Эксперты: продавать нужно не природные ресурсы, а возможность ими любоваться

04.11.2016

С 2017 года безвизовый въезд в Казахстан будет разрешен для граждан 48 стран.

2017 год ожидается прорывным в области туризма в Казахстане, ведь в стране ожидается проведение зимней «Универсиады-2017» в Алматы и ЭКСПО-2017 в Астане. К тому же в Казахстане была принята Программа развития туристической отрасли до 2020 года, причем с 2017 года начинается уже второй ее этап. Но, несмотря на это, туристической страной Казахстан назвать трудно.
Поэтому в ходе круглого стола, представители экспертного сообщества, туристического бизнеса, путешественники, туристы и журналисты, обсудили перспективы и проблемы туризма в Казахстане, сообщает Zakon.kz. Однако прийти к единому мнению спикеры не смогли.
Руководитель ОФ «Мир Евразии» Эдуард Полетаев отметил: «В последнее время многие вспомнили, что туризм — это рабочие места, приличные деньги, которые можно заработать. Естественно необходимо те крупные международные мероприятия, а это относится к событийному туризму – Универсиада и ЭКСПО – заполнить соответствующими посетителями. Поэтому принимается ряд серьезных попыток в Казахстане: режим открытого неба, который запускается с 1 мая 2017 года с целью привлечь ряд зарубежных авиакомпаний на наш рынок. В рамках подготовки к ЭКСПО утвержден перечень из 73 тур-маршрутов, охватывающих все главные достопримечательности страны. В 2006 году в Казахстане было менее 900 гостиниц, а спустя 10 лет их уже более 2400.
С 2017 года безвизовый въезд в Казахстан будет разрешен для граждан 48 стран. Хотя, на мой взгляд, это не совсем выгодное решение. Можно было оставить визовый режим, но просто упростить получение виз. К примеру, в такие страны, как ОАЭ или Кения можно через интернет визу получить, а в Тунисе, Вьетнаме, Таиланде и др. странах проще простого ее получить в аэропортах. А ведь стоимость одной визы примерно равна средней цене проживания за одни сутки в гостинице. Эти деньги не помешали бы.
Что необходимо сейчас сделать? Идут разговоры о возможности создания Евразийского туристического пространства. В том числе благодаря самым желанным и любимым туристам, которые зарекомендовали себя за последние 2-3 года – китайским туристам. У нас нынешний год – год туризма Китая в Казахстане. С августа 2016 года организовываются групповые поездки. Надо признать, что китайцы, возможно желающие поиграть в казино, купить дорогие брендовые вещи, они привлекательны для турбизнеса. В среднем за один день они тратят больше чем турист из развитых европейских стран. Поэтому перспективы на данном направлении существенные.
Кстати, стоит возродить некоторые советские туристические маршруты, которые сейчас подзабыты. Были так называемые номерные, всесоюзные маршруты. В рамках актуальной сегодня темы Нового Шелкового пути раньше можно было сесть на поезд в Алматы и выйти в Ташкенте. Сейчас такие маршруты можно возродить, потому что для большинства иностранных туристов Казахстан – страна далекая. То есть, многие из туристов, посещающих наш регион, хотят побывать как минимум сразу в двух странах. Тем более границы у нас не так далеко находятся. Например, одна из основных достопримечательностей Казахстана – Чарынский каньон находится дальше от Алматы, чем столица соседней республики Бишкек. Несколько лет назад были публично озвучены планы о том, что намерены запустить скоростной поезд от Алматы до Ташкента. Но данная инициатива позабылась.
Во всех странах ЕАЭС туризм занимает незначительное место в ВВП. В Казахстане, например, это 0,9%. Правда учитываются только проживание и транспорт. При этом, по данным многих исследований в сфере туризма, 4 из 5 посещений приходятся, как правило, на тот туристический регион, где проживает сам турист. И в этом плане перспективы развития евразийского туризма весьма большие».
