Эхо войны «стреляет» по детям, — С.Михайличенко

05.05.2015

История переживается заново. Сражения продолжаются, но теперь уже на идеологических фронтах. Тенденции и риски пересмотра итогов Великой Отечественной войны на днях обсудили казахстанские эксперты.

70-летие Победы — это одна из четырех дат, которые будут торжественно отмечаться в Казахстане. Для большинства жителей республики 9 мая — священный праздник. Однако трепетное отношение к этой дате, да и в целом к истории и итогам Великой Отечественной войны сохранилось не во всех странах постсоветского пространства, констатировали участники заседания экспертного клуба «Мир Евразии». К сожалению, и в Казахстане появились адепты альтернативной истории.

— Данная тема переходит в сферу идеологической войны. Многим историческим событиям начинают давать политическую оценку. Не случайно в апреле главы министерств иностранных дел стран ОДКБ в связи с приближающимся празднованием Дня Победы приняли заявление о недопустимости искажения, пересмотра итогов войны, — отметил политолог Эдуард Полетаев.

Идеологическое противостояние проявляется по-разному: от замалчивания одних фактов и преувеличения значимости других до прямых фальсификаций и борьбы с символикой. Так, политолог напомнил, что георгиевская лента стала символом воинской славы и благодарности потомков ровно 10 лет назад, в год 60-летия Победы. Сегодня из-за известных событий на Украине ленточка стала восприниматься как символ определенных политических пристрастий. Негативное отношение, пусть и со стороны малочисленной группы, стало прослеживаться и в Казахстане.

— У меня сложилось впечатление, что людей уже избивают за выступления в защиту георгиевской ленточки, — говорит политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net Владислав Юрицын. — Последние убийства в Киеве показывают, что история Великой Отечественной и Второй мировой войны не закончилась. Эта символика заново одевается, заново переживается, заново за нее проливается кровь. Ведь символику ОУН и УПА (Объединение украинских националистов, Украинская повстанческая армия, — Прим. авт.) сейчас используют добровольческие батальоны и украинская национальная армия, а ополченцы на юго-востоке Украины носят георгиевские ленты. Война — это еще не прошлое, что проявилось и в политической, и в идеологической сферах.

По его мнению, Казахстан, как и многие другие страны постсоветского пространства, в отношении символики находится в состоянии поиска. С одной стороны, георгиевская лента — непременный атрибут 9 мая. С другой стороны, официальные структуры пытаются предложить какой-то новый символ, чтобы избежать нежелательных ассоциаций и смешения истории с политикой. «Но как сейчас, в 2015-м, придумать что-то новое про 1945 год?», — пожимает плечами Юрицын. Между тем участники заседания выразили консолидированное мнение, что борьба с символами навязана гражданам постсоветского пространства извне — это лишь один из идеологических инструментов геополитического противостояния.

— Те, кто выступает против георгиевских лент, забывают или умалчивают о том, что на Украине тоже все начиналось с ленточек. И возникает вопрос: а патриоты ли те, кто против этих лент или они просто дальше своего носа не видят? — выразила свое мнение независимый политолог, публицист Айгуль Омарова.

Она подчеркнула, что против георгиевских лент и в целом негативно в отношении ВОВ высказываются люди, чьи семьи не имеют отношения к этой войне. И рассказала собственную историю: отец встретил Победу в пражском госпитале, трое его братьев погибли на фронте, бабушка во время войны спасла от голода пять семей, в том числе, две немецкие. Прошел войну и отец доктора политических наук, главного научного сотрудника Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при президенте РК Юрия Булуктаева.

— Лично на меня не действуют никакие фальсификации, потому что я успел переговорить со своим отцом-участником войны. Он многое мне рассказал, поэтому я имею устойчивость, иммунитет ко всяким россказням, — признался политолог. — Например, когда я читаю в газетах о зверствах советской армии в Восточной Европе, в том числе, о разрушении памятников и так далее, то это никак не вяжется с воспоминаниями отца, документами, фотографиями. Однако пройдет несколько поколений, и неизвестно, как будут восприниматься такого рода фальсификации.

