Что получат казахстанцы от ЕАЭС? — политолог Эдуард Полетаев

23.01.2015

В рамках экспертного обсуждения «Казахстанская политика 2015: тренды и сценарии» Эдуард Полетаев, рассказал, чего стоит ожидать от созданного в этом году Евразийского экономического союза, и какими вопросами следует задаться гражданам стран-участниц.

«Все мы знаем, что старт работы нового Интеграционного объединения пришелся на достаточно непростой период в экономической жизни – это и падение российской валюты, взаимные санкции между Европейским союзом и Российской Федерацией, это падение цен на нефть, режим экономии, который включился фактически во всех государствах ЕАЭС. Тем не менее, определенные коррективы в экономической жизни наших государств работа ЕАЭС, безусловно, внесла и еще будет вносить. Мы понимаем, что идеология Евразийского экономического союза во многом аналогична тем идеям, которые когда-то легли в основу Европейского союза. Это знаменитые четыре свободы: свободы движения товаров, услуг, рабочей силы и капиталов. И приближение к этим свободам началась не первого января 2015 года, а гораздо раньше, с создания Таможенного союза, затем единого экономического пространства. Но говорить о том, что эти свободы будут реализованы в ближайшее время, конечно же, достаточно рано.

Чтобы проанализировать тренды развития ЕАЭС, стоит взять два важных источника. Первый – это заявление президента Белоруссии, страны, которая председательствует в ЕАЭС, о том, что будет происходить в 2015 году. Второй источник — заседание Высшего экономического совета, состоявшееся в декабре в Москве, где тренды развития ЕАЭС были указаны уже на 10 лет вперед, до 2025 года. Если Лукашенко говорил о том, что председательство Белоруссии будет направлено на дальнейшее укрепление добрососедства, развитие экономического сотрудничества и содействие тем самым четырем свободам – то есть достаточно общего характера предложения, то случившееся в Москве все-таки более конкретно определило развитие трендов ЕАЭС. Во-первых, это вступление Кыргызстана, пятой страны, в мае 2015 года. Это формирование общего рынка фармацевтики и медицинской техники в 2016 году. Это в 2019 году рынок электроэнергии, и в 2025 году рынок нефти и газа. В том же году финансовый регулятор должен начать работу в городе Алматы. Интересно отметить, что, когда распределяли, скажем так, управляющие структуры, то распределили по трем столицам бывших союзных республик – тот же финансовый регулятор отдали в Алматы, суд – в Минск, управляющий орган – в Москве. Но пока еще не понятно, получит ли что-нибудь Армения или Кыргызстан в новом экономическом объединении.

Надо признать, что договор и его подготовка – процедура достаточно сложная. Около 700 экспертов из трех стран участвовали в подготовке документов, более 200 национальных законодательных актов было проработано. И, естественно, главной задачей 2015-го года, на мой взгляд, для ЕАЭС – это стимулирование общества и бизнеса. Потому что та система интеграционных взаимоотношений, которая существовала до 2015 года, будет сильно изменена. В частности, сам формат СНГ потерпит достаточно серьезные изменения и останется в тени Евразийского экономического союза. Кроме того, сейчас анализируются варианты возможного сближения, и об этом уже с высоких трибун говорится, ЕАЭС и ЕС. Даже Ангела Меркель говорила о возможном сотрудничестве. То есть та конфигурация, которая выставляется в географическом смысле от Лиссабона до Владивостока, будет, на мой взгляд, очень часто актуализироваться.

Еще один тренд, который, мне кажется, будет важным, — интеграционная схема и развитие проекта может выйти за рамки привычного круга стран СНГ и бывшего Советского Союза. Посол Туниса в Москве недавно заявлял о желании его страны вступить в Таможенный союз. Понятное дело, что это иногда кажется несколько фантастическим решением, но тот же интерес Турции, Вьетнама, Индии и ряда других стран к созданию зон свободной торговли со странами ТС подтверждает, что вероятность такого развития есть. Кроме того, накапливается определенного рода интеллектуальный ресурс для развития евразийского проекта, появляются различные организации медийного и аналитического характера, которые пытаются осмыслить возможности и перспективы интеграционного проекта.

Безусловно, с 1 января 2015 года мы не проснулись ни в каких новых государствах и в новых реальностях. Все осталось по-прежнему, а поскольку интеграционный процесс будет испытывать определенные сложности. Это процесс, который нуждается и будет находиться в постоянном развитии. И это развитие будет идти достаточно продолжительный период. То есть, пока наметили план развития и программу действий до 2025 года. И, в принципе, будут определенные сложности. Для начала, ЕАЭС, как субъект международного права, нужно зарегистрировать в ООН, что сейчас и происходит. Во-вторых, намечено, что ЕАЭС будет работать по правилам ВТО. С другой стороны, далеко не все государства, в него входящие, находятся в ВТО помимо России и Армении. И Кыргызстан, когда вступит. Надо признать, что даже в самом договоре ЕАЭС есть допуски о том, что страны в одностороннем порядке, если есть угроза их безопасности, могут определенные защитные меры применять, что часто будет интерпритироваться как недостаточный успех в работе Евразийского экономического союза. Всем известно, к примеру, недавнее заявление Центрабанка России о том, что некоторые недобросовестные бизнесмены выводят деньги в Казахстанский банк, где условия для ведения бизнеса гораздо лучше. Кроме того, после начала работы взаимных санкций между Россией и ЕС, у России стали появляться проблемы с Белоруссией, через которую были публично озвучены несколько вариантов в сфере импорта из Украины или Европы. То есть, сама по себе работа ЕАЭС все равно будет испытывать определенные трудности. В частности, очень проблематичным является создание единого рынка газа, нефти и нефтепродуктов, который планируется сделать к 2025 году, потому что и Казахстан и Россия как нефтедобывающие государства не особо заинтересованы в либерализации торговли этими ресурсами. И мы понимаем, что и часть достаточно обеспеченных людей стоит за этими ресурсами. Вполне возможно, что противоречия в этой сфере будут урегулироваться какими-то отдельными соглашениями, как это уже урегулировалось между Россией и Белоруссией.

Заканчивая свое выступление, хочу сказать, что, на мой взгляд, одна из важных проблем развития ЕАЭС состоит в том, что нужно все-таки больше внимания уделять проблематике человеческого капитала. Те интеграционные процессы, которые происходят сейчас, очень часто не акцентируют внимание на том, что получит простой человек от реализации этих самых четырех свобод. Хотя ситуация начинает в некоторой степени меняться, но Казахстан, как относительно самодостаточное государство, в частности, не столь явно видит преимущества нахождения своих трудовых мигрантов в Российской федерации, где им будут платить 15%, а не 30, поскольку наших мигрантов в России достаточно мало. Такие преимущества отчетливо видят, например, жители Армении, поскольку те суммы, которые перечисляются трудовыми мигрантами из России в Армению, фактически равны годовому ВВП страны. Поэтому для каждого жителя каждой из стран преимущества интеграции несколько отличаются. И нам, естественно, нужно акцентировать на том, что получат конкретно казахстанцы от этого интеграционного объединения».

Источник: медиапортал «Радиoточка»