Чем едина Евразия: экономикой, культурой или общим страхом?

06.04.2016

Вопрос этот, оказывается, далеко не праздный, в том числе и для экспертов

«Общее географическое пространство» — это еще не общая судьба. А для того, чтобы эта судьба действительно стала объединяющей, необходимо нам, наверное, приложить еще немало усилий.

Чем едина Евразия: экономикой, культурой или общим страхом?

«Славянский базар» — единственный массовый фестиваль, объединяющий народы Евразии

Не экономикой единой

Казахстанский фонд с характерным названием «Мир Евразии», для которого сама евразийская тематика является целевой, то есть главной, на днях собрал политологов, журналистов и культурологов, чтобы обсудить животрепещущую тему: как обстоят сегодня дела в таких «евразийских» сферах взаимодействия, как культура и искусство, наука и образование, НПО и СМИ, обмен специалистами, издательские, музейные, библиотечные и архивные дела, здравоохранение, спорт и туризм, сетевые коммуникации?

Руководитель фонда политолог Эдуард Полетаев в своем вступительном выступлении отметил: «Данная тема обсуждения касается всего того, что не подпадает под общее определение «экономическое и политическое сотрудничество». Актуализация общекультурных ценностей необходима при существующей практике навязывания «достижений» западной потребительской цивилизации (приоритет материального над духовным, идеи «плавильного котла», «мультикультурализма»). На смену односторонней трансляции ценностей техногенной цивилизации должен прийти диалог культур, предполагающий равноправное партнерство и уважение к традициям».

Но что должен предусматривать этот пресловутый диалог? Ведь культурное разнообразие, уважение к чужому языку, культуре практикуются на евразийском пространстве достаточно давно. Даже формат советского проекта, который существовал на протяжении 70 лет, несмотря на значительную идеологическую составляющую, попытку создать так называемого советского человека, тем не менее, предусматривал культурное, национальное разнообразие.

Сегодня же мы видим, что дискуссии об интеграции чаще носят исключительно экономический и политический характер. В культурном же плане все выливается в разовые мероприятия, может быть, в системные проекты, но без серьезной составляющей на перспективу — это какие-то форумы, визиты различных делегаций, песенные фестивали, выставки.

Но, несмотря на это разнообразие, какого-то единого, целостного восприятия общей культурной политики евразийского пространства не проявляется. Культурное сотрудничество воспринимается как вторичное после экономического и политического. А так наверняка быть не должно.

«Жмемся мы друг к другу»

Да, Евразийский экономический союз изначально создавался как организация, которая должна была наладить торгово-экономические связи, культурные не ставились в приоритет.

В то же время можно обозначить несколько факторов, которые обуславливают целесообразность культурно-гуманитарного сотрудничества. Первый: семь регионов Казахстана граничат с 11 регионами России. Здесь наблюдается большое взаимовлияние как Казахстана на Россию, так и России на Казахстан в этносоциальном разрезе.

Второй фактор: казахстанско-российская граница — самая протяженная непрерывная граница в мире — более 7,5 тысячи километров, которая также обуславливает тесное сотрудничество. У нас взаимодополняемые экономики, экономические связи растут, и люди не перестали тесно общаться, дружить семьями.

Третий фактор: один из актуальных моментов — это трудовая миграция. С одной стороны, тяжело привязать трудовую миграцию к культурному сотрудничеству. Но, с другой — мы видим, что миграция порождает феноменальные процессы, становится одним из важнейших факторов евразийской интеграции, порождает уникальную диаспоральную культуру в российских регионах.

Но, как говорили эксперты, многое из того, что делается в сфере культурного взаимодействия, носит разовый, эпизодический характер. Хотя уже настало время для налаживания культурно-гуманитарного взаимодействия между НПО и СМИ стран ЕАЭС. Прецеденты, конечно, есть, но их явно недостаточно.

Но прежде чем эти прецеденты создавать, неплохо бы уточнить некоторые положения. Такого мнения придерживается Андрей Хан, главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований: «Где здесь Евразия? Когда мы таким образом рассматриваем вопрос, то предполагаем, что должна быть некая Евразия, которая исторически сложилась, в которой находятся и базируются общий уклад, общие ценности и контакты. Это все нужно четко сформулировать в виде базовой теории. Мы жмемся друг к другу, потому что у нас есть коллективная безопасность, общий страх. Люди держатся рядом не из лучших побуждений, а из-за памяти своего экономического и политического «тела», которое нам досталось от Советского Союза. Я вот общаюсь с младшим поколением — даже они, практически ничего не зная и не помня об СССР, ощущают эту память».

Политолог Андрей Чеботарев задался вопросом: если говорить о формировании евразийской мировоззренческой парадигмы, то надо, прежде всего, уточнить: «С какой целью?».

«Если это основа для недопущения разъединения, которое идет все больше и больше в странах постсоветского пространства, за исключением стран Прибалтики, которые уже давно в Европе, то это одна цель. Если мы говорим, что должна быть гуманитарная подпорка для евразийского экономического сотрудничества, то это уже совсем другая цель», — пояснил эксперт.