Жумат Марденов, экс-заведующий зарубежным отделом БММТ «Спутник» ЦК ВЛКСМ, почетный работник туризма Казахстана, в свою очередь, высказал следующие мысли: «Казахстану нужно Министерство туризма.
Этот вопрос до сих пор висит в воздухе и никак не решается. Сейчас в стране наконец-то открыли глаза и решили усилить внутренний туризм.
Кто-то сказал, что в период Универсиады мы примем 30 тысяч туристов. Но ведь практически нет никакой рекламы на внешнем рынке. Туристы ничего не знают о Казахстане. Информации нет. Предлагал перед Азиадой организовать тур для мэров Осло, Копенгагена, Хельсинки, Стокгольма. В этих странах развиты зимние виды спорта. Гостиницы готовы были принимать, МЧС готовы были организовать полеты на вертолетах.
Предлагал договориться с Узбекистаном, организовать для них тур из Алматы в Самарканд и Бухару. Представляете, какой поток информации о Казахстане был бы.
Узбекистан будет участвовать в ЭКСПО, и они хорошую идею предлагали раньше: чтобы турист вылетал из Алматы в Самарканд и вечером возвращался тем же самолетом. А теперь предлагают, чтобы люди, приехавшие на ЭКСПО, могли вылететь в Ташкент, Бухару и Самарканд чартерным рейсом на день-два».
Юрий Тлеумуратов, директор Палаты предпринимателей г. Алматы НПП РК «Атамекен» отметил:«На сферу туризма приходится 7% мировых инвестиций и 11% мирового совокупного дохода. Получается интересно: 7% инвестиций дают 11% дохода. Туризм все-таки очень высокодоходный вид бизнеса. Но все минусы – отсутствие нормального госоргана и инфраструктура.
В каждом регионе Казахстана есть своя жемчужна. Аксу-Жабаглы, Боровое, Баянаул, Каспий, прикаспийские низменности, святыни, каньоны. Но проблемы с инфраструктурой. К тому же Казахстан – климатически тяжёлый регион. Редко где в мире есть такая амплитуда температур, как у нас. От -50 до +50. Автомобильную дорогу сделать – это какое должно быть покрытие! Дороги делать дорого и трудно. Но это отговорки для слабых.
На мой взгляд, Президент и Правительство понимают что туризм — это серьёзный источник дохода особенно в пору кризиса. И реализация программы «Нурлы Жол» поможет в развитии туризма.
Казахстан занял 35 место в рейтинге Doing Business. Замер делают именно по городу Алматы. Госорганы занялись этим вопросом. И мы смогли занять 35 место. Я скептично отношусь к этой позиции. Но оснований не доверять серьезным международным экспертам у меня нет.
А вот другой рейтинг – конкурентоспособности в секторе туризма и путешествий. В 2015 году 141 страна участник, 14 параметров. Казахстан занял 44 место. Вроде бы неплохо. Но есть такие показатели: по приоритетности туризма 84 место. По международной открытости Казахстана 124 место, то туристической инфраструктуре 81 место, по природным ресурсам (не недра) 111 место, по культурным ресурсам и инфраструктуре для делового туризма – 101 место.
Есть, конечно, показатели, по которым мы весьма успешны. Но нужен госорган, который займётся координационной работой. И что-то тогда изменится.
Адиль Каукенов, политолог, L.L.M., генеральный директор Международного центра казахстанско-китайского сотрудничества CHINA CENTER: В Казахстане множество привлекательных мест. Вот мы говорим о холодной погоде в Астане до -50. Но давайте посмотрим китайский Харбин, где тоже морозы минус 45-48 зимой. Но именно зимний туризм в Харбине является основным. Почему? Потому что китайцы используют свои особенности очень умело. Устраиваются ледовые шоу, строятся ледовые скульптуры, городки, в расчете на туристов из южных регионов, которые никогда не знали, что такое настоящий мороз. Они хотят испытать на себе его и готовы за это платить.
У нас это тоже возможно. Но. У нас же проблемы туристов начинаются с ворот. А именно, на пограничных пешеходных постах нет условий, ужасные очереди, толкучка, хамство.
