Борьба с терроризмом – фактор, объединяющий разные страны

07.03.2014

На заседании экспертного клуба «Мир Евразии», прошедшего в Алматы, политологи рассмотрели вопросы борьбы с терроризмом в свете интеграционных процессов, сделанные и ожидаемые изменения в законодательствах стран Таможенного союза.

Борьба с терроризмом считается одним из немногих объединяющих факторов, благодаря которому совершенно разные страны находят общий язык и готовы работать совместно. Самая простая логика исходит из того факта, что террористические организации сейчас многонациональные. Естественно, чтобы с ними бороться, необходимо объединение усилий, как на глобальном, так и на региональном уровнях. Тем не менее, стоит признать, что с первоначальными последствиями террористических актов, которые случались на постсоветском пространстве, страны боролись не совместно, а скорее каждая сама по себе, и справлялись.

2014 год в странах Таможенного союза демонстрирует продолжающуюся тенденцию серьезного ужесточения антитеррористического законодательства. В частности, депутаты Мажилиса парламента РК одобрили в первом чтении проект Уголовного кодекса, среди нововведений которого – усиление ответственности за экстремизм и терроризм, а также криминализация деяний, способствующих распространению радикальных идеологий. В Государственную думу РФ внесен пакет законопроектов, направленных на ужесточение мер по борьбе с терроризмом. Предлагается ввести пожизненное заключение для тех, кто организует, совершает или финансирует теракты. Также предполагаются серьезные наказания за обучение боевиков или пропаганду терроризма. Работа над этими поправками была ускорена как после терактов в Волгограде в декабре прошлого года, так и в преддверии недавно прошедшей Олимпиады в Сочи. В Республике Беларусь Закон о внесении изменений и дополнений в некоторые законы РБ по вопросам борьбы с терроризмом и противодействия экстремизму был принят еще в 2012 году, а в прошлом году правительство этой страны утвердило Концепцию борьбы с терроризмом. Жесткие меры по борьбе с терроризмом введены или вводятся во многих странах. Недавно власти Великобритании подняли вопрос о введении пожизненного лишения свободы за террористическую деятельность. В США даже принимают законы, действующие за пределами страны, вводят санкции против других государств и штрафуют зарубежные банки за непрозрачные операции. Таким образом, борьба с терроризмом везде идет полным ходом, поскольку никто не может предсказать возможное появление его новых вспышек. Как известно, любое общество хочет обезопасить себя от терактов. При этом интеграция позволяет достичь большего успеха в борьбе с терроризмом, чем это может сделать каждое государство в отдельности. Тезис о безопасности включен в любую интеграционную модель, что позволяет совместно противостоять той или иной угрозе. К примеру, в конце прошлого года на саммите СНГ главы государств утвердили программы о сотрудничестве по борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма на 2014-2016 годы. В январе 2014 года стало известно, что ШОС и ОДКБ вырабатывают единый подход к борьбе с терроризмом в зонах совместной ответственности.

«На данном заседании экспертами рассматривается борьба с терроризмом в свете интеграционных процессов. Как известно, 2014 год характеризуется ужесточением законодательства, касающегося борьбы с терроризмом в странах ТС и не только. 2014 год в интеграционном плане будет достаточно сложным: намечающееся подписание договоренностей о Евразийском экономическом союзе, возможно, будет обостряться рядом негативных тенденций. В частности, события в Украине в определенной степени могут негативно повлиять на интеграционный настрой.Как мы знаем, борьба с терроризмом проходит на разных уровнях. На глобальном уровне в частности этим занимаются такие организации как ООН, либо появляются конъюнктурные объединения вроде антитеррористической коалиции, где присутствуют не только ведущие страны вроде США, но и часто формально какие-нибудь государства Микронезии или Карибского залива, чтобы продемонстрировать вселенскую сущность борьбы с этим явлением. Что касается нашего региона, то здесь больше региональные структуры работают –мы здесь особого влияния ООН не видим, хотя оно присутствует, безусловно. Здесь такие организации, как ОБСЕ, которая хоть и не является военной, но антитеррористический дискурс использует в своей работе, ОДКБ, ШОС и т.д. Тем не менее, стоит признать, что с первоначальными последствиями террористических актов, которые случались в нашем регионе страны боролись не совместно, а скорее каждая сама по себе – и справлялись. Что касается совместной работы, то наблюдался положительный эффект в рамках договоренностей между странами о взаимовыдаче преступников», — сказал политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии» Эдуард Полетаев.

