Эксперты о том, как соцсети влияют на жизнь казахстанцев

01.02.2018

В Алматы прошло экспертное заседание, на котором подняли вопрос влияния социальных сетей на жизнь казахстанцев.

Политолог Эдуард Полетаев привел статистику развития социальных сетей в мире и в Казахстане. Так, по его словам, соцсети уже давно вошли в жизнь обывателя. Согласно исследованию Social Media Around The World, опубликованному в апреле 2017 года, шесть из десяти человек хотя бы один раз в день посещают ту или иную социальную сеть.

По данным другого исследования, проведенного агентством We Are Social и менеджером соцсетей HootSuite, число пользователей социальных сетей превысило 3 млрд человек (из 7,5 млрд жителей Земли). По приведенной статистике на август 2017 года, среди соцсетей и мессенжеров лидирует Facebook – его аудитория составляла 2,047 млрд человек. В тройке лидеров также YouTube – 1,5 млрд и Instagram – 700 млн. Среди мессенджеров самыми популярными являются Facebook Messenger и WhatsApp, каждым из которых пользуются 1,2 млрд человек. На третьем месте находится китайский WeChat (938 млн).

В Казахстане, по данным Beeline KZ на октябрь 2017 года, тройка самых популярных соцсетей представляет собой ВКонтакте (4 млн пользователей), Facebook (3,3 млн) и Instagram (3 млн). Среди мессенджеров в лидерах WhatsApp (2,5 млн), Telegram (2 млн) и Viber (1 млн).

Влияние соцсетей преувеличено?

Президент «Интернет Ассоциации Казахстана» Шавкат Сабиров отметил, что во всем мире Facebook самая популярная соцсеть, однако в Казахстане пользователи, которые присутствуют в Facebook, – это менее 5% всей аудитории. Переход на ссылки c Facebook на новости 8% (очень редко доходит до 20%). Аудитория сидит в основном в Instagram и во ВКонтакте. Сегодня в Казахстане аудитория соцсетей растет за счет роста казахскоязычного населения, русскоязычное население уже ими в основном насытилось.

Он рассказал, что в этом году был объявлен тендер на 2 млрд тенге министерством информации и коммуникаций Казахстана по мониторингу в интернете.

«Интересный факт о Facebook. В 2014 году с июня по сентябрь количество казахстанских пользователей в казахстанском Facebook увеличилось в 5 раз. Мы проанализировали и оказалось, что значимых инфоповодов к тому не было. В то же время то, что было с февраля по май 2014 года, мы все прекрасно знаем, события в Украине. Учитывая краткосрочность жизни постов в Facebook, реальный охват людей достигает 1000 человек максимум. Как правило, 200-300 человек в среднем. Мы сами себя убедили, что Facebook популярный и очень всем нужен, мы убедили чиновников, что деньги надо отпускать не на профессиональную медийную среду, а на блогеров. Государство начало финансировать сегодня не экспертное сообщество, не медийную сферу, а соцсети, то есть всех тех, кто не является профессионалом в своей среде», – сказал Шавкат Сабиров.

Политолог Марат Шибутов заметил, что основной поток казахстанцев во ВКонтакте – это фанаты известных футбольных команд. В группах состоят по 50-100 тыс. казахстанцев. Для местного сегмента данной соцсети эти группы являются самыми большими по количеству участников. А все остальное – это российские сообщества, чей контент – смех и спорт.

В реальности казахстанские СМИ соревнуются не с блогерами, а с квазиСМИ во ВКонтакте и в Instagram, у которых и аудитория больше, и есть потенциал роста, они в большинстве двуязычные. Это будет достаточно интересный феномен в ближайшие годы, подчеркнул он.

Блогера можно купить

Писатель Дмитрий Шишкин заметил, что «ВКонтакте» в Казахстане имеет значение для рекламы товаров широкого потребления и услуг, но «Facebook» обладает более влиятельной аудиторией, многие вещи решаются в этой соцсети. Местные политики начинают свое утро с того, что пресс-служба им приносит мониторинг – кто и что про них написал, звонят и просят убрать посты. Для них это жизнь. Если это министр и аким крупного города, то это, получается, и жизнь обычных казахстанцев также.

