Аграрные перспективы Евразии: какие проблемы нужно вместе решить?

24.12.2019

В последнее время о необходимости повышать роль аграрного сектора с точки зрения евразийской интеграции говорят чаще. Казахстанские эксперты, собравшиеся на заседание экспертного клуба «Мир Евразии», посвященному потенциалу устойчивого развития агропрома стран Евразии уверены, что нужно больше совместных инвестиционных проектов.

АПК относится к важному сектору экономики стран ЕАЭС, он обладает интеграционным потенциалом. Трудно представить, чтобы общая конкурентоспособность данного интеграционного объединения была бы возможна без сельского хозяйства. На мировом рынке ЕАЭС занимает лидирующие места по экспорту ряда сельскохозяйственных товаров.

В 2018 году производство продукции сельского хозяйства в текущих ценах в ЕАЭС составило 108,9 млрд. долларов США. Стабильно увеличиваются ее объемы. В сельскохозяйственном обороте стран-членов находится около 315 млн гектаров земель, а общий рынок составляет более 183 млн потребителей. Удельный вес сельскохозяйственного производства в ВВП в среднем за последние годы составляет от 4 до 15%, в зависимости от страны.

«Доля в ВВП сельского хозяйства в странах ЕАЭС в настоящее время примерно такова: Кыргызстан — 15%, Армения — 13%, Беларусь — 8%, Казахстан — 4,5%, Россия — 4%, — рассказал директор Института мировой экономики и международных отношений Акимжан Арупов— Эти цифры меняются, в зависимости от производства, урожая, цен на мировых рынках, а ВВП измеряют в долларах США. Как видно, это относительно небольшие величины, но задача в другом. Развитие АПК необходимо для социальной стабильности и устойчивого развития всех государств ЕАЭС. Это главный вопрос, который надо решать фундаментально и системно».

По мнению эксперта, не стоит забывать о том, что страны ЕАЭС – это взаимодополняющие экономики. «Надо усилить сельскохозяйственную специализацию каждой из стран, чтобы избежать ненужной конкуренции, — считает Арупов. — Например, когда случалось перепроизводство зерновых, Казахстан и Россия температурили, потому что свои рынки были обеспечены, а экспорт идет примерно в одни и те же страны. В рамках ЕАЭС нужно формировать согласованную политику в отношении АПК с привлечением экспертов, научного сообщества».

В качестве примеров взаимовыгодного сотрудничества в сфере АПК можно привести следующие: между Россией и Казахстаном — создание сборочных производств сельскохозяйственной техники на территории Казахстана («Ростсельмаш» и «Тракторные заводы»), совместное предприятие по производству минеральных удобрений «Еврохим»; между Россией и Кыргызстаном – выделение средств Российско-Кыргызским фондом развития для малого и среднего бизнеса сельскохозяйственным предприятиям. «В будущем перспективными направлениями сотрудничества в аграрной сфере могут стать развитие биотехнологий, производство органической продукции и продукции с высокой добавленной стоимостью, исследования в области изменения климата, отказ от использования ГМО», — считает политолог Эдуард Полетаев.

Оценивая среднесрочные перспективы развития интеграции государств в аграрной сфере, следует отметить, что во всех странах ЕАЭС действуют стратегические нормативно-правовые документы в области АПК. В связи с этим необходима систематизация и гармонизация существующих направлений, инструментов и механизмов развития национальных отраслей АПК с целью формирования единой стратегии развития агропродовольственного рынка ЕАЭС, а также разработки союзных отраслевых программ.

«Уверен, что у стран ЕАЭС хороший потенциал для развития агропрома. Для россиян прирост  сельскохозяйственного производства в Казахстане или Кыргызстане особой роли не играет. Было бы интересно и важно переломить тенденцию российского восприятия. После экономических санкций и контрсанкций Россия начала обеспечивать свою продовольственную безопасность. Концептуально это правильно. Но и нам надо лоббировать свои интересы, чтобы в России смотрели на продовольственную безопасность шире, включая партнеров по ЕАЭС в этот пояс», — заявил экономист Айдархан Кусаинов.

