Эксперты назвали основные методы цветных революций

25.12.2016

Война, интервенция, колонизация – на смену этим дорогостоящим инструментам геополитической борьбы пришли «оранжевые революции». Как победить страну руками ее народа, рассказали участники заседания экспертного клуба «Мир Евразии».

Тему «Электоральные пасьянсы на евразийском пространстве: сценарии и технологии» живыми примерами проиллюстрировали представители Армении, презентовавшие в Алматы свое исследование июльских событий этого года в Ереване. Тогда в стране-партнере по ЕАЭС, по обоюдному мнению экспертов, произошла попытка или, скорее, репетиция цветной революции: вооруженная группа из 30 человек захватила пункт полиции, одновременно начались уличные протесты.

— Самое интересное, что эта вооруженная группа состояла из участников Карабахской войны, то есть из людей, которые всю свою жизнь посвятили родине, воюя на границах Нагорного Карабаха. Они требовали, чтобы действующие власти ушли в отставку, потому что в Армении, по их словам, не существует абсолютной справедливости, – рассказал председатель Международной общественной организации гуманитарного развития (МООГР) Арман Гукасян.

В результате захвата погибло трое полицейских, многие были ранены. При этом часть населения поддержала бойцов – за 15 дней в уличных протестах приняли участие около 10 тысяч человек. Люди требовали, чтобы власти ушли в отставку, а вооруженная группа сформировала временное правительство, говорит представитель Армении. Со стороны такой повод, как отсутствие абсолютной справедливости в этом несправедливом мире, и поддержка убийц полицейских кажется нонсенсом. Однако формальный повод к началу акций неповиновения – это один из признаков «оранжевых революций», отметил политолог Эдуард Полетаев.

— Одна из отличительных особенностей заключается в мифически декларируемой направленности протеста с учетом соблюдения законности, протеста, который несет ненасильственный характер. При этом хитрость состоит в том, что, используя фактор переговоров, оппозиция создает видимость готовности пойти на компромисс с властью, и в это же самое время, пока идут переговоры, дестабилизирующие действия продолжаются. Данный кейс явно проявил себя в Украине, во время свержения власти президента Виктора Януковича. Еще одной особенной тактикой оппозиционеров является провоцирование власти на насилие. То есть «мирная» манифестация вполне себе сосуществует с одновременно оказываемым давлением на власть, провоцированием органов правопорядка на применение силы, а затем – выдвижением обвинений в насилии режима над собственным народом. При этом «мирный протест» настолько быстро выходит за пределы правового поля, что власти не успевали отреагировать на него должным образом. Другая общая черта – создание некоего территориального революционного анклава, вроде майдана Незалежности в Киеве. Подобное случилось в этом году и в Ереване, ведь, по сути, захваченный полицейский участок в течение двух недель был таким же анклавом, – говорит Эдуард Полетаев.

Независимый политолог и публицист Айгуль Омарова напомнила о цветных революциях в Кыргызстане в 2005 и 2010 годах:

— Кыргызские события тоже начинались с формальных поводов. С того, что депутатами Жогорку Кенеш избрали Акаевых сына и дочь. Я помню ночь на 28 марта 2005 года, когда мы бродили по Бишкеку, какие-то молодчики жгли все, что могли. Анализируя и вспоминая произошедшее, я думаю, что некоторые вещи готовятся заранее и поначалу носят совершенно безобидный характер. В марте 2005 года и в апреле 2010 года в Кыргызстане, например, женские организации были катализаторами многих действий. Населения в Кыргызстане так же, как и в Армении мало, а партий слишком много. Народ в таком многообразии терялся, а за женщинами шли.

Арман Гукасян в своей презентации подчеркнул, что прозападные НКО и аналогичные политические партии сыграли ключевую роль в июльских событиях – они имели отношение к уличным протестам и ринструкциям по неповиновению властям и полиции, как это делалось на украинском майдане. Заместитель председателя МООГР Цовинар Костанян также пояснила, что на три миллиона человек в Армении приходится около 5500 зарегистрированных НКО, есть еще и многочисленные движения и инициативы, а также 78 политических партий, пять из которых представлены в парламенте. К слову, в Казахстане законодательно запрещено финансирование политических партий иностранными организациями.