«Даже кадровые вопросы решают сливами в соцсетях. И это, хоть не всегда, но работает. При этом у нас нужно принимать уровень развития, как СМИ, так и соцсетей. Особенно активно пошло обсуждение в связи с возможным выделением денег на блогеров. У нас большинство госорганов не умеют работать и с газетами. В газету нельзя прийти, сунуть 100 долларов и сказать: пиши про меня как мне надо. А блогеру можно. Потому что у нас и блогеры не зрелые. А они со временем вырастут. В России блогеры уже беспокоятся о своей репутации. У нас репутация пока ничего не стоит», – сказал он.

Политолог Адиль Каукенов заметил, что в Казахстане образовалось привычка на все, что происходит в Facebook, реагировать пожарными методами: тушить, спасать, сажать. Вместо публичной политики есть желание все проконтролировать, зарегулировать. Люди пытаются победить, а надо всех уговорить.

«Мессенджеры – отдельная тема, они в большей степени ускоряют взаимодействие между людьми. В Китае, в силу его большого населения, изначально отказались от Facebook, несмотря на жену-китаянку, прекрасное владение Марком Цукербергом китайским языком, эффектные его спичи. Там есть только местные ресурсы. Например, китайский мессенджер WeChat диверсифицирован, и по сути, соцсеть, так как объединил в себе множество функций, в том числе привязку к деньгам. Например, через этот мессенджер можно заказать такси, оплатить покупку в магазине. Эти технологии в огромной стране работают прекрасно», – сказал он.

Бомба замедленного действия

Старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Даурен Абен считает, что наиболее продвинутая аудитория в плане образованности и политической активности именно у Facebook. В Казахстане, где большинство населения декларирует свою аполитичность, тот же Facebook выполняет полезную для властей и необходимую для стабильности страны функцию паро- и громоотвода, предоставляя политически наиболее активным гражданам возможность выражать свое недовольство, не выходя на улицы. Но это палка о двух концах. Острые, бескомпромиссные дискуссии в соцсетях создают у людей иллюзию участия в политическом процессе и влияния на государственную политику, формируя, таким образом, своеобразный эрзац гражданского общества, при этом соцсети все чаще используются для манипулирования общественным мнением. В то же время, по его словам, нельзя отрицать, что соцсети стали играть существенную роль в привлечении внимания властей к определенным проблемным ситуациям, преимущественно социально-экономического, криминального или экологического плана.

«В условиях Казахстана неудивительно, что государство пытается привычными методами регулировать блогосферу и «прикормить» наиболее видных его представителей, упрочивая свое монопольное положение в информационной сфере. Тем более, соцсети играют все более возрастающую роль в генерации контента. Если провести непредвзятый мониторинг информационных поводов и новостных сюжетов, можно прийти к выводу, что вклад соцсетей неуклонно увеличивается. Традиционные СМИ и соцсети становятся взаимодополняемыми ресурсами», – сказал он.

Политолог Замир Каражанов считает, что ожидать больших положительных преимуществ от социальных сетей в Казахстане можно тогда, когда появится зрелое гражданское общество.

«С другой стороны, мы видим, как интернет меняет СМИ. Это касается подачи материалов. 10-20 лет назад печатный материал включал элементы художественного текста, рассказ, повествование, что позволяло легко усваивать его, делать его интересным. Сегодня, чем меньше строк и больше фактов, тем лучше. Тексты стали аскетичными и статичными. Но это требование связано с особенностью чтения текста с монитора, и, скорее всего, тенденция минимализма будет не только продолжаться, но и развиваться, она приведет к новым формам подачи материала и информации. На мой взгляд, здесь таятся как возможности, так и опасности. Ведь голая информация и ее оценка в обществе – это не одно и то же, и как было не раз, они могут сталкиваться между собой», – подчеркнул Каражанов.

 

Евгений Андреев

Источник: Аналитический сайт Kaktakto