ЕАЭС: нужно не поддаваться на иронию

11.02.2015

Около 30 стран мира проявляют интерес к созданию зоны свободной торговли с Евразийским экономическим союзом. Факт показательный, но не удивительный, учитывая, что ЕАЭС – это практически половина евразийского континента. Всего на планете действуют 379 региональных торговых организаций и соглашений, и многие из них нацелены на расширение сфер взаимодействия и географии участников. Интеграция – это мировой тренд. Однако критики ЕАЭС и так называемые евразоскептики пытаются убедить в обратном. Кому и зачем это нужно?

«Я думаю, что интеграционный процесс на постсоветском пространстве будет постоянно сталкиваться с давлением извне», – отметил в ходе заседания экспертного клуба общественного фонда «Мир Евразии» директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете, доктор исторических наук Булат Султанов. На самом деле тема дискуссии была посвящена трендам нынешнего года в рамках ЕАЭС, но разговор, начавшийся с экономических внешних вызовов, неизбежно привел к обсуждению информационной войны и геополитических игр. И это вполне закономерно: ЕАЭС начал работу в сложных экономических условиях, спровоцированных падением мировых цен на нефть и взаимными санкциями России и Европы, что дало повод для скепсиса в отношении интеграции.

— Цена на нефть упала, бензин подешевел, но монополисты будут выходить из этой ситуации не путем снижения цен, а путем разжигания антиинтеграционных настроений. По автомобилям то же самое: российские машины стали дешевле, значит, надо нашим производителям и дилерам снижать стоимость. Однако они этого не делают, им легче поднять антиинтеграционную волну и требовать ввести запретительные меры, эмбарго. Хотя населению выгодно, чтобы снижались цены на товары, – говорит Булат Султанов.

— Недавно казахстанский политолог Марат Шибутов обратил внимание на то, что когда начал свою работу Таможенный союз, все говорили, мол, теперь машины подорожают, что будем делать… Начал функционировать ЕАЭС, автомобили подешевели, и теперь все говорят: «Ну что такое? Обрушили рынок. Теперь дилеры страдают», – добавил политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net Владислав Юрицын. – Почему мы повышали цены на бензин? Потому что в России бензин дорогой. Теперь бензин подешевел, и уже говорят о том, что дешевый российский бензин может остановить три отечественных нефтеперерабатывающих завода. То есть ситуация меняется очень быстро, причем, на противоположную.

Ситуация, действительно, меняется, но не меняются средства воздействия на общественное мнение. Так, Булат Султанов привел занимательный пример из жизни наших соседей. В октябре прошлого года на конференции ЮСАИД в Кыргызстане замминистра экономики республики рассказал о том, что все кыргызские экономисты выступают за вступление страны в ЕАЭС, поскольку это необходимо для дальнейшего развития, а вот практически все публицисты – против.

— Там есть группа публицистов, которые хорошо финансируются. Кстати, самые финансируемые публицисты в Центральной Азии работают именно в Кыргызстане. Это пишущие люди, которые могут черное выдать за белое, а белое – за черное, – пояснил он, а заодно поделился своими опасениями. – Боюсь, что сейчас в Кыргызстане может произойти какая-то провокация для того, чтобы воспламенить горячих кыргызских парней против вступления в ЕАЭС. Поэтому нам нужно быть готовыми к тому, чтобы парировать и провокации, и попытки их пропагандирования в том или ином ключе.

К слову, эксперт из Кыргызстана, генеральный директор аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» Дмитрий Орлов рассказал, что с конца прошлого года в соседней республике вновь муссируются слухи о возможных внутриполитических катаклизмах: «Поговаривают, что весной опять что-то будет…». Впрочем, подобные кривотолки в Кыргызстане возникают ежегодно. Но на этот раз опасения подкреплены тем фактом, что в мае Кыргызстан планирует присоединиться к ЕАЭС.

— Общества всегда находятся либо в состоянии эволюционного развития, либо в возбужденном состоянии. Практика показывает, что интеграция приносит реальные плоды и возникает как раз таки в условиях, когда государство находится в состоянии относительного комфорта, – заметил политолог Эдуард Полетаев. – Трудно вообще найти пример, когда страна стремилась к интеграции в условиях политической нестабильности или военных действий. В качестве исключения можно было бы назвать Украину, стремящуюся в Европейский союз, но мы знаем, что пока сохраняется такая ситуация на востоке страны, никакие интеграционные объединения для нее недоступны.