— Если проанализировать все эти цветные революции, то получается, что всегда народ чем-то недоволен, и вот это недовольство искусственно подогревается, –  продолжила Айгуль Омарова. – Однако по прошествии времени социально-экономическая ситуация еще больше ухудшается, следовательно, все эти волнения, так называемые цветные революции были вызваны одним – стремлением захватить власть.

Эдуард Полетаев озвучил свою точку зрения: цветные революции нужны не просто для того, чтобы сменить власть, а для того, чтобы изменить геополитическую ориентацию государства. Это не всегда получается, заметил он, однако напомнил, что в 2004 году Евросоюз вплотную приблизился к границам России за счет стран, которые уже были членами НАТО, и тогда началась «оранжевая эпидемия» – Грузия, Украина, Кыргызстан… При этом в ходе всех цветных революций западные страны неизменно поддерживают  якобы мирную оппозицию. Запад поддержал и акцию в Армении.

— Реакция внешних сил на дестабилизацию в Армении была очень похожей на реакцию на майдан в Украине, – констатировал Арман Гукасян. – Во-первых, Госдепартамент США, Совет Европы, Евросоюз сразу сделали заявления по поводу того, что полиция в Армении жестко разгоняет протестующих, что используется сила. На самом деле полиция применяла силу в ответ на ту силу, которую использовали протестующие. Но со стороны внешних игроков не прозвучало никакого призыва к тому, что нужно решить вопрос мирным путем. Но зато были созданы черные списки для представителей полиции и власти, которые больше никогда не смогут посетить страны Европы и США, потому что эти люди якобы нарушают права человека на волеизъявление.

Сценарии и методы цветных революций уже хорошо изучены и широко известны. Но меняются инструменты. Так, в Кыргызстане в 2010 году, по сравнению с 2005-м, в большей степени задействовались социальные сети, утверждает Айгуль Омарова. В Армении соцсети также сыграли огромную роль: задолго до захвата полицейского участка с помощью фейковых аккаунтов в стране создавалась атмосфера ненависти к стражам порядка и органам власти. Через соцсети и мессенджеры рассылались затем призывы присоединиться к уличным протестам и инструкции по противодействию полиции, говорит Цовинар Костанян.

Цветные революции могут мутировать, предупреждает Эдуард Полетаев. Могут меняться и сценарии, и подходы. Уже произошли страшные изменения: «оранжевая» революция на Украине в 2004 году обошлась без крови, а спустя десять лет появилась «Небесная сотня», напомнил он. И в Ереване, на что обратили особое внимание эксперты, главными «героями» стали бойцы, позиционирующие себя, как защитники нации. И именуют они себя соответственно – «Сасна Црер», что отсылает сразу и к древнему армянскому эпосу о народных героях, и к древнему армянскому городу Сасун, который сейчас находится на территории Турции. При этом была попытка разыграть еще и антироссийскую карту: распускались слухи, что для захвата «борцов за народ» вызвали российское подразделение спецназа.

Эксперты полагают, что цветные революции, хоть они и не очень продуктивны (безотказно срабатывает только один фактор – снижение уровня жизни населения), будут и дальше применяться в глобальной конкурентной войне. Просто потому, что они обходятся гораздо дешевле, чем открытое противостояние – будь то экономические санкции или война. Потому постсоветским государствам стоит проявлять бдительность, при этом не оставлять без должного внимания острые социальные и экономические вопросы. Повышенное внимание, говорят политологи, должно сопровождать электоральные кампании, которые нередко используются в качестве формального повода. В ближайшем будущем в зоне риска оказываются две страны ЕАЭС – Кыргызстан и Армения, где в 2017 году состоятся президентские и парламентские выборы соответственно.

Сергей Михайличенко