Адиль Каукенов: «ЭКСПО – это шаг вперед к новым стандартам»

30.06.2017

ЭКСПО-2010 в Шанхае отучила китайцев плевать на тротуары и помогла совершить революцию в сфере городской инфраструктуры, рассказал казахстанский китаевед. О том, изменит ли к лучшему жизнь населения Казахстана выставка в Астане, говорили участники экспертного клуба «Мир Евразии».
Всемирная выставка, проходящая в эти дни в казахстанской столице, имеет статус национального проекта. Впервые за более чем 160-летнюю историю существования она проводится на постсоветском пространстве. Престиж для страны — очевидный плюс, отметили участники дискуссии «ЭКСПО-2017: вглядитесь в Казахстан. Энергия будущего объединяет». Но есть и другая польза от вложенных в грандиозный проект средств? Таким вопросом сейчас задаются многие эксперты и рядовые граждане.
Итоги пока подводить рано, подчеркнул политолог Эдуард Полетаев: «Конкретные выводы можно будет делать по окончанию выставки, а не сейчас. И по количеству посетителей, и по результату, выраженному не только в прибыли от продажи билетов, но и в целом от различных контактов, которые будут налажены во время проведения этих мероприятий, ведь речь идет не только о культурных мероприятиях, но и о дипломатических контактах». По мнению политолога, ЭКСПО – это своеобразный символ интеграции и интернационализации. Не случайно, в Астане сейчас многие страны играют активную роль. «В частности, Россия является соорганизатором многих деловых форумов в рамках ЭКСПО. У нее самый большой павильон, наверняка самое большое количество туристов приедет оттуда. Многие другие страны постсоветского пространства также активно участвуют в выставке», – сказал он.
Эдуард Полетаев при этом отметил, что выставка в Астане – не просто желание реализовать свои нерастраченные амбиции. «В послании Президента РК Нурсултана Назарбаева «Стратегия «Казахстан-2050″: новый политический курс состоявшегося государства» от 2012 г. отмечено, что в рамках повышения глобальной энергетической безопасности все развитые страны увеличивают объемы инвестиций в альтернативные и «зеленые» энергетические технологии. Также сделано предположение, что «к 2050 г. их применение позволит генерировать до 50% всей потребляемой энергии». В 2013 г. Президентом РК был подписан Указ «О Концепции по переходу РК к «зеленой экономике». В рамках этой политики страна выиграла право на проведение ЭКСПО-2017. Тема, которую предложили, исходила от Казахстана, никто ему ее не навязывал. Казахстан надеялся, что эта выставка привлечет новые технологии в страну, которые станут основой для развития альтернативной энергии. Пока в Казахстане доля возобновляемых источников энергии всего около 1 процента. Сама Астана в основном углем отапливается. Но перспективы есть. Развитие ВИЭ в Казахстане — рентабельно и выгодно», – уверен политолог.
Однако 2050 год кажется слишком далеким, и перспективы получения результатов к этому сроку рядовым казахстанцам могут показаться более чем туманными. На самом деле, есть выгоды и поближе – об этом говорил директор Центра китайских исследований China Center, политолог Адиль Каукенов, ссылаясь на опыт Китая. Всемирная выставка, по его словам, оказала влияние не только на 30-миллионный Шанхай, в котором ЭКСПО проводилась в 2010 году, но и на КНР в целом. Главные изменения заметны в городской инфраструктуре, например, в Шанхае обновили парк такси.
«Раньше из-за того, что газовое оборудование таксисты размещали в багажнике, приходилось чемодан везти на коленях, если больше одного пассажира в одном авто едет. Перед ЭКСПО заменили автопарк служб такси на 70 процентов. Даже сейчас я, бывая там, прошу прислать мне такси по ЭКСПО-стандарту, а не по внутреннему. Да и стандарты обслуживания, обустройства павильонов настолько понравились китайцам, что по всей стране теперь проводятся многочисленные выставки с вариациями ЭКСПО в названиях, – рассказал китаевед. – Второй позитивный эффект проведения всемирной выставки – так называемая «туалетная революция». Это была серьезная национальная программа. В начале нулевых годов в Китае была тяжелая ситуация с туалетами, особенно для туристов. Туалетов либо не было, либо были платные и грязные. В связи с ЭКСПО, так как туристы жаловались, стартовала программа, когда в каждом квартале построили бесплатные туалеты. Началось это в Шанхае и распространилось на весь Китай».