Примечательно, что именно Украину кыргызстанский эксперт Дмитрий Орлов назвал страной, которая могла бы по своим «домайдановским» экономическим показателям сбалансировать Россию, в том случае, если бы Киев решился присоединиться к ЕАЭС, а интеграционное объединение ввело бы единую валюту. В Европейском союзе, по его словам, балансом немецкому локомотиву выступают Франция, Англия и Италия, а в Евразийском пока ни одна страна не может претендовать на эту роль. Конечно, предположения, намекающие на внешнее противодействие ЕАЭС, можно смело отнести к разряду конспирологических версий. Однако, предположения опираются на конкретные факты.

— Мы, порой, остерегаемся говорить о том, что сейчас стоит вопрос о переходе от однополярного мира к многополярному. А этот переход чреват непонятными ситуациями, и никто не может просчитать наше завтра в результате того, что США хотят сохранить однополярный мир, а развивающиеся страны этого не хотят, – считает Булат Султанов. – Между прочим, бывший госсекретарь США Хиллари Клинтон почувствовала стремление к созданию многополярных структур одной из первых, когда создавались БРИКС и ЕАЭС. Почему она выступила против? Потому что поняла: речь идет об антитезе однополярному миру.

Напомним, еще в 2012 году г-жа Клинтон заявила: «США постараются не допустить воссоздания Советского Союза под вывеской экономической интеграции. Это будет называться иначе – Таможенным союзом, Евразийским союзом. Но не будем обманываться на этот счет – мы знаем, какова истинная цель, и пытаемся найти эффективные способы замедлить и предотвратить это». Неуместная и популистская аналогия с СССР получила особую популярность в среде противников интеграционного процесса на постсоветском пространстве, хотя главы государств ЕАЭС неоднократно подчеркивали: ни о какой реинкарнации Союза речь не идет, сотрудничество в рамках объединения может быть исключительно экономическим.

Кстати, на днях в Брюсселе завершился восьмой раунд переговоров между делегациями США и ЕС. Повестка – соглашение о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (ТТИП). В августе прошлого года соглашение о трансатлантическом партнерстве подписали Канада и ЕС. Как пояснил директор Института международного и регионального сотрудничества, участники соглашения намерены создать трансатлантическую беспошлинную зону с потребительским рынком 820 млрд долларов. Второе крупное трансрегиональное торговое соглашение простирается через Тихий океан. Создают его США, причем, без участия Китая.

— Я нашел интересное выражение г-на Стросс-Кана, он сказал: «Если мы создадим Транс-Тихоокеанское партнерство без Китая, то КНР окажется между двух челюстей американского крокодила». Таким образом, мы сейчас наблюдаем, как США выталкивают Россию из соглашения с Европой, а в Азии Китай выталкивается из тихоокеанской зоны торговых отношений, – пояснил Булат Султанов. – Когда нас обвиняют в том, что мы создаем «неоимперскую» структуру, всегда надо говорить: «Ребята, ну вы же сами вместе с ЕС создаете ТТИП». И, конечно, когда мы говорим об Украине, то забываем о той борьбе, которая идет вокруг трансатлантического торгового соглашения. Украина, которая должна соединять ЕАЭС с ЕС, становится барьером. Это означает, что Европу легче перетягивать в Трансатлантическое соглашение – тогда российский газ будет не нужен, потому что в Европу пойдет сланцевый газ из США.

А заодно противникам интеграции следует напоминать, что в мире существует 379 региональных торговых организаций и соглашений. Причем, растет число соглашений, которые выходят за рамки только торговых. То есть они, по словам Султанова, превращаются в проинтеграционные соглашения. Как подчеркнул эксперт, интеграция – это мировой тренд:

— Когда нас из-за создания ЕАЭС обвиняют в черных замыслах, мы вправе показать, что есть общая динамика, определяемая тем, что глобальный кризис способствует созданию региональных и трансграничных экономических зон. И Евразийский экономический союз вписывается в эту тенденцию. Надо также говорить о том, что свыше 30 стран изъявляют желание создать зону свободной торговли с ЕАЭС. Среди них – Израиль, Иран, Турция, Вьетнам. Нам нужно не поддаваться на иронию наших противников, а просто говорить: «Ребята, это тенденция!».

Виктор Санькович

Источник: Caspian bridge — информационно-аналитический центр