Андрей Хан: «Корпорации пожрут сами себя»

03.07.2015

В столице Башкортостана, Уфе, в первой декаде июля пройдут саммиты Шанхайской организации сотрудничества и объединения пяти стран – Бразилии, России, Индии, Китая и Южно-Африканской республики. Там же будут присутствовать лидеры государств Евразийского экономического союза. Недавно в Алматы состоялось заседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «ЕАЭС — ШОС — БРИКС: Новое качество межгосударственных отношений». Андрей Хан, главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований считает, что движение в сторону выхода на глобальный уровень создает для России некую сбалансированную модель по отношению к Западу в ограничении нарастающей его гегемонии.

Мы находимся только в начале пути и пытаемся прощупать перспективу на основе экстраполяции тех реалий, которые сейчас создают проблемы в развитии этих образований. Имеются перспективы, стратегии и планы на каждом из трех уровнях. Я это называю уровнями сотрудничества, потому что Россия, политически и идеологически объединив их в одну цепочку, стратегирует ЕАЭС как первый, субрегиональный, уровень, ШОС – это региональный уровень, а БРИКС – глобальный. И отдельно мы каждый уровень не рассматриваем, мы рассматриваем пирамиду в целом.
Движение в сторону расширения и выхода на глобальный уровень создает для России некую сбалансированную модель по отношению к Западу в ограничении нарастающей его гегемонии. И мы можем через 10 лет констатировать наши самые смелые опасения в отношении возросшего доминирования объединенного Запада, а можем с удовлетворением наблюдать, как заработал банк ШОС и особенно БРИКС по финансированию совместных проектов на внедолларовой основе, несмотря на конкурентные противоречия между странами-участниками. Как они будут развиваться, мы можем только гадать, критиковать и говорить, что страны – конкуренты друг другу. Но если при этом что-то делать, то, возможно, появятся российские и китайские военные базы в Бразилии и Южной Африке, а китайский флот достигнет паритета с американским на Тихом океане. Это уже будет хорошее достижение с точки зрения баланса.
Насколько это приблизит нас к глобальной войне или отодвинет ее начало – тоже трудно предсказать. Но в отсутствии баланса, она все равно более вероятна. Она даже может начаться, если только тенденция к формированию альтернативного полюса будет нарастать. Ведь сейчас всячески торпедируются попытки развития ЕАЭС (возьмем хотя бы санкции, не говоря о ситуации на Украине) – вероятно для Запада это неприятная вещь. Даже более неприятная, чем СССР (как форма), потому что субъектность каждого участника позволяет разделить ответственность за совместную политику. Но, на самом деле, все мы знаем, почему все-таки это происходит, почему кто-то кого-то куда-то выталкивает, почему кто-то стремится к гегемонии?
Кто-то сказал, что если начнется Третья мировая война, то в Четвертую будут воевать дубинками. Именно поэтому основной дискурс будущей войны связан с технологиями, позволяющими вывести за скобки применение ядерного оружия, которые позволят удушить противника экономически, инфраструктурно, идеологически, изнутри и т.д. На мой взгляд, это мало утешает, и проигравшая ядерная держава всегда может сделать заключительный аккорд. Тем более, что разрушающаяся ядерная страна становится легко доступной для коррупции и террористических организаций. Идет и набирает темпы процесс загадочной и неудержимой глобализации, ломая на пути барьеры национальных государств, перспективы и конечную цель которой понять достаточно сложно. Сложно потому, что если нарисовать некий апокалипсический сценарий, то мы увидим, что достижение конечных целей глобализации – это и есть конец истории. К чему стремится глобализация?
К привитию однообразных стандартов во всем мире. То есть все будут есть одно и то же, ездить на одном и том же, любить одно и то же, смотреть одно и то же. Учитывая, что подразумеваются универсальные западные ценности, то не исключено, что китайские мальчики будут ходить в обнимку с американскими в будущем, и будут выдаваться лицензии на двуполые браки. В принципе, рождаемость уже сейчас можно контролировать, а численность поддерживать за счет пробирочного оплодотворения или клонирования.
Все ведет к тому мироустройству, против которого выступают антиглобалисты. Понятно, что двигателем процесса к Великому единообразию выступают транснациональные корпорации, которые все больше и больше набирают свой вес и которые потихоньку, следуя антиутопическому сценарию, постепенно будут отменять национальные государства. Вот мы, например, собрались строить в Казахстане государство-корпорацию, по аналогии с Сингапуром. Но богом корпорации является прибыль, и без прибыли корпорация перестает существовать. А государство может существовать без прибыли, даже будучи очень бедным.
Так вот если глобализация будет отменять многие основополагающие моменты нашей будущей и существующей истории, то мы должны предположить, что должно быть какое-то сопротивление. Это сопротивление может носить объективный или субъективный характер, а может вынужденный или добровольный. То, что происходит, это диалектическая борьба противоположностей. В этом смысле мир более многообразен, чем упрощенная модель Восток – Запад. Государства развиваются, даже не благодаря амбициям своих лидеров, потому что история достаточно объективна, они вынуждены вести себя так, к чему их подвигает логика развития истории. Поэтому, я думаю, что будут попытки создания биполярного мира, которые могут увенчаться успехом, а могут и не увенчаться.
В любом случае, парадигма, в рамках которой мы сейчас развиваемся, обязательно рухнет. То есть гегемония США рухнет, корпорации пожрут сами себя. И потом, можете вы представить мир, который состоит из одного правительства с конституцией в виде ВТО? В этих условиях произойдет полная диффузия сознания и весь человеческий, психологический, социальный негативизм может проявиться в самом сердце Америки. Он может быть разрушительной силы даже на религии какого-нибудь нового технократического образца.
Существующий миропорядок и международное право действуют по инерции. Сейчас диллема такова: либо будет ООН-2 с совершенно иным Совбезом, либо сразу будет Мировое правительство.
Здесь мы должны ответить на вопрос: то, что происходит (ШОС, БРИКС, ЕАЭС) надо это делать или нет? В чем смысл нашей дискуссии? Мы должны говорить, что делать нужно все, что потребуется, исходя из национальных интересов. Вот в рамках Санкт-Петербургского форума очень много было дискуссий по поводу системы управления. Одни говорят, совсем будет плохо, другие – все будет хорошо, если мы институты построим. То есть у нас есть цели, задачи, желание, но нет никакой возможности выполнить ни одну программу, так как задумывалось и добиться целей, которые мы ставим. И мы долгие годы будем ломать голову, почему опять не вышло. В силу внутренней некомпетенции или внешней политической или экономической конъюнктуры. Одни говорят, что нужны демократические процедуры и конкуренция, другие говорят, нужна диктатура и строгий порядок. И те, и другие системы в разных условиях работают и работают эффективно. Вот в чем, я думаю, главная задача для наших аналитиков и экспертов. И я желаю им всем удачи в разрешении этой проблемы.

Источник: Информационно-аналитический центр