Эксперт: Ориентация Казахстана на ресурсные поставки никак не добавляет устойчивости экономике страны

29.12.2015

Сближение ЕАЭС с Китаем, а также сопряжение проекта экономического пояса Нового Шелкового пути с ЕАЭС – наиболее реальный вариант получения выгод  для Казахстана, —  об этом, выступая в Алматы (Казахстан)на заседании экспертного клуба, заявила доктор историчеких наук, главный научный сотрудник КИСИ при президенте Казахстана Леся Каратаева.

Падение объемов товарооборота между странами-членами ЕАЭС,  о котором так много стали говорить в конце года, безусловно, восторга не прибавляет, однако вполне ожидаемо. В первую очередь потому, что является не столько проблемой непосредственно самого ЕАЭС, сколько следствием изменения мировой конъюнктуры.

Это становится очевидным, когда обращаешь внимание на динамику товарооборота с третьими странами. Вопрос в другом: почему экспортный потенциал Казахстана упал гораздо сильнее, чем российский? К нам санкций никаких не применяли, режим у нас благоприятный, более того, можно было использовать новообразовавшиеся возможности.

А вопрос в том, что у нас основная статья экспорта – это ресурсы. Таким образом, мы видим, что ориентация на ресурсные поставки никак не добавляет устойчивости. Идея о том, что Казахстану необходимо развивать производственный сектор, далеко не нова.

Но вот мы уже начали вторую пятилетку форсированного индустриально-инновационного развития, а производственный сектор все пробуксовывает. Конечно, нельзя сказать, что ничего не движется, но может быть не так быстро, как хотелось бы. А кризис уже на дворе, он уже вполне ощутимый.

Что нам остается? Я полагаю, у нас остается еще один козырь – это наш транзитный потенциал. Но когда говоришь о транзитном потенциале, это красиво смотрится на политической карте – такой плоский мир, на западе – Европа, на востоке – Азиатско-Тихоокеанский регион, а мы, – счастливые обладатели  транзитного потенциала, – находимся посередине. Но когда ты переводишь это в формат глобуса, то видишь, что с одной стороны у нас создаваемая Трансатлантика (Transatlantic Tradeand Investment Partnership, TTIP), а с другой – Транспацифик (Trans-Pacific Partnership, TPP). И морским путем перевозить грузы все еще дешевле, чем наземным транспортом. И это обстоятельство формирует  определенные вызовы и риски для ЕАЭС.

транспортные коридоры

Что мы действительно можем предложить и на что можем ориентироваться? Я полагаю, что ориентация на сближение ЕАЭС с Китаем, с выработкой особого режима взаимодействия, а также сопряжение проекта экономического пояса Нового Шелкового пути с ЕАЭС – пока для нас наиболее реальный вариант. Реализация этих проектов позволит в полной мере получить выгоды от возможного создания ЗСТ с ШОС, Индией и т.д.

И вновь возникает вопрос: что мы можем предложить КНР и, что Китаю от нас нужно? Китай производит почти все и у него экспортный потенциал в значительной степени превышает собственный рынок внутреннего потребления.

Китаю мы интересны в первую очередь в контексте реализации их программы «Большого освоения Запада». Китаю от нас нужны, естественно, ресурсы. В первую очередь – нефть.

Булат Султанов упомянул о зерновых поставках из Казахстана в Китай или через Китай. Это очень хороший проект, это возможность выхода на АТР, тем более, что прогнозы показывают: к 2020 году Азиатско-Тихоокеанский регион будет крупнейшим в мире потребителем зерновых. И в данном случае мы могли бы создать кластер с Россией.

Но проблемы, как всегда, кроются в деталях. С одной стороны разница в ширине железнодорожной колеи, с другой — требования карантинной службы КНР, разрешающие транспортировку зерновой продукции исключительно фасованной в мешки по 50 кг, мы же, как известно, перевозим насыпью в контейнерах. При таких нюансах себестоимость казахстанского зерна возрастает, соответственно, конкурентные преимущества снижаются. То есть сама идея, даже оформленная в некий проект может выглядеть очень красиво и привлекательно, однако без детального просчета непосредственно механизмов никакой проект не заработает.

Что нам может дать Китай? Статистика показывает, что КНР является крупнейшим производителем строительных материалов, в частности цемента. Страна вкладывается в развитие собственной инфраструктуры, и способна, что немаловажно, инвестировать в развитие нашей инфраструктуры.  В условиях кризиса это очень выгодно. Кроме того, это хорошо сочетается с нашими программами – «Нурлы жол» и т.д.

Выгоду следует рассматривать не только, да и не столько, с точки зрения получения выгод непосредственно от транзита грузов, сколько с точки зрения формируемых возможностей для развития МСБ в Казахстане. Речь идет о том, что вокруг этих транспортных коридоров выстраивается инфраструктура, которая способна подтолкнуть наш малый и средний бизнес, создать для его развития благоприятные условия.

 

Справка: Заседание экспертного клуба на тему «Интеграционная мозаика и перспективы Казахстана» было организованно 22 декабря ОФ «Мир Евразии» 

Источник: StanRadar.com