Айдархан Кусаинов: «Для Казахстана участие в ЕАЭС – это исправление экономической политики внешними силами»

30.11.2015
«Геополитический выбор сделан, он будет транслироваться в экономику». Прошло заседание экспертного клуба (организатор ОФ «Мир Евразии») на тему «Таможенный кодекс ЕАЭС: сопряжение национального с межгосударственным»

«Новый Таможенный кодекс принесет моральный ущерб бизнесу. Но нам нужно пройти через этот негатив, чтобы дальше стало лучше», – считает Айдархан Кусаинов, генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест». «Кодекс положительный – сокращает коррупциогенность, – подчеркнул Сергей Домнин, заместитель главного редактора «Эксперт Казахстан». – Переход к «одному окну» высвободит на таможне трудовые ресурсы для экономики. А оставшимся таможенникам из освободившихся финансов надо поднять зарплату. Потому что 80 тысяч тенге – это несерьезно».

Для Казахстана участие в ЕАЭС

«Любой Союз предполагает передачу полномочий в наднациональные органы. Возможно, наступил предел, когда национальные государства не готовы делиться», – указал Эдуард Полетаев, модератор заседания. «Геополитический выбор сделан, он будет транслироваться в экономику», – уверен Айдархан Кусаинов.

Для Казахстана участие в ЕАЭС

По идее, единый Таможенный кодекс Евразийского экономического союза должен начать работу с 1 января 2016 года. Вместе с тем не видно, чтобы работа, которой на самом деле много, быстро приближалась к завершению. «Политическое решение было принято в 2014 году. Поэтому это будет сделано. В конце концов примут общее согласованное решение, – акцентировал Андрей Хан, Центр военно-стратегических исследований. – Мы создаем общий похожережимный союз: монополии, тиски для МСБ… Экономика здесь не самоопределяющая и движущая сила».

В рамках дискуссий на площадке Евразийской экономической комиссии идут споры по Таможенному кодексу концептуально. Судья суда ЕАЭС Константин Чайка выступает за то, чтобы «евразийский» ТК был прямого действия. Казахстанская сторона исходит из позиции, что по ряду групп товаров должны быть специальные решения на уровне национального законодательства. Для защиты внешних границ по товарам есть тарифы. С интеллектуальной собственностью сложнее, поскольку ей не обязательно проходить таможенный досмотр, пусть даже через Интернет.

«Мы делаем Таможенный кодекс для себя или для удобства контактов с внешним миром? Чтобы было удобно Украине и Ирану? – задал принципиальный вопрос Бекнур Кисиков, президент Евразийской ассоциации франчайзинга. – Меня больше всего интересует защита интеллектуальной собственности, авторское право. И гармонизация этих законов в рамках ВТО и ТРИПС (есть такое соглашение по защите торговых аспектов прав интеллектуальной собственности). Оно у нас вообще не работает или плохо работает. Меня пугает Китай, который находится рядом, где нарушаются вообще все авторские законы и права интеллектуальной собственности. И в этом отношении Россия и Казахстан имеют более или менее цивилизованный подход к таким вещам».

Для Казахстана участие в ЕАЭС

«Резидентство – краеугольный камень экономических отношений, – подчеркнул Олег Сидоров, политолог. – Мы пытаемся внедрять ноу-хау в Таможенный кодекс, при этом не рассматриваем в достаточной степени опыт ЕС. Речь идет о EORI (Economic Operators Registration and Identification System), представляющей собой систему регистрации и идентификации хозяйствующих субъектов в Европейском Союзе. Кстати, номер EORI является обязательным с 1 июля 2009 года для всех хозяйствующих субъектов, занимающихся импортом, транзитными перевозками, экспортом или прочими таможенными процедурами».

Потом он предложил: «Что касается ЕАЭС, то и здесь можно, к примеру, перейти к уникальному идентификационному номеру для каждой из бизнес-структур, чтобы он был в налоговой базе. Как у каждого из казахстанцев есть индивидуальный идентификационный номер (ИИН), так и для предпринимателей можно ввести идентификационный номер хозяйствующего субъекта».

Для Казахстана участие в ЕАЭС

«Никогда не был сторонником конспиративных теорий, но все-таки я исхожу из того, что Россия – это крупный торговый партнер Казахстана и, как обычно бывает в мировой практике, именно такие страны обычно определяют режим торговли, – отметил Замир Каражанов, политолог. – Для России Таможенный кодекс хорош тем, что дает возможность обеспечить себе экономическую безопасность и взять под контроль внешние границы ЕАЭС. Например, в Казахстане, судя по итогам проверки, которую провела Национальная палата предпринимателей за последние 3 месяца, из 95 предприятий более 50 не подтвердили сертификат отечественного производителя. То есть товар этих компаний завозился в страну и выдавался как товар отечественного производителя». Г-н Каражанов указал, что проблема не только в коррупции, но и в контрабанде, поэтому ТК ЕАЭС должен помочь сократить то, что находится «в тени» (уменьшить объемы теневой экономики). Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернтива», также надеется на успех единого Таможенного кодекса в деле наполнения бюджета и борьбы с контрабандой.

Айдархан Кусаинов обратил внимание на то, что (если убрать Армению и Кыргызстан как сравнительно маленькие экономики) стоит проблема совмещения российской и белорусской протекционистских экономик с экономикой Казахстана, которая сформировалась в режиме «нефть в обмен на продовольствие и ТНП»: «Теперь надо согласовывать «импортную экономику» и две производительные». Так же экспертами высказывались мнения в том ключе, что практика «мобилизационной экономики», к которой все больше прибегает Кремль, станет активнее распространяться и на других участников Евразийского экономического союза.

Для Казахстана участие в ЕАЭС

Все участники экспертного обсуждения сошлись на том, что в сфере таможни и ее процедур нужны подробные пошаговые инструкции для чиновников и потребителей услуг. «Можно не вступая в торговые войны создать некий экономический климат, который будет более благоприятным, чем у коллег по ЕАЭС», – заметил Сергей Домнин.

Помимо общих вещей, вроде «не всегда то, что хорошо бизнесу, хорошо простому человеку», участники дискуссии регулярно обращались к частным, но при этом для кого-то чрезвычайно важным вопросам. Например, ожидаемое снижение беспошлинного порога стоимости посылок, получаемых через Интернет-торговлю; почему единственный казахстанский водочный бренд («Хаома»), который вроде бы зацепился за российский рынок, в конце концов был с него выдавлен; почему Министерство обороны РФ заключило договор о поставках сукна для своей армии с одним-единственным комбинатом и другие моменты.

«Тяжесть языка, которым написан кодекс, не принципиально важна, – считает Антон Морозов, политолог. – Главное, чтобы не было разночтений, которые позволяют найти в нем лазейки». «Новый Таможенный кодекс может сильно повлиять на жизнь простых граждан. Мы часто говорим о том, как деятельность ЕАЭС повлияет на жизнь простого человека. Но в связи с ведением кодекса официальными лицами пока говорится только о плюсах для бизнеса», – особо выделил Эдуард Полетаев.

Источник: ZONAkz