Астана взяла курс на Брюссель

02.06.2016

Евразийский экономический союз под председательством Казахстана в 2016 году пытается наладить отношения с Европейским союзом. Однако имеет место мифологизация процессов, культуры и образа евразийского пространства в странах Запада. О перспективах и сложностях взаимодействия двух интеграционных объединений говорили участники экспертного клуба «Мир Евразии», прошедшего в Алматы.

«Евразия и Европа: каково будущее?» – таким вопросом задались казахстанские политологи, историки, журналисты и экономисты. Сближение ЕАЭС и ЕС вынесено на повестку на самом высоком уровне. Объявлено, что председательство Казахстана в ЕАЭС будет посвящено углублению экономических отношений с ключевыми интеграционными объединениями.
«Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев сообщил о достигнутой с председателем Европейской комиссии Жан-Клодом Юнкером договоренности о проведении осенью 2016 года совместного форума ЕАЭС — ЕС. Курс ЕАЭС на расширение внешних контактов виден отчетливо», – сказал политолог Эдуард Полетаев.
Однако, по мнению многих участников дискуссии, представители Евразийского экономического союза заинтересованы в сотрудничестве с ЕС больше, чем европейцы в углублении связей со странами ЕАЭС.
«Взаимоотношения ЕС и ЕАЭС сегодня рассматриваются редко. Исходя даже из моего опыта по торговым делам, рассматриваются в основном отношения Казахстана и ЕС, – рассказал президент ОЮЛ «Интернет-ассоциация Казахстана» Шавкат Сабиров. – Даже последние мои переговоры в марте в Марокко с представителями европейских стран в части того же виртуального бизнеса: они попросили сразу убрать пока в сторону все, что связано с ЕАЭС, и говорить только про Казахстан. В то же время с точки зрения взаимоотношений ЕАЭС и Шанхайской организации сотрудничества все вопросы рассматриваются более чем адекватно. Что касается экономики и бизнеса, даже вижу по Национальной палате предпринимателей РК, где я тоже имею честь работать и представлять интересы, из ЕАЭС порой «выдергивается» Казахстан и ставится на «отдельную полку» для обсуждения. ЕАЭС пока не воспринимается как сторона переговоров».
Директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев заметил, что позиция Евросоюза пока не совсем ясна:
«Сейчас, как видим, идет новый виток дипломатии не по линии Москва — Брюссель, а по линии Астана — Брюссель. Понятно, что, председательствуя в этом году в высших органах ЕАЭС, Казахстан заинтересован извлечь максимум выгод для себя. Вместе с тем возникает ряд вопросов. Главный из них: насколько Евросоюз заинтересован в установлении и развитии отношений с ЕАЭС? Понятно, что в условиях «войны санкций» он заметно ограничен в возможностях торговать с Казахстаном и другими странами Центральной Азии и использовать для транзита своих товаров российскую территорию. Но насколько это сейчас для ЕС принципиально, тоже неизвестно. К тому же есть определенные маршруты обхода России. В частности, речь идет о Транскаспийском международном транспортном маршруте, призванном обеспечить контейнерные грузоперевозки из Китая в Европу через Казахстан, страны Южного Кавказа и Турцию».
Меньшую заинтересованность Европы в сотрудничестве с государствами ЕАЭС на языке экономики объяснил главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин: «Европа была, есть и останется нашим ключевым торговым партнером. Если брать Россию и Казахстан, то это самый крупный торговый партнер двух стран. На самом деле есть большой потенциал для сотрудничества. Конечно, с точки зрения европейцев, ЕАЭС – небольшой рынок весом менее 2% мирового ВВП. Но маленькой гирькой на весах в условиях, когда Европа вступает в активное взаимодействие с США (ЕС и США создают Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство, которое, по предварительным расчетам, будет контролировать 50% мирового ВВП – прим. ИА Total.kz) по торговым делам, мы можем стать. В какой-то перспективе мы сможем выйти на создание зоны свободной торговли с ЕС. Но это, на мой взгляд, пока далекая перспектива – не раньше, чем через 10 лет».
Между тем представители бизнеса в Европе видят большие возможности на рынке ЕАЭС, который составляет 183 млн потребителей. Необходимо признать, что сегодня интересы предпринимателей отошли на задний план из-за политического противостояния России и Запада. Но Эдуард Полетаев уверен, что трудные времена пройдут:
«Улучшение взаимоотношений ЕАЭС и ЕС неизбежно произойдет как в силу временных факторов – новейшая история показывает, что санкции, даже продолжающиеся десятилетиями, все равно снимаются, так и политических – эмоциональные европейские политики, настроенные на противостояние, часто проигрывают на выборах своим конкурентам, предпочитающим здоровый прагматизм».
