Галым Байназаров: Евразийский экономический союз: экономический или политический?

20.05.2014

На вопросы портала nurotan.kz отвечает экономист, первый Председатель национального Банка Казахстана, советник директора «Института общественной политики» при партии «Нұр Отан» Галым Байназаров.

Сегодня каждый задается вопросом: Евразийский экономический союз: экономический или политический? И он волнует не только экспертов, но и любого гражданина нашей республики. Это нормально. Но создавать фантомные страхи у населения – это уже плохо. Считаю, что слухи и домысли в обществе от нехватки информации. Хотя проект документа опубликован на сайтах Минэкономики, Евразийской комиссии. Известно, что сейчас документ претерпевает последние доработки.

Сегодня можно твердо сказать – это не политический союз. По структуре, содержанию и самое главное по правовой базе – это экономический союз. ЕАЭС все автоматически ассоциируют с ЕС. Но это в корне не верно. Многие ошибаются, в том числе и некоторые эксперты, и представители СМИ, путая юридическое устройство, полномочия системы управления, механизмы принятия решения, тип этого объединения.

А корни нужно искать в теории евразийства, которой уже около 100 лет. Основы евразийской идеологии «Евразианизм или евразийство — равенство интегрируемых государств» были заложены более сто лет назад в трудах Н.С.Трубецкого. Только тогда идеологи усмотрели в идее евразийства модель идеального союза – союза равных военно-промышленного оборонительного назначения. И надо сказать, что первым вспомнил об этом Уинстон Черчилль сразу после Второй мировой войны. Однако мировая экономика развивалась, отложенный спрос в период войны дал хороший толчок росту производства, развитию науки и высоких технологий, электронной коммуникации и получили старт – геополитика и глобализация мирового хозяйства.

Вслед за этим настала эпоха региональных союзов, но уже в новой формации, по защите экономик от глобальных рисков, экономических интересов в борьбе за лидерство на мировых рынках, сфер влияния в новом миропорядке с новыми центрами притяжения. Именно для этой цели было создано региональное объединение европейских государств, которое в середине 90-х обрело очертания ЕС. Однако уже в середине 1950-х, затем после Лиссабонского соглашения 2009 года, идеология объединения ЕС приняла ярко выраженную форму единого государственного образования. Не государство еще, но единое межгосударственное образование.

Наднациональные структуры ЕС явно тяготеют к федерализму, потому как имеют такие признаки федерального государства как Конституция (Лиссабонское соглашение 2009 г.), Президент Европейского совета, свой бюджет, Центробанк, единую валюту и свою особую единую юрисдикцию – достаточно структур для функционирования отдельного государства. Конечно, ЕС имея надгосударственные структуры с широкими полномочиями и становясь субъектом публичного международного права, давно уже вышел из рамки рядового торгового альянса. Поэтому ЕС имея все признаки государственности, является не только экономическим союзом, а по праву политическим союзом. А теперь сравним функции и полномочия наднациональных органов ЕС и ЕАЭС. И нужно признать, что общего между ними мало. Эксперты в кавычках проводят прямые параллели, которых, на самом деле нет.

ЕАЭС является региональным объединением в форме международного договора, с определенными особенностями, сочетающим международный опыт и специфику стран участников.

ЕАЭС – это концептуально новое, особое межгосударственное образование, во главе угла которого экономика. Формат этого союза очень хорошо отображают функции наднациональных органов. Они носят сугубо экономическую направленность без каких-либо полномочий в других сферах.

Согласованная внешнеторговая политика не лишает Казахстана права заключения международных торговых договоров. Все это дает нам утверждать, что ЕАЭС имея полномочия только в сфере экономики просто так, эволюционно или тайно не может перерасти в политический союз без политического волеизъявления сторон. А политическое волеизъявление имеет открытую правовую процедуру, без этого любое решение станет юридически нелегитимным. По этой причине ЕАЭС не может стать угрозой для суверенитета Казахстана и других стран-участниц.

Как экономист я убежден, что Казахстан ничего не теряет, наоборот приобретает. Коллективная защита от геополитических рисков современного мира, от последствий разрушительных мировых экономических кризисов лучше, чем защита в одиночку. Всем нам необходимо правильно оценивать выгоды от ЕАЭС, а не опускаться до уровня банального популизма. Угол зрения должен быть шире.

Сегодняшний мир таков – что нужно искать способ выживания. Это главный мотив интеграционных объединений — искать союзников, создавать межгосударственные объединения, торговые альянсы, что относится не только к нашему государству.

Источник: Re: marka