«Если вы посмотрите документацию того же СНГ, то увидите, что каждое соглашение по совместной борьбе с терроризмом имеет ряд оговорок со стороны различных стран, — отмечает главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК Леся Каратаева. — Оговорки, как правило, включают в себя нежелание страны брать обязательства по гармонизации законодательства. Разница взглядов национальных правительств на принципы и допустимые рамки совместных действий в борьбе с терроризмом может быть объяснена и тем фактом, что имеющиеся интеграционные объединения охватывают огромные территории, включающие в себя государства подверженные разным угрозам».

Что же касается действий различных организаций, то эксперт отметила динамику развития в новой программе на 2014-2016 годы по противодействию терроризму в рамках СНГ. Очевидно, что государства продвигаются – модели и законы разработали, теперь они их корректируют, делают рекомендации. Порадовало и возникновение такого понятия, как противодействие кибер-терроризму. Мы обычно говорим о терроризме, как о действиях в реальном пространстве. Кибер измерение терроризма происходит чаще всего в сфере понимания информационной безопасности, как защиты массового сознания от деструктивного контента», — сказала она. При этом Каратаева подчеркнула, что ориентацию на усиление интеграционного вектора среди населения коллективная борьба с терроризмом создать не может, потому что это абсолютно непрозрачная сфера. «Кому интересно, чтобы какие-то иностранные специалисты присутствовали в стране, вмешивались во внутренние дела и таким образом противодействовали терроризму?», — задается вопросом эксперт, для которого очевидно, что такая работа всегда проводится на национальном уровне. «Выдача преступников и обмен информацией – это максимум, что можно сделать», — резюмировала она.

В свою очередь политолог Замир Каражанов считает, что все-таки принцип сообщающихся сосудов работает. «Очаги терроризма передаются, как какой-то вирус и на другие страны, которые находятся рядом. В условиях интеграции доступ к транспортной инфраструктуре получает не только бизнес, но и террористические группы. Вопрос в том, как сделать так, чтобы интеграция способствовала усилению только лучших качеств – обеспечивала рост экономики, улучшала социальное благополучие, качество жизни», — сказал он.

«Ситуация, которая в Крыму – проблема, начавшаяся с 90-х годов, с развала СССР. Сейчас этот развал не остановился, он идет дальше, но в скрытой манере. В данном случае я думаю, что это всплеск национального самосознания, и касается он не только Украины, но и той же России. Эта проблема будет и дальше заявлять о себе и давать знать», — сказал Каражанов о происходящем на Украине.

В свою очередь ведущий эксперт Центра военно-стратегических исследований Андрей Хан считает, что выход народа на Майдан является экстремизмом. «Но тот факт, что Беркут начинает подавлять, когда происходит применение мер, которые выходят из-под контроля, это форма государственного терроризма в отношении своих же граждан. Это имеет место во многих странах мира, в тех же США в отношении граждан других государств и т.д. Второй момент, к терроризму мы начинаем относиться с двойственной позиции. Это двойной стандарт – для одних это сепаратизм, для других – национально-освободительное движение. Для одних терроризм, для других – сепаратизм. Однако на двойной стандарт имеют право только сильные мира сего –государства, которые мы чаще всего называем империями. Мы, более слабые государства, не можем идти на этот двойной стандарт. Поэтому сейчас в мировом сообществе этот вопрос о двойном стандарте стоит очень остро – здесь надо ‎быть предельно острожными в любом своем высказывании», — заявил эксперт.

Источник: Курсив