Экономическая политика и развитие взаимных бизнес-процессов в условиях евразийской интеграции

11.04.2014

Р.Алшанов: Процесс интеграции находится в начальной стадии, экономики стран еще не успели «почувствовать» друг друга в полной мере. Однако этот процесс набирает обороты.

В последние годы наблюдаются новые тенденции глобализации. Продолжающийся рост мировой экономики сопровождается борьбой за новые рынки сбыта, расширение прежних. Зачастую эта борьба носит скрытый, завуалированный характер, но от этого она не теряет своей остроты.
Объем мировой торговли превысил 18,2 трлн. долл. Китай в 2013 г. с показателем в 4,16 трлн. долл. вышел на первые позиции, опередив США (3,57 трлн. долл.), Японию (1,7 трлн.), ЕС (1,7 трлн. долл.). В поиске новых торговых ниш страны, компании опираются как на свои естест­венные конкурентные преимущества, так и на вновь созданные в результате технологических прорывов. С одной стороны, практически все страны добиваются устранения барьеров в международной торговле. Яркий пример – ВТО. В торговле без границ показательны достижения онлайн-торговли, объемы которой в 2013 г. достигли 1,25 трлн. долл. Наряду с ростом межстрановой, межблоковой торговли в мире набирают обороты торговые взаимоотношения внутри блоков, союзов. Создаются и укрепляются региональные блоки в той или иной форме, в их числе – ЕС, ­НАФТА, МЕРКОСУР, АСЕАН, АТЭС и т. п. союзы.
Всего в мире действует порядка 300 подобных торгово-экономических союзов, зон свободной торговли, общих рынков. Практически все страны в той или иной мере вовлечены в них. Объемы взаимной торговли внутри подобных ассоциаций растут. Так, показатели взаимной торговли в североамериканской зоне свободной торговли НАФТА (США, Канада, Мексика) в 2013 году превысили 1,14 трлн. долл., в зоне свободной торговли стран юго-восточной Азии АСЕАН достигло 750 млрд. долл., в южно-американском общем рынке МЕРКОСУР (Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Уругвай, а также Боливия, Колумбия, Перу, Чили, Эквадор) – 54 млрд. долл. Только на эти три зоны свободной торговли приходится 10,7% объемов мировой торговли.
Данный показатель внутри стран ТС (Россия, Казахстан, Беларусь) в 2013 г. составил 64,1 млрд. долл. При этом доля стран ТС во внешней торговле России составила 6,9%, Казахстана – 18,4%, Беларуси – 50,6%. В целом при совокупном внешнеторговом обороте стран ТС в 1 077,5 млрд. долл. (Россия – 865,9 млрд. долл., Казахстан – 131,4 млрд. долл., Беларусь – 80,2 млрд. долл.) доля взаимной торговли в 2013 г. составила 11,6%.
Следует отметить, что для самих стран ТС, кроме Беларуси, они не являются приоритетными. Так, в торговле России важнейшими партнерами в 2013 г. стали Китай (88,8 млрд. долл.), Нидерланды (76,0 млрд. долл.), Германия (75 млрд. долл.), Италия (53,8 млрд. долл.), Украина (38,2 млрд. долл.). Для Казахстана ведущими партнерами стали ЕС (53,3 млрд. долл.), Китай (28,6 млрд. долл.), Россия (23,5 млрд. долл.). Беларусь с объемом взаимного товарооборота в 738,8 млн. долл. составила всего лишь 0,6% всей внешней торговли Казахстана в 2013 г.
Таким образом, наши страны, активизируя взаимные торгово-экономические отношения, переводя их на более высокий уровень, не сокращают взаимодействие с другими странами. Особое место занимает торговля с Китаем. Товарооборот этой страны с Россией в 2013 г. составил 89,2 млрд. долл., с Казахстаном – 28,6 млрд. долл., с Беларусью – 4,1 млрд. долл., что в сумме составляет 121,9 млрд. долл. Данный показатель практически вдвое превышает товарооборот внутри ТС. Китай в 2013 г. впервые обошел Россию на рынке Казахстана и намерен в ближайшие годы удвоить товарооборот со странами Центральной Азии, в том числе с Казахстаном, на который приходится 71,1% всей торговли этой страны с регионом. Китай намерен принять все необходимые меры для обеспечения торгового наступления на рынки других стран, включая упрощение условий торговли, инвестиций, распространения новых форм торговли. Эта наступательная торговая политика будет реализована и в Центральной Азии, главным образом в Казахстане.