Почему-то такое высокомерное пренебрежительное, высокомерное отношение к азиатскому туристу. Считают их неприхотливыми. Это миф. Они очень требовательны. В Китае, который является одной из ведущих туристических держав мира, туристу предлагается максимум за его деньги. Понятно, что на туристе хотят заработать деньги, но уехать он должен с хорошими впечатлениями, а не что его ободрали как липку.
Марат Шибутов, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане: К нам туристов в чистом виде приезжают примерно 55 тысяч. Реальных туристов. Не те, которые декларируются, а именно с туристическими целями. В прошлом году у нас было 70 тысяч. Рост в основном за счет того, что у россиян нет денег, ограничения. И вот они поехали на Алаколь и Балхаш.
На мой взгляд, мы должны работать не с дальним зарубежьем, а именно с соседями. Надо перестать быть высокомерными и ждать жителей Нью-Йорка и Парижа. К нам никто не рвётся смотреть нашу непревзойденную архитектуру. Надо перестать быть высокомерными.
Как член совета ЭКСПО должен сказать, что в сентябре завозили 100 зарубежных туроператоров, 200 наших. Сделали им пять инфо-туров: Золотое Семиречье, Западное кольцо Казахстана, Восточный и Северный Казахстан, Шелковый путь, Оазисы степей Казахстана.
В рамках ЭКСПО ожидается большой толчок в сфере туризма. Сделаны покупки групповых туров. Даётся реклама в National Geographic, ТАСС, с Google и The New York Times работа ведется. Отдельно работа идет с НПП отрабатываются все вопросы, вплоть до пунктов зарядки сотовых телефонов. Разработаны 73 турмаршрута по уникальным местам Казахстана.
Цена туров определена. Эконом пакет от 40 тысяч на 3 дня: трансфер, хостел, питание, услуги гида, входные билеты на выставочный комплекс.
По последним данным, 55 заявок на 677 тысяч билетов уже поступило на посещение ЭКСПО. Миллион посещений мы наберем. Хотим, конечно же, пять миллионов. Из них мы постараемся получить 300 тысяч иностранных туристов в Казахстан.
Думаю, что на следующий год мы рванем и получим относительную известность. В Tripadvisor и на Booking.com.
В рамках ЭКСПО по 100 культурных мероприятий в день в Астане. Договорились со всеми театрами.
А если говорить как член общественного совета города Алматы, хочу отметить — подготовка идёт. Тротуары, туалеты, обучение полицейских. Если мы получим 300 тысяч иностранных туристов, это будет пик. Потом конечно будет спад. Но мы хотя бы начнем подтягиваться до уровня Узбекистана.
Евгений Пастухов, ученый секретарь Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК – Лидера Нации: Когда в России стали говорить о возрождении крымского туристического направления, я почитал российских писателей и творческую интеллигенцию, которые отдыхали в Крыму как раз с середины XIX века и до революции. Проблемы одни и те же: необоснованно дорого, никакого сервиса, больше я туда не поеду.
Отсюда я делаю вывод, что это общая проблема, которая заключается в следующем: мы относимся к нашему туризму не как к бизнесу. В нынешнем виде это не рынок. Рынок – это когда приходишь в аквапарк, у тебя больной ребенок, и ты не можешь есть ту еду, которую они продают. Ты говоришь: мой ребенок это не ест. И тебе говорят: да, у нас правила такие, но ради вас мы делаем исключение. Это бизнес. Это рынок.
Когда сегодня говорят о государственном вмешательстве, я отношусь к этому скептически. Например, наше любимое озеро Алаколь. Появление там маленьких частных компаний не связано с государством, это частная инициатива. Участие государства в этом вопросе – только строительство дороги, инфраструктура и страновой PR.
