Coca-Cola с маркой «Буратино» или особенности региональной интеграции

04.10.2013

Информационное сопровождение интеграционных процессов между Казахстаном и Россией не имеет ничего общего с реальностью, убеждены эксперты. Именно о реалиях казахстанско-российских отношений и рассуждали на днях в Алматы участники экспертного заседания клуба «Мир Евразии».

Экс-дипломат Казыбек Бейсебаев открыл заседание, решительно заявив, что евразийская интеграция обществом воспринимается как «неизбежная данность». И в качестве первого аргумента в поддержку собственной позиции спикер озвучил известную всем поговорку, а именно «молчание – знак согласия». Он обратил внимание на то, что с момента провозглашения курса на сближение с Россией «не было никаких публичных выступлений и акций против интеграции».

Интересно, что к народной мудрости Бейсебаев прибегнул не единожды, пытаясь объяснить отношение населения к нынешним интеграционным процессам между Россией и Казахстаном. По его мнению, общество, смирившись с тем, что какой-то части суверенитета все-таки придется лишиться, фактически выбрало из трех зол наименьшее и предпочло тесному сотрудничеству с Китаем или «исламизирующимся югом» соседнюю Россию.

Журналист Сергей Домнин риторическими приемами не увлекался, зато разложил по полочкам экономические взаимоотношения между странами. Так, например, ему пришлось констатировать «классический процесс скатывания страны в третий мир» — экспорт минеральной продукции с 2009 года демонстрирует уверенную тенденцию к росту, импорт машин и оборудования также увеличивается. Тем не менее, чуть позже он заметил, что «несырьевой казахстанский экспорт все-таки в рост пошел», имея в виду отечественные аккумуляторы и трансформаторы.

Незначительные успехи экономического порядка, тем не менее, не оказывают значительного влияния на общественное мнение. В обществе, отмечает Домнин, «складывается все более негативный ее (интеграции – V) образ». При этом некоторое недоумение у него вызывает тот факт, что националистическая риторика в контексте деятельности Таможенного союза в большей степени присуща политикам, нежели представителям казахстанского бизнес-сообщества – «как мне кажется, это самый националистически настроенный сегмент», заявил журналист.

С такой точкой зрения согласился аналитик Ассоциации приграничного сотрудничества Марат Шибутов, уточнив, что против интеграции в настоящее время настроена «часть малого и среднего бизнеса, импортирующего товары» и «те, кто занят обслуживанием потребительского и финансового сектора». Однако тут же оговорился, что для представителей малого и среднего бизнеса некоторая выгода от интеграции все же есть – мы «берем вверх в нелегальном сегменте», что в материальном выражении составило уже порядка 10 млрд. долларов США. Кроме этого, Шибутов отметил, что «завязанная на экспортном бизнесе» казахстанская элита «свое от российской интеграции уже получила».

Основываясь на всем вышесказанном, эксперт сделал вывод о том, что «медийная активность, противодействие интеграции – это такая пеночка на глубоком пруду, где идут совсем другие процессы, которые с медийным содержанием не бьются абсолютно». Таким образом, по его мнению, «стихийная интеграция приграничных регионов, трудовых рынков, социальных услуг» между двумя странами со временем будет только нарастать.

О границах этой стихийности упомянул в своем выступлении журналист Ярослав Разумов. Он убежден, что «на нашем этапе информированности» делать какие-то выводы по этому поводу не представляется возможным. При этом наибольшая неопределенность, по его словам, связана с развитием политической ситуации в обеих странах. «Если вдруг Путин уйдет, ослаблена будет и интеграция. А если он еще уйдет и будет сменен другими людьми, то тут вообще вопрос», — заявил Разумов.

Шибутов с таким выводом не согласился, выразив уверенность в том, что «даже если придут к власти националисты и изоляционисты, дальше они не будут двигаться, но от этого уже не отойдут – это государственные интересы».