Аналогичную наступательную торговую стратегию разрабатывают и другие страны, в том числе ЕС, Украина, Центральная Азия, Латинская, Северная Америка и др.
В связи с этим создание относительно устойчивых рынков сбыта для казахстанских товаропроизводителей становится актуальной задачей. Почему эта проблема становится актуальной сейчас. Дело в том что для нашей страны сбыт сырьевых товаров не представляет особых сложностей. На них всегда есть спрос. В последние годы в связи с реализацией программ ускоренного развития обрабатывающих отраслей, особенно новых инновационных, встал вопрос о рынках сбыта на новую продукцию. При этом, учитывая численность населения страны, узость отечественного рынка, для многих производителей освоение выпуска той или иной продукции изначально становится нерентабельным. Это является естественным ограничителем диверсификации национальной экономики. Начинать производство сразу с больших объемов и выходить на остро конкурентный рынок для нашего начинающего предпринимательства было бы делом большого риска. Накопленный потенциал отечественного бизнеса все еще не позволяет вести себя относительно вольготно на мировом рынке. Создается как бы тупиковая ситуация.
В условиях жестких тисков конкуренции единственно верным является интеграция. Глава нашего государства неоднократно ставил эти вопросы и настойчиво продвигает идею евразийской интеграции. Для реализации этой идеи имеются достаточно весомые аргументы. Прежде всего почему выбор в качестве центрального партнера выбрана Россия. Первый аргумент – это естественные преимущества. С этой страной у нас самая протяженная граница в 7 тыс. км. 12 субъектов Российской Федерации, в том числе промышленно развитые регионы России – Самарская, Волгоградская, Челябинская, Омская губернии – граничат с Казахстаном, а с нашей стороны 8 казахстанских областей, т. е. половина регионов страны. У нас давние сложившиеся торгово-экономические связи. Но наиболее активно сотрудничают приграничные регионы.
Объем внешней торговли Казахстана и России вырос с 23,1 млрд. долл. в 2012 г. до 23,5 млрд. долл. в 2013 г. и составил 17,9% всего внешнеторгового оборота Казахстана. При этом, следует отметить, что величина отрицательного сальдо в казахстанско-российских торгово-экономических отношениях растет. Так, в 2012 г. этот показатель составил 10,8 млрд., в 2013 г. – 11,9 млрд. долл. Аналогичная ситуация в отношениях с Беларусью. При объеме товарооборота в 2012 г. в 791,5 млн. долл. отрицательное сальдо составило 608,3 млн. долл., в 2013 г. эти показатели, соответственно, составили 738,8 млн. долл. и – 624,6 млн. долл. В течение года белорусский экспорт в Казахстан уменьшился до 97,4%, а импорт казахстанских товаров сократился до 62,3%.
Данную ситуацию нужно рассматривать в ракурсе всего внешнеторгового оборота Казахстана. Длительное время в казахстанской внешней торговле сохраняется положительное сальдо. Так, в 2013 г. положительное торговое сальдо составило 40,0 млрд. долл., в 2013 г. – 33,6 млрд. долл. То есть можно сказать, что казахстанские экспортеры направляют свою продукцию на внешние рынки, исходя из спроса, рыночной конъюнктуры. Нужно при этом отметить, что значительная часть казахстанского экспорта идентична российской – нефть, газ, уголь, руды, металлы, зерно и т. п. То есть подавляющая часть казахстанского экспорта по своему содержанию не ориентирована на российский рынок, за исключением тех товарных позиций, которые в России не производятся или выпускаются в недостаточном объеме. В свою очередь для казахстанских потребителей экономически выгодно, целесообразно покупать российскую продукцию, лучше отвечающим требованиям цена-качество.
Следующее обстоятельство, связанное с резким увеличением поставок российских товаров на казахстанский рынок, обусловлено как минимум двумя-тремя причинами. Во-первых, поставки товаров для российских предпринимателей не означают увеличения объема их выпуска, а могут представлять лишь перенаправление их части с любого российского региона. Ведь по емкости казахстанский рынок равноценен любому крупному российскому региону, или же 12,7% общероссийского спроса. Во-вторых, учитывая благоприятную экономическую ситуацию в Казахстане такая замена для российских товаропроизводителей означала позитивную переориентацию на рынок повышенного спроса.
Резкий рост поставок российских товаров на казахстанский рынок в первый же год действия ТС означает, что бизнесмены этой страны весьма позитивно отнеслись к экономической ситуации в нашей стране. В настоящее время наступает период более конструктивной, реалистической оценки емкости казахстанского рынка, и поставки от первоначального роста в 200–300 раз снизились до 1,5–2 раз. Такая стабилизация поставок вполне естественна и более адекватна.
Для казахстанского предпринимательства открытие широкого российского рынка означает увеличение выпуска продукции максимум в 8 раз, на 800%. Это требует расширения производства, дополнительных инвестиций, рабочей силы, новой логис­тики. То есть говоря о темпах освоения взаимных рынков, нужно учитывать «весовые» категории предпринимательства. Необходимо отметить, что структура российской экономики изначально была более диверсифицированной, а значит, и более конкурентоспособной. Это конкурентное преимущество российского предпринимательства и сказывается на разных стартовых условиях в ТС.
Оценивая темпы развития интеграционных процессов в ТС, нужно иметь в виду, что если политические аспекты, институциональные, таможенные процедуры, вопросы технического регулирования, налогового законодательства решаются и продвигаются быстрее, то у бизнес-процессов другие темпы развития, исходящих из различия в масштабах национальных экономик, их структуры, зрелости экономических отношений, качества инфраструктуры. Процесс интеграции находится в начальной стадии, экономики стран еще не успели «почувствовать» друг друга в полной мере. Однако этот процесс набирает обороты.
РК экспортирует в Россию в основном сырье. Даже в кризисный год казахстанские поставки угля, железной, марганцевой, хромовой руды и т. п., а также аграрной продукции превысили 42 млн. т.

