Дайте нам точку опоры, или Какую нишу Казахстан займет в ЕАЭС

30.03.2015

Для того чтобы снизить сырьевую зависимость, выпускать конкурентоспособную готовую продукцию и уверенно шагать в заветную тридцатку самых развитых стран, Казахстану необходим текстильно-нефтегазохимический кластер. Интеграция нескольких отраслей позволит производить десятки видов продукции, востребованной и в республике, и за ее пределами, отметил доктор экономических наук Олег Егоров в ходе очередного заседания экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Логика развития ЕАЭС: рост импортозамещения, экспорта и конкурентоспособности».
Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в своем выступлении «Современное государство для всех: Пять институциональных реформ» сказал, что в скором времени за счет диверсификации экономики должно появиться три-четыре новых казахстанских продукта, востребованных на мировом рынке. При этом он подчеркнул, что благодаря интеграционной политике сформированы «важнейшие инструменты для расширения вовлеченности нашей экономики в мировые хозяйственные связи». То есть у предприятий благодаря вхождению Казахстана в ЕАЭС появились новые возможности для сотрудничества.
— Пока, к сожалению, многие отечественные производители не выдерживают конкуренцию с иностранными даже на внутреннем рынке, – констатировал руководитель политолог Эдуард Полетаев. – Многие виды продукции почти на 100% формируются за счет импорта. В их числе – электроника, шины для автомобилей и сельскохозяйственных машин, моющие средства. К слову, в советское время существовало два мощных производства – Шымкентский шинный завод и Шахтинский завод моющих средств, однако, попытки их реанимации так ни к чему и не привели. В целом экономический рост, во многом базирующийся на внешних факторах (так как большая часть экспорта страны приходится на минеральные продукты), требует восстановления и создания новых производств, наращивания их потенциала не только для замены импорта, но и последующей диверсификации экспорта.
При этом политолог добавил, что в Казахстане уже есть хорошие примеры импортозамещения. Например, уральская компания «Кублей» – лидер отечественного рынка мясных консервов, ее ассортимент превышает сотню наименований. Не менее важно то, что консервы из Уральска востребованы в других странах, о чем свидетельствуют не только заявления самих производителей, но и тот факт, что прайс на продукцию на сайте компании выставлен в российских рублях. Кстати, благодаря Таможенному союзу во многих городах России сегодня можно купить продукты из Казахстана. Работают и соответствующие интернет-магазины, например, kazakhprodukt.ru, baursakmsk.com. Однако данные бизнес-проекты созданы российскими предпринимателями, а казахстанцы, увы, не столь активно продвигают на рынке РФ отечественные товары.
— Поскольку мы работаем напрямую с предприятиями, могу сказать, что у нас экспортеров мало, но они крепкие, – в свою очередь отметила советник председателя правления национального агентства по экспорту и инвестициям Kaznex Invest Сауле Ахметова. – Когда мы начинали работать, в 2008 году, экспорт носил случайный, дискретный характер – год есть, год нет. Сейчас ситуация более-менее выровнялась, и уже выкристаллизовывается группа постоянных экспортеров. Продуктов с высокой добавленной стоимостью среди экспортируемых товаров мало. Однако те навыки, что приобрели эти предприятия, позволяют им сегодня конкурировать не только с россиянами, но даже с западными компаниями. Например, есть казахстанские предприятия, которые поставляют зимнюю одежду в Швейцарию, кожаные сумки – в Италию.
Но надо признать, что швейное производство в Казахстане находится не в лучшем состоянии. По крайней мере, сами казахстанцы одеты в основном в китайское, турецкое, кыргызское. Между тем главный научный сотрудник отдела проблем развития реального сектора экономики Института экономики Министерства образования и науки РК, доктор экономических наук Олег Егоров убежден, что у этой отрасли есть перспективы. Правда, с одной оговоркой: если текстильную отрасль объединить с нефтехимической.
— Сегодня везде звучит: «Хлопковый кластер». Что это за кластер? Вырастил хлопок, отправил его на переработку – там сделали вату, и все? Кластер должен быть многопрофильным. Вот если мы заговорим о текстильно-нефтехимическом кластере, то это будет дельное предложение, – подчеркнул Егоров.