Как рассказал Адиль Каукенов, еще во время Олимпиады-2008 в Китае запретили плеваться на улицах, за нарушения нещадно штрафовали. К ЭКСПО в этой сфере уже удалось навести определенный порядок. «Затем выяснили, что общественный туалет – это лицо страны. Перестройка не шла за один год. Но вот эти международные мероприятия стимулировали изменения. Сейчас в Китае практически никто не ездит на бензиновых мотоциклах или мотороллерах, все пересели на электроскутеры. Не пересели только ретрограды. И вот наша выставка при всей критике, тем не менее, – это шаг вперед к новым стандартам. Наш пиетет перед иностранцами в целом не так уж и плох. Перед собой и друг перед другом нам не стыдно. Но для туристов-иностранцев давайте сделаем, и сами потом будем пользоваться. В Китае именно этим путем и пошли. Для туристов сделали, а потом поняли, что самим от этого хорошо», – резюмировал Каукенов.
«Журналисты обратили внимание на то, что с туалетами были проблемы. А туалеты – это же вообще маркер цивилизационных возможностей. На ЭКСПО туалеты есть. Если уж смогли с общественными туалетами, то с энергией будущего точно справятся, потому что это вещь принципиальная, – полушутя заметил политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net Владислав Юрицын. – Что касается общества, то оно разделилось на три части: кто там не был, переживают о том, сколько денег потрачено, а кто там был, говорят, что интересно, ну а любители культуры вообще в восторге. Есть люди, которые поехали в Астану смотреть культурную программу, а не по павильонам ходить. Я не знаю, сколько от выставки вреда будет, но вот польза очевидна – это просветительская миссия».
Между тем руководитель представительства Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК в Алматы Мадина Нургалиева отметила, что небольшие инфраструктурные изменения уже заметны: «Очень важный элемент – это городское пространство и его развитие. Астана, с учетом ее территориального устройства – левый берег и правый берег, требует более пристального подхода и внимания, там много тонкостей. К слову, я на прошлой неделе была в столице, и мне посчастливилось уезжать с нового вокзала «Нурлы жол». Я на самом деле впечатлена. Несмотря на то, что эффект стройки еще присутствует, на вокзале чувствуется непривычный нам евростандарт. Там развитая индустрия фаст-фуда, чем-то напоминает большой торгово-развлекательный центр».
«Решена самая главная проблема задолго до завершения ЭКСПО – что делать с павильонами выставки, – в свою очередь заметил главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин. – На части площадей будет Международный финансовый центр «Астана», на части площадей – технопарк Назарбаев Университета. Кажется, до сих пор идет строительство жилых комплексов. Положительный какой-то эффект это дало. Не стоит забывать, что ЭКСПО стало самым крупным строительным объектом в Астане. В 2014 году начались строительные работы. И что очень важно, это произошло в кризисный период и дало импульс экономике города – она росла все это время, в том числе благодаря ЭКСПО и тому объему инвестиций, которые были вкачаны в проект. Удалось подтянуть транспортную инфраструктуру столицы».
Негативные эффекты были и есть, никто этого и не скрывает, добавил журналист: «Когда мы воспользовались темой ЭКСПО и вгляделись в Казахстан, увидели, что у нас расхищаются бюджетные средства, как у нас используется адмресурс, какие у нас качество и скорость строительства, насколько у нас высокотехнологичная страна, особенно в плане зеленых технологий». Однако то, что эти факты выявляются, в конечном итоге, тоже может стать плюсом, если будут сделаны соответствующие выводы и приняты адекватные меры.

Юлия Майская

Источник: Nomad