По более 1 000 товарным позициям Россия – единственный, основной или ведущий поставщик. В то же время по целому ряду экспортируемой казахстанской продукции эта страна – единственный или ведущий покупатель.
Российская Федерация направляет в Казахстан в основном продукцию перерабатываю­щей промышленности.
В 2009 г. общий вес поставляемых российских товаров составил порядка 6 млн. т., что в 7 раз меньше, чем из Казахстана. В то же время средняя стоимость одной тонны экспортируемых казахстанских товаров составляет порядка 84 тыс. долл., тогда как средняя стоимость тонны российской продукции достигает 1,5 млн. долл. Разрыв почти в 18 раз.
Растущие российские поставки указывают, во-первых, на увеличение спроса на промышленные товары, машины и оборудование, что позволило решить эту проблему в Казахстане за счет российских товаров, т. к. казахстанские предприятия оказались не готовыми удовлетворить возросшие потребности.
Наиболее приемлемым, с точки зрения конкурентных преимуществ – транспортных, финансовых, ценовых, оказался российский товар. Во многом этот товар технологически и технически совместим с казахстанским.
Анализ структуры взаимной торговли обнаруживает, что отечественное производство вполне может освоить выпуск значительной части импортируемой номенклатуры.
Для устранения диспропорций во взаимной торговле, которая в рамках общего товарооборота таковой не является, необходимо рассмотреть вопросы расширения казахстанских поставок на российский рынок. Отечественным маркетологам и предпринимателям следует глубже и детально изучить потребности российского рынка, динамику экономических процессов, содержание программ развития.
В последние два года мы наблюдаем более оживленные поставки казахстанских товаров на российский рынок. Следует отметить поставки молока, сухофруктов, макаронных изделий, муки.
Более продуманную стратегию освоения российского рынка разрабатывает целый ряд отечественных компаний, таких как Алматинский вентиляторный завод, Кентауский трансформаторный завод и другие. Следует отметить, что ряд введенных в строй в Казахстане новых инновационных предприятий не загружены на полную мощность вследствие недостаточного внутреннего спроса. Открытие российского рынка как части единого евразийского позволяет решить проблемы подобных предприятий. В продвижении на взаимные рынки показали свою эффективность совместные предприятия. И если российские предприниматели более активны, то и казахстанским бизнесменам необходимо создавать СП в России, Беларуси.
В целом создание единого рынка повысит устойчивость и рентабельность отечественных предприятий. Повышение статуса Таможенного союза позволит перейти к взаимному регулированию совместного рынка, чтобы избежать неоправданной конкуренции. Безусловно, эту важную работу нужно проводить тщательно, взвешивая каждое решение, чтобы не создавать новых препятствий на пути бизнеса. Консенсусный подход, который закладывается в работе нового союза, позволяет надеяться, что возникшие проблемы будут решаться успешно.
Страхи, что новый союз заберет часть суверенитета страны и затормозит рост национальной экономики, ничем необоснованы. Радикальных изменений в структуре казахстанской экономики от вступления в ТС не произошло. Россия, Беларусь поставляют свою продукцию в «штатном» режиме. Они заняли свободные ниши и растущие рынки. Однако очевидно, и это вполне естественно, выросла конкуренция. Она возникла бы и при вступлении в ВТО. Так или иначе предприятия этих стран оказались бы на нашем рынке. И поэтому необходимо не усиливать взаимную конкуренцию, а полнее использовать синергию единого конкурентного преимущества на третьих рынках. Вступление в ЕАЭС не закрывает для Казахстана двери на мировой рынок, а лишь способствует укрепление его позиций в условиях ­глобализации.

Рахман АЛШАНОВ, ректор университета «ТУРАН», д.э.н., «Казахстанская правда», 11 апреля

Источник: Nomad