Есть надежда, что партнерские контакты двух крупных объединений помогут улучшить экономические отношения Москвы и Брюсселя, отметил политолог, говоря о намеченном на осень нынешнего года форуме ЕАЭС и ЕС.
«В этом году уже состоялось несколько мероприятий с участием отдельных лиц, которые так или иначе связаны с ЕС. Они заявляли о том, что конфронтация, санкции – это непродуктивно, необходимо эти вопросы решать. К примеру, когда экс-председатель Европейской комиссии и бывший премьер-министр Италии Романо Проди приезжал на Астанинский экономический форум, во время встречи с президентом Казахстана он обратил внимание на то, что между ЕАЭС и ЕС существует большой потенциал развития отношений, и они могут принести пользу всем сторонам, в том числе Казахстану», – сказал Эдуард Полетаев.
Также в ходе заседания было отмечено, что параллельно с налаживанием взаимоотношений с другими интеграционными объединениями необходимо решать внутренние проблемы ЕАЭС. В союзе, как считает Андрей Чеботарев, «достаточно разногласий, не позволяющих полноценно определять и проводить единую линию на международном уровне». Сергей Домнин тоже ратует за единообразие, хотя бы в части стандартов: «В ЕАЭС идет большая работа по принятию, потом изменению, потом еще раз принятию и еще раз изменению разных техрегламентов. Поскольку мы в среднесрочной перспективе хотим выйти на европейский рынок, нужно серьезно работать именно над унификацией регламентов».
Кроме того, эксперт считает необходимым проводить разъяснительную работу среди представителей бизнеса других государств. По его словам, зарубежные чиновники уже понимают, что подразумевается под аббревиатурой ЕАЭС, а вот на корпоративном уровне интеграционное объединение евразийской пятерки, похоже, еще не признали.
«Мне рассказали несколько историй от бизнесменов, которые являются дилерами продукции иностранных производителей. Главная проблема в том, что, когда они объясняют условия взаимодействия на рынке ЕАЭС, дистрибьюторы им выставляют разные цены: для России – одни, для Казахстана – другие, чаще всего дороже. В результате бизнес теряет доходы из-за перетока части спроса на соседний рынок, – поведал Сергей Домнин. – Может быть, действительно нужно активнее работать евразийской бюрократии с тем, чтобы это признание, наконец, состоялось и на корпоративном уровне. Нужно проводить не только форумы, где еврочиновник встречается с евразийским чиновником, но и организовывать площадки, на которых есть возможность для контакта бизнеса с чиновниками и бизнеса с бизнесом».
О необходимости создания различных диалоговых площадок говорили и другие участники заседания. При этом большую роль в углублении сотрудничества, считают казахстанские эксперты, может сыграть так называемая мягкая сила. Причем в этом отношении стоит брать пример с самих европейцев и представителей США, которые в 90-е годы, когда экономические отношения с бывшими советскими республиками еще не были налажены, использовали все возможные инструменты культурно-гуманитарного сотрудничества – начиная с кинофильмов и заканчивая различными выставками. Таким же образом и евразийцы могли бы дать понять Европе, что с ними можно и стоит иметь дело. Сегодня, как отметила главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК, доктор исторических наук Леся Каратаева, мы сталкиваемся с «беспрецедентной мифологизацией процессов, культуры и образа евразийского пространства в странах Запада»: «Спектр мифов потрясает своим разнообразием – от особенностей организации быта и национальной кухни до восприятия ЕАЭС как реинкарнации СССР. Эти мифы являются серьезным препятствием для развития взаимовыгодного сотрудничества между ЕС и ЕАЭС. Причины такого неадекватного восприятия евразийского пространства вполне допустимо искать и в истории периода холодной войны, и в философии формирования европейской идентичности. В частности, европейские эксперты отмечают, что Европа остро нуждается в Евразии как средоточии «иных». То есть наличие евразийского пространства, населенного «иными», способствует идентификационной сплоченности Европы. Однако немаловажной причиной являются и недостатки евразийской информационной политики».
И эту политику, убеждены казахстанские эксперты, необходимо вырабатывать. Нужно учиться представлять себя в выгодном свете за рубежом, говоря при этом на понятном для иностранцев «языке». В том числе на языке искусства.

ИА Total.kz

Источник: ИА Total.kz