Далее дискуссия вокруг политических интересов элит обеих стран с подачи политолога Андрея Чеботарева плавно перешла к вопросу о том, «зачем России Казахстан и зачем Казахстану Россия». Ответ не заставил себя долго ждать – для Казахстана Россия стала «воротами в Европу», а Казахстан для России – «воротами в Центральную Азию и на Восток». Однако несмотря на обоюдную заинтересованность двух стран друг в друге уже через минуту Чеботарев говорил о проблемах, имеющихся во взаимоотношения двух стран.

В первую очередь политолог обратил внимание на проблему Байконура, тут же заявив, что «это все-таки искусственно поднятая тема». «С этой точки зрения, может, надо отдать должное казахстанской дипломатии, потому что возможно, что тем самым Казахстан создал прецедент для переговоров по другим проблемным вопросам, в том числе и по евразийской интеграции», — неожиданно заключил Чеботарев.

Политолог Дулатбек Кыдырбекулы также обратил внимание на проблемы двустороннего характера, а в частности, на «фактор коррупции». Однако долго распространяться на эту тему эксперт не стал, заявив, что в России, к примеру, «понимают, что таможенный союз работает только декларативно». Примером же совсем не декларативного сотрудничества, по его мнению, является вопрос об экстрадиции, который позволяет сделать вывод о том, что «в плане криминального сотрудничества все идет успешно».

По мнению же журналиста Ботагоз Сейдахметовой, проблемы двусторонних отношений кроются совершенно в иной плоскости – «У России и Казахстана много общего – а мы все закомплексованы ужасно. Мы до сих пор не воспринимаем себя как отдельную, гордую единицу». Она уверена, что Казахстану необходимо как можно скорее «выйти из этого состояния», перестав как закомплексованное дитя равняться на человека постарше или пытаться интуитивно противостоять ему.

Журналист Замир Каражанов поспешил согласиться со своей коллегой, заявив, что ментально народы Казахстана и России довольно близки друг другу – «плюс ко всему нас объединяет инфраструктура», — расплывчато пояснил он. Кроме этого, эксперт решил высказаться относительно будущего процесса передачи власти в Казахстане. В этой связи он отметил, что «что бы ни произошло, для Казахстана очень важно соблюдать баланс во внешней политике». «Наращивание российского фактора» может привести к резко негативным последствиям для функционирования Таможенного союза, спровоцировав рост протестных настроений в России, отметил он.

По-своему видит ситуацию с будущей сменой лидеров обеих стран политолог Антон Морозов. «На мой взгляд, абсолютно не факт, что наши общие границы, вопросы безопасности – они обеспечат непрерывность и такие же темпы интеграции», — скептически высказывается эксперт. Более того, он обращает внимание на то, что в рамках Таможенного союза напрочь отсутствует понимание необходимости информационной поддержки интеграционных процессов. В результате, «отсутствует вообще какая-либо системная информационная работа, она хаотична», говорит Морозов.

Журналист Владислав Юрицын зафиксировал еще одну линию разлома в отношениях между странами. Констатировав существование так называемых «ностальгических кодов по советской эпохе», фундаментальной проблемой на пути сближения Казахстана и России он назвал «отсутствие сформулированной базовой идеи евразийства». На основании всего вышесказанного журналисту не оставалось ничего иного, кроме как поддержать мнение большинства и в очередной раз отметить, что интеграционные процессы идут «самотеком».

Политолог Эдуард Полетаев наличия своеобразной ностальгии по Советскому Союзу отрицать не стал, и даже сообщил, что Казахстан – единственная в мире страна, где завод Coca-Cola все еще производит лимонад «Буратино». Однако более важным в его заключительном выступлении стало другое. Предоставив возможность аудитории делать собственные выводы, он напомнил о саммите АТР во Владивостоке: «Денег только на один мост, который строили на острове Русский, выделено больше, чем на потуги, которые связаны со строительством Таможенного союза и евразийского пространства». А потом многозначительно добавил: «И строили этот мост киргизы и таджики».

Маргарита Бочарова,
Аналитический Интернет-журнал Vласть.