Замир Каражанов, политолог, главный редактор Информационно-аналитического центра Caspian Bridge: Хочу обратить внимание на один момент: за что бы государство ни взялось, все время оно проигрывает, результат не тот, который ожидаем. На самом деле туристы привлекаются и неплохо. Но поток этот идет неофициально. Очень много россиян интересуются Казахстаном. Тому есть некоторые обстоятельства. В Российском обществе меняются ценности. В свое время россияне хотели повидать мир, оторваться. Но сегодня приходит понимание того, что главное – семья. Семейный туризм, экотуризм выходит на первый план.
Российские автолюбители начали чаще пересекать границу с Казахстаном. Россияне, например, любят кататься по Мангышлаку. Конечно, автотуризм – это не та сфера, где могли бы заработать турагентства. Но с другой стороны, надо понимать, что если нельзя противиться бунту, то лучше его возглавить. Надо присоединиться к этому тренду автотуризма, дикого туризма. Надо использовать его и на этой волне очень хорошо можно поднять местный туризм. Именно эта группа туристов может сформировать хорошую рекламу Казахстану в интернете.
Турпродукты дорогие. Россияне в большинстве своем небогатые. Автотуризм здорово компенсирует этот негатив. Есть машина, есть относительно открытые границы – можно двинуться в путь за приключениями и ощущениями. А приключения начинаются тогда, когда плохо все спланировано.
С нашей стороны мы могли бы разрабатывать маршруты для автотуризма, строить дороги, тем более, сейчас строятся международные трассы, бороться с произволом полицейских на дорогах, когда их нет во время беды, но они появляются, когда нужно содрать деньги. Как говорится, из любого свинства можно отрезать кусок ветчины.
Андрей Михайлов, географ, журналист, фотограф, редактор, путешественник-исследователь, действительный член Русского географического общества:
Как географ, я считаю, что в Казахстане может быть лишь очень специфичный туризм, не массовый. Больших дивидендов от него быть не может.
У нас очень немного достопримечательностей. Они все рассеяны на огромном расстоянии. Этот посыл развивать туризм звучит давно, но турист так и не идет. И с какой стати?
Хотя страна красивая, но здесь должен быть очень дифференцированный, очень специальный туризм. Для штучных туристов, которые знают, чего именно они хотят.
Общество не готово к принятию туристов в Казахстане. Нет каких-то руководящих принципов в этой сфере. Сверху спускаются директивы. А на местах происходит бардак. Кого только не записывают в эти туристы.
Прозвучала реальная цифра – 50 тысяч. А у нас в отчетах что ни день, то миллион, то полтора. Если государство хочет помочь развитию этой сферы, надо устраниться в определенной степени.
Я совершенно уверен, что не будет у нас массового туризма, нужно развивать дифференцированно разные области.
Туризм с одной стороны дает деньги, а с другой стороны имеет разрушительный потенциал. Природа разрушается, как только становится объектом туризма. Вот пример: упадок острова Пхи-Пхи начался, после того, как вышел фильм с Ди Каприо. Туроператоры ищут места, которые могут привлечь своей нехоженностью. Через два года это место начинает разрушаться от экологического давления. Это один момент. Второй — разрушительная сила туризма для культуры любой страны. Мы не говорим об этом. А во всех туристических странах Азии появляется яркий заметный слой детей-попрошаек. В Казахстане тоже начинают появляться там, где мелькают западные туристы.
Как только объекты культа становятся туристическими объектами, они перестают нести вот эту свою глубинную функцию центров силы, центров поклонения.
Нельзя туризм воспринимать однозначно положительно.
Сергей Козлов, заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане»:
Я тоже очень скептически отношусь к перспективам нашего туризма. Что мы хотим создать? Туристическую индустрию? Для этого требуется время и самое главное – политическая воля. Когда в середине 90-х годов сюда приезжали французские эксперты из туристической ассоциации, мы их возили в Алматы, по окрестностям. Они составили подробный аналитический отчет о том, как, по их мнению, может развиваться туризм.
Перспективы звучали позитивно и относительно Шымбулака, Кольсайских озер. С тех пор прошло много времени.
