры в Астане позволят создать антитеррористическую коалицию, которая сможет успешней бороться с терроризмом в регионе», — заявил Никита Миткович.

Источник: Капитал

ВАЖНЫЙ ШАГ НА БОЛЬШОМ ПУТИ

Сирийские переговоры в Астане проходили за закрытыми дверями, однако политологи, в том числе и казахстанские, внимательно отслеживали любые новос­ти для того, чтобы иметь возможность составить собственное мнение о происходящем. Вчера центр аналитических исследований «Евразийский мониторинг» собрал экспертов для того, чтобы обсудить, как показал себя Астанинский процесс, как он скажется на дальнейших попытках мирного урегулирования ситуации в Сирии.

В первую очередь, на чем безоговорочно сходятся во мнении все эксперты, важен уже сам факт того, что переговоры состоялись.

– В Астане достигнут прогресс – главы противоборствующих сторон сидят за одним столом. В любом случае это успех. Можно говорить о том, что для Сирии это очень большое событие – это возможность для того, чтобы, будем оптимистами, в конце концов, достичь устойчивого и долгосрочного мира в этой стране, – отметила доцент кафедры регионоведения ЕНУ им. Л. Гумилева Таисия Мармонтова. – Астанинский процесс – это явление уникальное, и мне импонирует тот факт, что изначально заявлялось, что не ставится цель достичь каких-то политических договоренностей, цель стояла усадить людей рядом и начать говорить. Думаю, переговоры здесь могут способствовать большей успешности переговорных процессов в Женеве.

Еще одна представительница Евразийского университета, доцент кафедры международных отношений Айнур Ногаева также подчеркнула, что особенность Астанинского формата в том, что в казахстанской столице за столом переговоров представлены представители и официальных властей Сирии, и вооруженной оппозиции. «Это как минимум говорит о желании сторон наладить диалог», – считает А. Ногаева.

– На переговорах в Астане участвовали представители непосредственно вооруженных групп, которые действуют на территории Сирии, обладают реальными ресурсами и возможностями. В этом принципиальная инновация астанинского формата, – добавил глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович.

Эксперты также подчеркнули важность выбора казах­станской столицы в качестве переговорной площадки. Официальная Астана изначально подчеркивала свое неучастие в самом переговорном процессе, акцентируя внимание, что лишь предоставляет площадку для него. А тот факт, что Казахстан в полном смысле слова является нейтральной территорией, позволяет всем участникам встречи чувствовать себя здесь спокойно. Кроме того, как подчеркнул президент ОФ Eurasian Expert Council Чингиз Лепсибаев, наша страна находится в уникальном положении – у Казахстана имеются хорошие дружественные отношения абсолютно со всеми вовлеченными в сирийскую проблему внешними игроками, что делает Астану идеальным медиатором.

В целом Астанинский процесс – это лишь один, хотя и очень важный, шаг на большом пути, который необходимо пройти для достижения устойчивого мира в Сирии. Предстоит еще множество раундов переговоров в самых разных форматах и, как считают эксперты, возможно, некоторые из них вновь будет принимать казахстанская столица.

 
Источник: Казахстанская правда