Понятно, считает Андрей Евгеньевич, что объединить Европу и Азию с их разными культурами, религиями и ценностями невозможно. Хотя наш президент постоянно говорит о такой необходимости. В прошлом году он говорил, что надо идти дальше ЕАЭС и формировать объединенное культурное евразийское пространство. Это глобальные цели, но реализация их оставляет желать лучшего. А лучшее — это, прежде всего, хорошая теоретическая база и, главное, все та же политическая воля руководства наших стран.

Почему нет телеканала «Евразия-ньюс»?

Как никогда сегодня актуальна общая информационная политика, если таковую вообще возможно на нашем общем экономическом и культурном пространстве сформировать. Приводим мнение политолога Антона Морозова: «Задача по формированию мировоззренческой парадигмы единого евразийского сознания упирается в одну дилемму. С одной стороны, обойтись без единого информационного пространства сложно, практически невозможно. С другой — защита собственного информационного пространства тоже никаких сомнений не вызывает. И пока эта дилемма не будет разрешена, ставить такую задачу в практическом плане несколько преждевременно. Ее можно, конечно, обсуждать, можно дискутировать, но предлагать что-то конкретное пока рановато. Надо отдавать себе отчет в том, что это задача глобальной сложности. На мой взгляд, это гораздо сложнее, чем построить экономический союз. Экономику можно измерить: есть показатели оборота, взаимной торговли и т.д. А как измерить отношение друг к другу?»

«Ни в одном государстве ЕАЭС нет задачи по формированию какой-то общей парадигмы, — считает Мадина Нургалиева, руководитель представительства Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК в Алматы. — Это, скорее, культурный обмен, максимум можно говорить о культурной интеграции. Причем сама культурная интеграция воспринимается по-разному. Три года шел проект «Векторы культурной интеграции», инициированный Казахстаном, я имела возможность принять в нем участие и ознакомиться с результатами. Так вот наши казахстанские эксперты считают, что культурная интеграция — это роль государственной политики. А вот любые другие, неказахстанские, эксперты полагают, что это как раз таки взаимодействие, взаимообмен, человеческие, творческие взаимоотношения интеллигенции».

«Надо понимать, что мы никуда не откатились — ни назад, ни вперед. Мы такие, какие есть, — сказал в своем выступлении Замир Каражанов, политолог, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge. — То, что у нас есть своя культура, вовсе не означает, что евразийский процесс остановится. Мне кажется, культурное многообразие и будет составлять основу для интеграции наших стран, для того чтобы в будущем мы бесконфликтно развивались. Это, по сути, обмен культурными ценностями».

Придется еще долго и разнообразно объединяться

Прозвучали в ходе дискуссии и конкретные предложения.

Создавать дискуссионные площадки и прочие «линейки» общения — да, безусловно, надо, согласились участники. Но это то, чем наши бюрократии давно и успешно занимаются. Какие-то гастроли, года культуры, культурный обмен. Все это работает, но недостаточно эффективно, это превратилось, по большей части, в формальную работу. Понятно, что общая экономика это все и сделает. Но хотелось бы обратить внимание на гражданскую дипломатию.

Это неформальные контакты, родственные связи, миграция, соцсети, бизнес-общение. Когда все это будет взаимодействовать: и усилия государств, и личное общение между людьми, будут дополнять экономический базис, тогда, возможно, проблема сама собой будет регулироваться.

Кроме того, сегодня необходимо усиливать взаимосвязи в области преподавания. Может, необязательно гармонизировать образовательные программы — мы еще к этому придем, это долгий процесс, но, во всяком случае, можно вводить такие курсы, как «Формирование ЕАЭС», «Евразийская интеграция».

Вот это, по мнению Галии Мовкебаевой, профессора кафедры международных отношений и мировой экономики факультета международных отношений КазНУ имени аль-Фараби, помогло бы интеграционному строительству в области науки и образования.

Признание дипломов также очень важно, об этом тоже неоднократно говорили. И, конечно же, нужно создавать общее евразийское информационное поле. Действительно, тех каналов, которые существуют, недостаточно. Прозвучало предложение сформировать массовую площадку межкультурной коммуникации «Евразийский диалог». Кроме того, по примеру Евразийского национального университета в Астане можно было бы создать такие же университеты в столицах государств нашего союза, основать кафедры евразийской интеграции.

У евразийской идентичности базиса и истории ничуть не меньше, чем у создающейся общеевропейской идентичности, сошлись участники дискуссии. Культурное разнообразие, уважение к чужому языку, традициям, практикуются на евразийском пространстве достаточно давно. У нас не было модели плавильного котла, все равно оставались приоритеты за национальными языками, наукой, культурой и т.д. А феномен евразийства в том, что народы строят свои отношения на принципах толерантности.

Эти принципы можно в полной мере отнести и к признакам ментальности казахстанского общества. Не случайно 1 мая — День единства народа Казахстана — является одним из государственных праздников.

Источник: МК в Казахстане