20 марта: до и после

10.03.2016

О депутатах-спортсменах, политической элите и жизни после выборов

В Казахстане продолжается предвыборная кампания в мажилис Парламента и маслихаты всех уровней. Причем именно последние, по мнению экспертов, вызывают наибольший интерес у публики, поскольку демонстрируют высокую конкуренцию по сравнению с предыдущими выборами — в среднем от трех до пяти претендентов на одно депутатское кресло. Хотя на фоне количества качественный состав кандидатов в маслихаты не вызывает у наблюдателей особого восторга. В нем, так же как и в списках кандидатов в мажилис, преобладают шоумены, спортсмены, и практически нет реальных политических лидеров.
Серьезное обновление?!
По словам руководителя ОФ «Мир Евразии» Эдуарда Полетаева, одна из особенностей этих выборов заключается в том, что у пяти из шести партий ограниченный предвыборный партийный список. «Всего в списках 234 кандидата. Из них у правящей партии «Нур Отан» — 127 человек, у партии бизнеса «Ак жол» — 35 человек, у КНПК — 22 человека, у ОСДП — 23 человека, у «Ауыл» — 19 человек, у «Бiрлiк» — 8 человек. Всего в парламенте 107 кандидата, из них 9 проходят от Ассамблеи народа Казахстана. Таким образом, 234 человека претендуют на 98 мест», — отметил политолог в ходе заседания экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Казахстан до и после выборов: модернизация, стабильность, интеграция».