Если изложить упрощенно и кратко, то нефтегазохимия позволяет получать из углеводородов различные вещества, которые затем используются в изготовлении широчайшей линейки продуктов – от стеклянных бутылок и различных пластмасс до водопроводных труб и красителей. Если же к нефтегазохимическому кластеру добавить текстильный, то можно выпускать многие виды синтетических волокон, например, всем известный капрон. И это десятки видов продукции: начиная с различных видов одежды, заканчивая коврами и брезентовой тканью.
— Кто знает, может это и есть наш конек в последующем развитии экспортного потенциала? – продолжил представитель Института экономики. – Весь мир сегодня именно здесь видит точку опоры для национальной экономики, для того чтобы создать нормальный бизнес на десятках видов продукции. Мы направляем подобные предложения в разные инстанции, но они никого не интересуют. Всем интересна только добыча и продажа нефти. Строим нефтегазохимический комплекс в Карабатане с 2005 года, и за 10 лет выше нулевого цикла не поднялись.
В ходе заседания экспертного клуба представитель нацагентства по экспорту Сауле Ахметова привела результаты российского исследования экономических преимуществ евразийской тройки – Казахстана, России и Беларуси. Главным преимуществом ученые вполне ожидаемо назвали сырье. При этом у Казахстана данное преимущество выше, чем у России. Однако по нефтепереработке на первом месте стоит Беларусь, а вовсе не Россия или Казахстан. Между тем Россия выпускает бензин стандарта Евро-5, а в Казахстане пока производится только Евро-2. Что же касается нефтехимии, то в России дела в этой отрасли обстоят лучше, но и там говорят о необходимости развития данной сферы.
— На сайте ЕАЭС размещен проект документа «Основные направления промышленного сотрудничества», – продолжил тему кандидат политических наук Антон Морозов. – Условно отрасли стран ЕАЭС можно поделить на успешные и неуспешные. Вот, что у нас успешное: транспорт, оборудование, резина и пластмассы, деревообработка, продукция металлургического производства, целлюлозно-бумажные товары и пищевые продукты. Причем, в таких сферах, как резина и пластмассы, деревообработка, металлургическая продукция, тренд идет на снижение – падает доля этих товаров на общем рынке. В крайне негативном состоянии находятся такие сферы, как кожевенное и обувное производство, фармацевтика, текстильное, швейное производство, электрика, электроника и оптика, станки, оборудование, химическое производство. Можно заметить, что в нетехнологических отраслях все более-менее нормально. Отрасли же, где требуются технологии и научно-технические разработки, значительно отстают. Тут два варианта: либо нужна мощная антикризисная политика, либо нужно сосредоточиться на тех отраслях, где национальные производители уже занимают прочные позиции.
Перспективной сферой, по мнению политолога, могли бы стать производства с использованием редкоземельных металлов. А они, как известно, необходимы для создания различных электронных приборов и устройств. Редкоземельных металлов в ЕАЭС, и не в последнюю очередь в Казахстане, достаточно. Однако в странах экономического союза прорывных проектов по изготовлению каких-либо ноу-хау, которые были бы востребованы на внутреннем и внешних рынках, пока мало.
— В рамках ЕАЭС сейчас определяются перспективы промышленного сотрудничества, потому что все страны хотят отойти от сырьевой зависимости. И обсуждается вопрос встраивания в региональные, мировые цепочки производства. Для этого не нужно идти в первую попавшуюся цепочку. Нужно точечно определить ниши, в которые мы можем встроиться как регион. Это процесс очень сложный, потому что у государств ЕАЭС схожие экономики, и некоторые отрасли не дополняют друг друга, а конкурируют между собой, – заметила Сауле Ахметова.
— Нужно искать даже не ниши, а возможности – у нас их всего две. Либо мы должны делать ставку на человеческий капитал, что я считаю правильным, но достаточно сложным. Либо второе – это нефтегазохимический комплекс со всеми кластерными приложениями, – поддержал представителя Института экономики ведущий эксперт Центра военно-стратегических исследований Андрей Хан. – Мы здесь добываем нефть, и у нас конечный продукт будет дешевле, чем в той же Корее, которая выпускает полистирол, покупая нефть или у нас, или в Эмиратах. Мы сможем продавать этот полистирол на разных рынках. Так что нужно всем хорошо задуматься, потому что перспективы, действительно, есть.
И с этим трудно не согласиться: есть и перспективы, есть и сложности. Главное же в том, чтобы использовать возможности, которые предоставляет ЕАЭС. А они хорошо известны: потребительский рынок свыше 175 млн человек, отсутствие таможенных барьеров, свобода передвижения капитала, трудовых ресурсов, товаров и услуг.
Юлия Майская

Источник: Информационно-аналитический центр