В 2002 году сюда приезжала турецкая делегация, в состав ее входил человек, который создавал туристическую индустрию в Турции. Мы его замучили вопросами. Он рассказал, как это все было. До 80-х годов ХХ века в Турции этой индустрии не было. Они наняли немецких консультантов. Курировал это все вице-премьер. Начали они с того, что собрали всех заинтересованных лиц – хозяев отелей, владельцев земли, где можно было организовывать пляжи. С ними была проведена беседа, суть которой сводилась к тому, что нужно слушать консультантов, относиться к туристам по-другому.
Работали с людьми в форме, начиная с паспортного контроля. Это была мучительная и долгая работа. Был создан специальный банк, открыты кредитные линии для участников отрасли. При всех их военных режимах они смогли создать отрасль. Смогли создать культуру приема иностранных туристов. Поначалу Европа над ними хохотала, что турки решили соперничать с французской Ривьерой. К началу 90-х годов хохотать перестали.
Самое интересное, что тогда и сами турки стали отдыхать внутри своей родины.
Казахстан – богатейшая страна разнообразием ландшафта. Рядом с моим домом есть маленькая гостиница. Там останавливаются туристы. Иногда я с ними беседую. Им очень интересно здесь. Я понимаю, что существует экологическое давление на природу. И с этим надо что-то делать. Ведь в той же Турции греческое наследие тоже могли в отхожее место превратить. Но это все курируется. Все работает. Вы думаете, турки не хотели бы сдирать денег с туристов? Но в течение десятилетий они усвоили, что если будут себя вести культурно, они получат больше, чем, если они сорвут куш и отвадят тысячи туристов. Что же касается ЭКСПО – это замечательно. Но ЭКСПО пройдет.
Олег Белов, обозреватель и автор республиканских изданий «Аргументы и Факты — Казахстан», «Ветер странствий», «Мир путешествий», режиссер, участник Валихановской экспедиции:
Главная причина того, что туризм у нас развивается так медленно – это отсутствие политической воли. У нас не хватает манифестов, туристических брендов, а это креативный подход. Казахстан – это страна контрастов в хорошем смысле. И впадина Карагие, и пик Хан-Тенгри, и жара, и холод. Мы эти контрасты можем преподносить в выгодном свете.
Казахстан – это самая большая страна, не имеющая выхода к морю. Астана – это самая удаленная столица от моря. И там самый удаленный океанариум. Иртыш – самый длинный приток в мире. И это можно преподносить как бренды, чтобы люди понимали, что они едут не просто в какую-то страну. Очень большая проблема коммуникации. Нет массового туристического телеканала, который объединил бы огромные пространства и расстояния. «Туран» есть, но он цифровой, входит в элитный пакет.
Мы пытались выяснить, где пляжная столица Казахстана – это озеро Алаколь. Выигрывает у Иссык-Куля по многим параметрам. Но автомобильная дорога ужасная. Благо, поезд пустили. Но перрон настолько маленький, что не умещает пассажиропоток. Магазин не достроили. Инфраструктура отстает. Государство не поспевает за этим наплывом. Все-таки нужно развивать для Казахстана железнодорожное сообщение.
И если говорить о брендах и изюминках, которые мог бы преподнести Казахстан, то, я думаю, что это Байконур. Только Казахстан может предложить взглянуть на запуск ракеты с уникального космодрома. Для Алматы можно было бы раскрутить места, связанные с Виктором Цоем.
Россия и Китай – это те два рынка, которые могут насытить нашу страну.
Если говорить о фестивале кочевников, то Венгрия на первом месте, Кыргызстан на втором, Казахстан скромно на третьем-четвертом, может, даже проигрывает Монголии. Хотя для Казахстана степь – это наше все. У нас нет ни одного нормального этногорода. В этом вопросе нас выигрывает Узбекистан со своими Бухарой, Самаркандом, Хивой. Хотя многое там воссоздано. У нас в том же Талгаре можно было бы построить и сделать новодел, воссоздать этот город рядом с Алматы и там проводить фестивали кочевников. Продавать нужно не природные ресурсы, а возможность ими любоваться».
Дулат Капалов

Источник: Zakon.kz