Представитель КИСИ также рассказал, что фальсификация истории Второй мировой войны — это не новое явление. В советское время даже существовало понятие «борьба против буржуазных фальсификаторов истории». А началось это все потому, что одни государства пытались откреститься от участия в бесчеловечных преступлениях и обелить своих граждан (например, страны профашистского блока), другие хотели поднять самооценку своего народа, в том числе, за счет умаления заслуг той же Красной Армии, третьи старались приписать основные заслуги себе, как это до сих пор делает США. Однако именно сейчас фальсификации приобрели массовый и агрессивный характер. Их цель, как считает Юрий Булуктаев, заключается в том, чтобы ослабить постсоветские государства, внести раздор между ними, а также не допустить сближение Европы со странами СНГ.

Он заметил, что историческая память может наделить силой весь народ либо ослабить его. В частности, гражданам стран бывшего Союза присущ так называемых дух победителей. История ВОВ говорит нам: наши деды и отцы победили самое страшное зло, наши бабушки и матери выстояли в самых тяжелых условиях, а это значит, что и мы многое можем преодолеть и многого способны достичь. Кроме того, Великая Победа — это одна из главных скреп в отношениях бывших союзных республик. В то время, когда идет невидимая для рядовых граждан борьба, итог которой определит, останется ли мир однополярным или станет многополярным, общее героическое прошлое является неоспоримым преимуществом. Однако против нас работают фальсификаторы и время.

— Есть такая фраза: «Хочешь попасть в цель, стреляй по детям». Вот то, что сейчас происходит, и означает, что «стреляют» по детям, — убежден кандидат политических наук Антон Морозов. — Не каждый захочет своего ребенка, внука повести к монументу в память о войне, не каждый захочет достать фотографии деда, что-то рассказать. Кто-то расскажет, но уже по-другому, как говорится, представит альтернативный взгляд на историю ВОВ. В итоге, на смену реальным героям придут герои комиксов и мультфильмов. Поскольку в Казахстане и того, и другого мало, то наши дети будут расти на примере чужих героев. Это чревато серьезными проблемами для страны, у которой много чего есть в недрах.

Отвечая на вопрос «что делать?», участники экспертного клуба говорили о взаимосвязи идеологии и культуры. Историческая память должна быть сохранена, но необходимо менять подходы, с помощью которых и осуществляется преемственность поколений.

— Для молодежи война непонятная, далекая. Мне кажется, что с молодежью в некоторой степени момент уже упущен, — в свою очередь отметил общественный деятель Казбек Бейсебаев, чьими стараниями созданаа посвященная участию казахстанцев в ВОВ книга «Мы помним, мы гордимся». — Потому государственным институтам, которые занимаются идеологией, надо делать упор, например, на борьбу с фашизмом, который был побежден при участии казахстанцев. Второе, на что обратит внимание именно молодежь, — это героизм дедов и прадедов. То есть сделать акцент не на том, что они были идеологическими борцами, а на том, что они были хорошими воинами.

Эту точку зрения разделяет и доктор исторических наук, главный научный сотрудник КИСИ Леся Каратаева:

— Мы говорим об общем — война, воевали… И все это обрастает чем-то ненужным, всякими скандалами вокруг ленточек. А мне вот кажется, что нужно сделать акцент на том, что собой представлял фашизм как таковой. Если не забывать над каким монстром была одержана победа, то и значимость участия в этой войне и причастности к этой победе сомнению подвергаться не будет. Нужна популяризация материалов Нюрнбергского процесса. Нужно говорить о том, что делали фашисты с людьми, какие опыты проводили, как это было страшно, через что пришлось пройти жертвам фашизма. Если хотя бы в старших классах школ будут демонстрировать фото- и видеоматериалы о том, что пережили дети и взрослые, столкнувшиеся с фашизмом лицом к лицу, то и этого будет достаточно. Тогда мысль о том, что мы являемся частью Победы над этим ужасом, будет иметь более глубокий смысл, независимо от того, ступала нога фашистов на казахстанскую землю или нет.

Сергей Михайличенко

Источник: ЦентрАзия