По мнению экономиста, идея должна быть заявлена такая: давайте выстраивать единые рыночные условия, общий доступ. Но если одна страна активно субсидирует и дотирует свою сельскохозяйственную продукцию, то другая страна в плане доступа этих товаров на рынок будет чинить препятствия. Обсуждая общее рыночное пространство, необходимо также поднимать вопросы мер поддержки бизнеса и производства. Ведь объемы поддержки АПК в странах ЕАЭС разные.

«Проблемы надо решать на двух уровнях: первый – это общий рынок, единые пошлины, решение вопросов с санитарными, фитосанитарными и санитарно-ветринарными постами, сделать возможным свободный переток товаров, возможно, пока за исключением подакцизных. Второй – это согласованные действия в области политики поддержки АПК всех стран ЕАЭС. Если же все валить в одну кучу, то никогда толком не заработает единый аграрный рынок», — сказал Кусаинов.

Когда создавался ЕАЭС, аграрный сектор не был в приоритете. «Объединялись две страны, Казахстан и Россия, которые сильны своими энергоресурсами, — напомнил директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев— Ну, разве что Беларусь, имеющая развитое машиностроение, а также серьезную долю аграрного сектора в формировании ВВП страны, была заинтересован в развитии последнего. Белорусские аграрии наращивают зарубежные поставки продовольствия, они выигрывают от союзных отношений. У Армении нет общих границ со странами ЕАЭС, поэтому возникают сложности с логистикой. Сельское хозяйство Кыргызстана наращивает свой потенциал, акцентируя внимание на экологической чистоте и натуральности своей продукции, но ее объемов явно недостаточно для эффективного роста экономики».

Политолог подчеркнул, что в последнее время о необходимости повышать роль аграрного сектора с точки зрения евразийской интеграции говорят чаще. «Конечно, нужны совместные инвестиционные проекты, — уверен он. — В казахстанское сельское хозяйство из стран ЕАЭС вкладывается Россия. К примеру, среди последних новостей – строительство российскими инвесторами крупнейшего в Северном Казахстане мясоперерабатывающего комплекса, производство тракторов марки «Кировец», мультипроект кооперации группы компаний «КАМАЗ» и АО «АгромашХолдинг». Но таких проектов мало, и, как правило, они реализуются в приграничных с Россией областях. Отсюда очевидно, что надо развивать приграничное сотрудничество. Тем более, несколько казахстанских областей, которые граничат с Россией, являются аграрными».

В договоре о Евразийском экономическом союзе указано семь направлений, по которым идет сотрудничество в сфере АПК: прогнозирование производства, государственная поддержка сельского хозяйства, регулирование общего аграрного рынка, единые требования в сфере производства и обращения продуктов сельского хозяйства и пищевой продукции, развитие экспорта, научное и инновационное сотрудничество, интегрированное информационное обеспечение АПК.

«Определенная работа по этим направлениям идет, — объясняет главный редактор журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин— Но из совместной деятельности выпал важный момент – обеспечение единых мер санитарного, ветеринарно-санитарного и фитосанитарного регулирования. Если говорить о результатах интеграции, можно их выявить в торговле, в количестве совместных предприятий. Например, с 2015 года к 2018 году на 22% выросла торговля сельхозпродукцией». Это не так уж много: рынки достаточно волатильные, год на год не приходится. Все из-за больших объемов зерновой продукции — цены на зерно каждой год меняются, а торговля в статистике измеряется в долларах США.

«По поводу совместных предприятий в сфере сельского хозяйства в РК общая картина такова. На 1 января 2019 года имелось 73 казахстанско-российских совместных предприятий в сельском хозяйстве. Это немного, если всего таких двусторонних СП насчитывается более 10 тысяч. Однако, с остальными странами ЕАЭС их вообще нет. Как и с Китаем», — отметил Домнин.

Политолог Чеботарев сказал, что главным тормозом на пути сотрудничества являются барьеры, которые страны ЕАЭС ставят друг другу. «Со временем, рано или поздно, они снимаются, но, сколько усилий тратится ради этого! – заявил он. — Причем барьеры эти, как правило, возникают неожиданно, ломая экспортные схемы ряда производителей. ЕАЭС доказал свою жизнеспособность, но без барьеров процесс интеграции станет более динамичным».

Виктор САНЬКОВИЧ

Источник: Информационно-аналитическое издание КОНТУР