Показательным он назвал список партии «Нур Отан» с максимальным числом кандидатов, в то время как остальные партии, судя по количеству людей в их списках, по сути, заранее записали себя в аутсайдеры.
«Еще одна особенность – это меньшее количество политических партий, которые участвуют в предвыборной кампании. В выборах в мажилис четвертого созыва участвовало 8 партий, пятого – 7 партий, сейчас – 6 партий. При этом все 6 партий в своих предвыборных программах в той или иной степени отметили, что источник всех наших трудностей – это глобальный экономический кризис», — напомнил Эдуард Полетаев. Политолог также добавил, что очень важны и выборы в маслихаты. «Все-таки там достаточно большое количество человек. Будет избрано 3335 депутатов, значительная часть из которых может оказаться новыми людьми. Идет достаточно серьезное обновление», — подчеркнул политолог.
Новые лица
Представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов считает, что с точки же зрения элит наблюдается оскудение политического поля.
«Мы видим, что раскрученных политических фигур нет. Мы практически не видим в партийных списках молодых и раскрученных лиц. Только артисты и спортсмены. Но это старая технология «паровозов», она, конечно, работает, но все равно должно быть какое-то обновление. Конечно, есть в списках новые лица, но все они 50-60-летние, все с бэкграундом», — считает Марат Шибутов.
Говоря о новых лицах, координатор проектов ОФ «Центр социальных и политических исследований «Стратегия» Ольга Симакова подчеркнула, что в списках мало авторитетных людей, настоящих лидеров мнения, потому что либо у них нет интереса, либо нет интереса включать их в списки. Именно поэтому их заменяют спортсменами, артистами, предположила директор Центра ЮНЕСКО КазНУ им. аль-Фараби Лайла Ахметова. «И это только партия «Нур Отан» может себе позволить, остальные до этого не додумались», — отметила она. Марат Шибутов добавил, что «даже артистами не обзавелись».
При этом профессор Казахстанско-Немецкого университета Рустам Бурнашев опроверг вопрос о том, что для развития малого и среднего бизнеса в мажилисе обязательно должен быть представитель МСБ. «Такой логики быть не должно, что если есть один представитель МСБ, то это сразу даст толчок развитию бизнеса. Будет представитель эстрады, это, наверное, даст толчок развитию эстрады? Будет представитель бокса, это даст толчок развитию этого вида спорта. Вот почему у нас футбол не развивается? Потому что у нас нет представителя футбола в парламенте?» — парировал профессор КНУ.
Маслихаты интереснее мажилиса?!
Руководитель представительства КИСИ в Алматы Мадина Нургалиева наблюдает в текущем избирательном процессе некое перемещение интереса электората с выборов в мажилис к выборам в маслихаты и общественные советы.
«Этот интерес растет не только среди экспертов, но и рядовых казахстанцев. В социальных сетях часто можно прочитать посты потенциальных кандидатов в общественные советы или маслихаты о подаче документов или процедуре подготовки к выборам. И это достаточно известные, публичные люди. В частности, Марат Шибутов, Аида Джексенова, Жанар Джандосова и другие», — отметила Мадина Нургалиева.
Лайла Ахметова считает, что общественные советы и маслихаты будут играть большую роль. «Здесь ставка делается на общественный сектор, и, как бы мы ни говорили о гражданском обществе, как его ни ругали, оно созревает», — подчеркнула она.
Рустам Бурнашев уверен, что эти парламентские выборы – реакция на скучность политического поля, надо что-то сделать, создать какое-то движение, и опять же люди при деле. По его мнению, наиболее интересный характер будут носить выборы не в парламент, а выборы более низкого уровня. Здесь можно ожидать реальную конкуренцию, и это может быть достаточно интересно. Медленная, но, тем не менее, либерализация на нижнем уровне политической жизни может получиться.
Что касается маслихатов, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев уверен, что все будет зависеть от того, как пройдет эта кампания. «В 2012 году кампания по выборам депутатов данных органов была беспрецедентной. По разным предлогам с выборов в массовом порядке было снято много довольно известных в регионах людей, которые баллотировались самостоятельно. Поэтому не исключено, что текущая кампания пройдет на договорной основе. То есть по большинству кандидатур будущих депутатов маслихатов местные элиты будут договариваться с акимами, которые в своем большинстве являются чужими для соответствующих регионов», — пояснил он.
По мнению главного научного сотрудника КИСИ при Президенте РК Юрия Булуктаева, в маслихаты должны быть больше допущены представители гражданского общества, сейчас же, по его словам, в них с превеликим преобладанием заседают нуротановцы.
Более того, добавила эксперт аналитической группы «Кипр» Жулдыз Алматбаева, сегодня политические партии – вроде бы участники политического процесса, но иногда они выглядят, как НПО на госсоцзаказе.
Парламентский расклад
Лайла Ахметова считает, что после выборов будет четырехпартийный парламент. «Думаю, что в нем будет четвертая партия. А какая, трудно сказать, но она будет, причем за счет мест партии «Нур Отан». Им придется потесниться, уступив пространство, потому что это будет движение вперед. Мы видим, что пусть и маленькое, но от выборов до выборов оно есть», — высказалась она. Главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК Леся Каратаева полагает, что пусть и небольшая, но вероятность четырехпартийности присутствует.
Андрей Чеботарев поддержал ее, при этом, по его мнению, четвертой партией могла бы стать партия «Ауыл», которая провела заметную реорганизацию посредством объединения с «патриотами» и изменения позиционирования с социал-демократической на народно-патриотическую.
​Политолог Антон Морозов не прогнозирует изменения количества партий после выборов. «Может, введут каких-то депутатов-тяжеловесов, возмутителей спокойствия, которые позволят себе критиковать почти всех. Просто для того чтобы оживить этот парламент. Но опять-таки системного вопроса это не решает – как был у нас парламент фактически машиной по принятию законов, то есть вторичным по отношению к исполнительной власти, таким он и останется», — пояснил политолог.
Впрочем, кардинальных изменений от введения четвертой партии либо от изменения баланса сил не произойдет, подытожила Мадина Нургалиева.
Жизнь после выборов
Главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК Юрий Булуктаев подчеркнул, что все партии во главу угла своих агитпрограмм поставили экономический вопрос. Однако, напомнил он, ситуация зависит не только от выборов, но и от цены на нефть, от девальвации или укрепления валюты и т. д., то есть экономический кризис и способы его разрешения будут определять нашу жизнь и после выборов. Это, надеюсь, понимают избиратели. «Следовательно, многое зависит не только от самих выборов, но и от общей мировой обстановки, не только экономической, но и политической. В частности, от того, что произойдет на Ближнем Востоке, конкретнее – в Сирии, где решается судьба мироустройства, в результате чего будет, возможно, совершенно иной геополитический расклад», — добавил Юрий Булуктаев.
По мнению Мадины Нургалиевой, электорат ожидает, что кризисную ситуацию все-таки удастся стабилизировать. «Практически во всех СМИ идет информация об экономических сложностях, кризисе, и что казахстанцам надо «затянуть пояса», перестроить свой бюджет, покупать товары казахстанского производства и т. д. При этом основным ньюсмейкером данного мессиджа выступает глава государства. Параллельно с этим идет успокоительный, иммунитет-содержащий посыл, что «мы с этим справимся, государство предпринимает меры, работают госпрограммы». И в принципе народ сохраняет спокойствие. Правда, традиционно после выборов экономическая ситуация меняется и не в лучшую сторону – это уже обсуждается населением в общественных местах. Например, есть опасение, что курс доллара сейчас идет на понижение, а после выборов опять вырастет», — отметила Мадина Нургалиева.
Андрей Чеботарев считает, что самое интересное будет в поствыборный период. «Понятно, что парламент и тем более маслихаты «погоды не делают» ни в стране, ни в регионах. Понятно, что внеочередные выборы проводились в интересах обеспечения стабильности в стране в условиях экономического кризиса и частых колебаний курса тенге по отношению к доллару. В связи с этим важно показать народу, что система работает, сбоев никаких нет. К тому же в этом году ожидается юбилей Независимости. Поэтому проведение парламентских и местных выборов в срок, начав кампанию осенью этого года, было бы в совершенно других условиях, с другой политической повесткой и необходимостью распределения бюджетных средств между юбилейными мероприятиями и выборами», — подчеркнул политолог.
По его прогнозам, первое, что потенциально может произойти после выборов, это смена правительства. Многие эксперты прогнозируют возможное нарастание критических тенденций в экономике, что отразится и в социальной сфере. В этих условиях руководство будет заинтересовано показать обществу, что законодательную власть усилили, а теперь следует усилить и исполнительную.
«Далее встанет вопрос, чем занять на ближайшее время народ и элиту. Законодательное обеспечение Плана нации «100 шагов» практически выполнено. Уже формируются и вскоре приступят к работе общественные советы разных уровней. Хотя пока это отвечает больше интересам представителей неправительственного сектора и экспертного сообщества, тогда как широкие народные массы фактически не в курсе дела. Поэтому не исключено, что руководство страны начнет поднимать тему заявленной президентом в прошлом году конституционной реформы. По меньшей мере, запустить в СМИ и на разных публичных мероприятиях обсуждение этой темы. А если этот вопрос выйдет в уже этом году на уровень разработки проекта конституционных поправок, то, следовательно, транзит власти не за горами», — уверен политолог.
Главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge Замир Каражанов согласен с тем, что после выборов стоит ждать перестановок. И коснется это не только Астаны, скорее всего, будут перестановки в регионах.

Вероника Герман

Источник: Капитал