Дорога без конца

11.12.2013

Действительно ли Европе нужна Центральная Азия? Или этот регион для европейцев представляется глубокой периферией? Судя по официальным документам, европейские цели амбициозные, вот только выделяемые средства представляются весьма скромными. И результативные перспективы у европейской игры в Центральной Азии достаточно туманны. Впрочем, Западная Европа готова и в дальнейшем вкладывать определенные суммы в регион.
На состоявшемся заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Что нужно Европе в Центральной Азии?» политологи обсудили результаты Стратегии ЕС в Центральной Азии на 2007-2013 гг., чья работа завершается в нынешнем году. Главными направлениями стратегии были защита прав человека, демократизация, инвестиции в образование, содействие экономическому развитию, укрепление энергетических и транспортных каналов, устойчивость в области окружающей среды и борьба с общими угрозами и проблемами.
Ряд экспертов, признавая некоторые успехи европейской стратегии, все же больше акцентировали внимание на то, что пока результаты европейской стратегии в регионе не блещут оптимизмом.
«Цели ЕС были определены с самого начала, но отсутствовали инструменты достижения, – сказала директор Европейского информационного центра Куралай Байзакова. – Цели были амбициозные, а средства весьма скромными. И эта ситуация находила выражение в том, что активность ЕС была больше направлена на регионы вблизи его границ. Ситуация начала меняться в 2000-х годах после начала операции в Афганистане. Евросоюз понял, что фактически утратил всю ту геополитическую инициативу, которую он начал набирать во второй половине 1990-х годов».
Стратегия, как считает эксперт, по сути, не более чем декларация о намерениях, однако документ несет в себе большое политическое значение, как отражение повышенного интереса ЕС к региону.
По мнению Наргис Касеновой, директор Центра центрально-азиатских исследований, цели, которые были поставлены в стратегии, остаются актуальными. «Безопасность в центральноазиатском регионе, в отличие от США, влияет на европейскую безопасность. Если регион дестабилизируется, это отразится на Европе. Мы на одном пространстве, на одном континенте», – сказала она.
О вопросах безопасности говорил и политолог Антон Морозов. «Страны Центральной Азии вполне серьезно рассматриваются как буфер от экстремизма, исламского радикализма. Серьезные деньги вложены в Узбекистан – особенно после андижанских событий, в правоохранительную сферу».
«Стратегия, про которую сегодня много говорилось критического, появилась как раз в тот момент, когда все было более или менее понятно. То есть когда НАТО серьезно закрепилось в Афганистане, и не было даже речи о том, что организация в ближайшие десятилетия оттуда выйдет», – рассказал эксперт Института мировой экономики и политики Евгений Пастухов. В то время казалось, по мере реализации стратегии, что Европа немного теряет интерес к региону. То есть Европа действовала в векторе американской политики. Поэтому ЕС после Америки неофициально признал интересы России в Центральной Азии. Но все изменилось. «Геополитическая борьба вокруг Центральной Азии не утихла, а начинается в новой фазе, и возможно сейчас как раз идет фаза обострения, – считает политолог. – Подтверждение этому можно найти в многочисленных научных работах, которые появились в 2011-2013 годах».
Главный научный сотрудник КИСИ Санат Кушкумбаев отметил, что растущий интерес ЕС к Центральной Азии оправдан, так как это близлежащий регион, также, как Средиземноморье, Северная Африка, Восточное Средиземноморье. «То есть идет целенаправленное постепенное выстраивание поясов безопасности, имеются ожидания более предсказуемых шагов от этих стран., – сказал он. – Поэтому стратегия «Восточного партнерства» будет рассчитана на долгосрочную перспективу».
Главное, чтобы финансы не спели романсы. «Честно говоря, потраченные на реализацию стратегии ЕС в Центральной Азии более 700 млн. евро – сумма не такая уж и большая, если учитывать срок, на который она рассчитывалась, – 7 лет», – подчеркнул политолог Замир Каражанов.
Впрочем, политика Евросоюза в отношении региона ориентируется на дальнейшее проникновение. Согласно недавно сказанным словам еврокомиссара по развитию Андриса Пиебалгса, Евросоюз готов выделить около 1 млрд евро в период 2014 – 2020 гг. на поддержку мер для укрепления безопасности, развития демократии и верховенства права. Вопрос в том, какие выводы сделает ЕС по результатам стратегии, и насколько эффективно будут распределены новые деньги. Ведь среди слабостей стратегии эксперты не раз называли отсутствие механизмов отчетности и конкретных обязательств.

Сергей Михайличенко

Источник: Nomad