Экономика знаний в Казахстане: скорее нет, чем да

29.03.2018

Эксперты считают, что интеграция научно-образовательного потенциала стран ЕАЭС окажет мультипликативный эффект. Но могут ли чему-то научить друг друга одинаково технологически отсталые страны?

Ставки сделаны

Образование становится ключевым элементом экономики знаний, ориентированной на достижение коммерчески успешных результатов за счет производства инновационных продуктов. Евразийские государства, имеющие прочный базис для того, чтобы занять достойное место на мировом рынке наукоемкой продукции, пока не используют свой потенциал. О том, что мешает инновационному развитию и какие меры необходимо предпринять для улучшения позиций государств ЕАЭС, шла речь в ходе круглого стола «Евразийская экономика знаний: инструменты взаимодействия и научный подход», организованного общественным фондом «Мир Евразии».

«На сегодняшний день говорить о том, что в Казахстане есть необходимые компоненты для построения экономики знаний, не приходится, – отметил старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Даурен Абен.

   – Для этого должны присутствовать все элементы цепочки взаимодействий между наукой и экономикой: обеспечение необходимых ресурсов – как финансовых, так и материально-технических, устойчиво развивающаяся фундаментальная наука, создающая инновации прикладная наука, налаженный трансфер знаний и технологий в реальную экономику, обусловленная этим растущая заинтересованность бизнеса в развитии науки. Мы же в Казахстане до сих пор в определенной степени сидим на советском наследстве – пользуемся устаревшей исследовательской инфраструктурой, парком научного оборудования, да и многие научные кадры сформировались как ученые еще в советское время».

Во всем ЕАЭС наследие советской фундаментальной науки устарело, стареют и ее носители, а говорить о том, что есть адекватная замена, пока не приходится. «В России в 2016 году в науке было занято 720 тысяч человек, а непосредственно исследованиями и разработками занимались немногим больше половины из них, – озвучил данные исследования Высшей школы экономики политолог Эдуард Полетаев. – Это слабые цифры, их нужно менять в сторону увеличения».

Политолог напомнил, что страны евразийской пятерки декларируют необходимость построения инновационной экономики, внедрения элементов четвертой промышленной революции и технологического прогресса.

   «При этом в ЕАЭС никто должным образом не пытался консолидировать технопарки, иные технологические центры в процессах межгосударственного взаимодействия. Все наталкивается на ряд преград: неотрегулированность законодательств, защита государственной тайны на предприятиях военно-промышленного комплекса, недостаточное финансирование», – констатировал Эдуард Полетаев.

Координация не выстроена

На постсоветском пространстве основные провайдеры инноваций – это военные, либо западные компании, заметил политический обозреватель Владислав Юрицын.

«Именно для решения задач отраслей экономики, обороноспособности и национальной безопасности Казахстана, у страны появилась своя космическая система дистанционного зондирования Земли. Да, инфраструктура для рывка есть. Но инфраструктура должна поддерживаться высоким уровнем образования. И мы не всегда видим, что оно выполняет функции локомотива», – сказал он.

К качеству подготовки кадров нашлись претензии у многих участников обсуждения. В частности, говорили о том, что отказываются, зачастую, от доказавших свою эффективность методик в пользу новых, еще не проверенных.

«Важная тенденция в образовании – научить находить знания, а не заучивать их. Но когда наступит момент принятия решения, у студентов не будет времени спросить у Google, как нужно сделать, если у них нет базы, фундаментальных алгоритмов, знаний, – сказал старший преподаватель кафедры «Государственная и общественная политика и право» университета AlmaU Александр Губерт. – Система образования, от которой мы отказались, была проверена столетиями. Она основана на принципах классической немецкой гимназии, университетской науке. Просто так все перевернули и сказали, что раньше было неправильно, давайте теперь по-другому студентов учить. В результате получается, что и там потеряли, и здесь не научились. И специалисты получаются соответствующие. Хотя признается, что базовое образование пока еще достаточно высокое, но там, где фундаментальные дисциплины выметаются, остается ремесленничество».

В сфере науки также много проблем, и основные из них связаны с недостаточным финансированием, говорили эксперты. Но дело не только в недостатках каждой отдельной сферы. Как отметила профессор кафедры международных отношений и мировой экономики факультета международных отношений КазНУ имени аль-Фараби, директор Центра евразийских исследований Галлия Мовкебаева, не выстроена координация между государством, наукой, университетами и бизнесом.

«Если говорить о мировой тенденции, то идет сближение бизнеса и образования. Компании, которые участвуют в образовательном процессе, зачастую платят меньшие налоги. У нас пока все по-другому. Предпринимательский сектор неохотно сотрудничает со сферой высшего образования, крупный бизнес не поощряет науку», – сказала профессор КазНУ. Государства ЕАЭС ориентируются на западные инновации и технологии, покупают их. В результате наши страны способствуют развитию своих конкурентов, одновременно углубляя собственную технологическую зависимость. К тому же технологии сегодня развиваются с молниеносной быстротой: пока их внедрят у нас, на Западе они уже устарели.

Инновационная ось

Казахстанские эксперты убеждены в том, что модернизация для построения экономики знаний – это условие выживания в ХХI веке. При этом они полагают, что интеграционные процессы могут помочь евразийской пятерке преодолеть технологическую отсталость.

«Алматы, Бишкек, Минск, Москва, Ереван – можно было бы провести между этими городами научную ось», – предложил обозреватель газеты «Аргументы и факты Казахстан»,режиссер Олег Белов. Он говорил о поддержке умных голов. Но эксперты затрагивали тему кооперации и в более широких смыслах. В частности, Галлия Мовкебаева считает, что в ЕАЭС надо развивать наднациональную инновационную систему:

«У каждой страны есть своя стратегия инновационного развития, но они не согласованы друг с другом, их политики не скоординированы. Поэтому одним из важных вопросов является согласование именно в инновационной области, что позволит создать общее инновационное пространство с совместным использованием инновационных потенциалов стран и общим рынком инновационных товаров и услуг».

Нужно оговорить ряд условий, которые позволили бы скоординировать эту политику, добавила директор Центра евразийских исследований. По мнению Галии Мовкебаевой, необходимо создать евразийские инновационные кластеры, куда бы входили бизнес-инкубаторы, технологические парки, совместные научно-исследовательские, опытно-конструкторские организации, лаборатории университетов.

   «Также это софинансирование межгосударственных программ и проектов в инновационной сфере. Это развитие совместных фундаментальных и прикладных исследований, проведение региональных научных конференций, публикации результатов совместных исследований, дальнейшее развитие научных журналов с евразийской тематикой. Это нацеленность на сближение систем профессионального образования, разработка совместных образовательных программ, создание сетевого университета ЕАЭС по аналогии с уже существующими сетевыми университетами ШОС и СНГ, разработка совместной инновационной, научно-технологической программы, подобно той, которая существует в Европейском Союзе – инновационного проекта «Горизонт-2025». – подытожила Мовкебаева.

Аскар Муминов

Источник: «Exclusive»