ЕАЭС, ШОС и БРИКС идут на сближение

29.06.2015

9 июля в Уфе (Россия) состоится встреча глав государств трех значимых интеграционных объединений. Диалог лидеров пройдет в рамках саммитов БРИКС и ШОС, в ходе которых, как ожидают казахстанские эксперты, могут быть приняты достаточно серьезные инициативы регионального и глобального уровня. Могут ли противники интеграции помешать осуществлению намеченных планов?

В преддверие саммитов и встречи лидеров БРИКС, ШОС и ЕАЭС участники очередного заседания экспертного клуба, организованного общественным фондом «Мир Евразии», сообща пытались ответить на непростые вопросы. И, прежде всего, что может быть общего у трех организаций, имеющих совершенно разные цели и задачи? Где находятся точки пересечения интересов? Могут ли оппоненты парализовать деятельность трех интеграционных объединений?

ЕАЭС, в который входят Казахстан, Россия, Беларусь, Армения и Кыргызстан, преследует исключительно экономические цели, подчеркивали участники заседания. Шанхайская организация сотрудничества (Казахстан, Россия, Китай, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан), созданная для решения спорных пограничных вопросов между постсоветскими странами и КНР, сегодня занимается проблемами безопасности в Центральной Азии. БРИКС – это и вовсе аббревиатура, введенная для обозначения акций группы государств с быстрорастущими экономиками (Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР). Правда, в последние годы, по инициативе нашего северного соседа, БРИКС превратился в своего рода диалоговую площадку для обсуждения глобальных проблем.

— Все три объединения едины в одном – участием в них России, – заметил директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев. – Причем, у России есть свои национальные стратегические интересы и определенные интересы в каждом из этих объединений. В ЕАЭС она доминирует. В ШОС вынуждена принимать Китай как своего рода спарринг-партнера при наличии других, уступающих по своему потенциалу участников. А вот в БРИКС Россия находится на равных. При этом ЕАЭС во многом продвигается за счет того, что здесь созданы и действуют наднациональные структуры. ШОС предпочитает формат с межгосударственными органами в виде секретариата и РАТС (Региональная антитеррористическая структура). БРИКС же является неформальным клубом как, например, G7 (в составе «Большой семерки» – США, Канада, Япония, Великобритания, Германия Италия и Франция).

Как считает главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при президенте РК Леся Каратаева, лучше всего возможный формат будущих взаимоотношений ЕАЭС, ШОС и БРИКС отражает термин «сопряженность». То есть тесного сближения очень разных организаций, по ее мнению, быть не может, но существуют объективные и субъективные факторы для укрепления взаимодействия.

— К объективным можно отнести факторы экономико-демографического порядка. В частности, положительная динамика мирового ВВП обеспечивается сегодня развивающимися и переходными экономиками, на них же приходится почти половина мирового товарооборота, налицо демографическое преобладание. При этом пространство стран, входящих в ЕАЭС, ШОС и БРИКС уступает сегодня G7 по объему ВВП, но не уступает по динамике роста товарных и инвестиционных потоков. К субъективным факторам может быть отнесено стремление стран, входящих в ЕАЭС, ШОС и БРИКС к реформированию системы глобального управления с учетом интересов развивающихся экономик, наличие у ряда государств политической воли к продвижению этой идеи. Кроме того, есть факторы локального значения. Это касается, в первую очередь, сближения интересов ШОС и ЕАЭС. Например, необходимость каким-то образом сочетать два проекта – ЕАЭС и китайский «Экономический пояс Шелкового пути», – пояснила Каратаева.

Говоря о политической воле и реформировании системы глобального управления, представительница КИСИ имела в виду стремление стран создать многополярный мир. Стоит отметить, что данный вопрос поднимается практически на каждом заседании экспертно клуба «Мир Евразии». Именно противостоянием Запада и, как сейчас говорят, Не-Запада в борьбе за геополитическое лидерство эксперты объясняют многие события, происходящие в мире, а также негативное отношение США и их союзников к евразийской интеграции.

БРИКС, не смотря на то, что это неформальная организация с размытыми целями, тоже может вызвать явное неудовольствие Запада в самом ближайшем времени. Руководитель фонда «Мир Евразии», политолог Эдуард Полетаев отметил, что на саммите БРИКС могут быть приняты знаковые инициативы. Речь идет о создании Банка развития стран БРИКС с капиталом 100 млрд долларов, который станет альтернативой Всемирному банку. Кроме того, государства намерены провести консультации по созданию аналога SWIFT, международной межбанковской системы передачи информации и совершения платежей. Пока это только планы, но и сейчас БРИКС, говорит политолог, представляет огромный интерес, в том числе и для Казахстана.

— В государствах БРИКС проживает более 40% населения Земли, а их экономика демонстрирует устойчивый рост. Согласно прогнозам, к 2050 году страны БРИКС станут ведущими экономическими лидерами, на их долю будет приходиться более 40% мирового ВВП по сравнению с примерно 27% сегодня. Ну и Казахстан к 2050 году хочет попасть в 30-ку развитых стран мира. Так что цели у нас примерно одинаковые, – добавил Полетаев.

Он также озвучил и повестку саммита ШОС: принятие стратегии развития до 2025 года и возможное расширение за счет Индии и Пакистана. Андрей Чеботарев при этом добавил в список претендентов Монголию и Иран, а профессор кафедры международных отношений и мировой экономики факультета международных отношений КазНУ им. аль-Фараби Галия Мовкебаева со ссылкой на российских экспертов сообщила, что в состав ШОС может войти и Афганистан.

— Понятно, что гипотетически включая в организацию эти страны, и, возможно, Иран, а в последующем Афганистан, мы берем на себя весь груз проблем, которые связаны не только с региональной, но и с международной безопасностью, – сказала Мовкебаева. – Но, с другой стороны, включение таких стран, как Индия и Пакистан, приведет к тому, что появятся новые возможности для транзита тех же энергоресурсов, для улучшения транспортно-логистических услуг. Может быть, снизятся противоречия между основными лидирующими игроками, Россией и Китаем, потому что новые члены организации выступят некими противовесами.

Отвечая на вопрос, будут ли попытки парализовать деятельность ШОС и БРИКС, профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев заявил, что в этом нет никакого смысла:

— С глобальной точки зрения они не являются конкурентами ни для ЕС, ни для НАТО, ни для США. А с региональной, данные объединения выполняют функции, которые потенциальные «конкуренты» выполнять не собираются. Наоборот, они им дают возможности. Например, кто на Западе был заинтересован в конфликте на границе с Китаем, который мог бы случиться на постсоветском пространстве? Абсолютно никто. Соответственно, «Шанхайская пятерка», а потом ШОС выполнили те функции, в которых американцы и европейцы были заинтересованы. Однозначно, мы будем сталкиваться с поддержкой этой структуры. Более того, вовлечение новых участников, если они не совсем уж одиозные, будет только приветствоваться, потому что сфера решения локальных проблем, если они не в центре интересов глобальных игроков, всегда одобряется. Если же мы говорим о БРИКС, как о быстроразвивающихся экономиках с мощным экспортным потенциалом, то опыт ОПЕК показывает, что такие структуры тоже никому жить не мешают. ОПЕК позволяет на глобальном уровне регулировать деятельность экспортеров нефти. Если механизм взаимодействия в рамках БРИКС заработает, то он будет приносить выгоду глобальным игрокам.

Свои выводы Бурнашев подкрепил фактом снижения интереса к региональным интеграционным объединениям, так как, например, в США снизилось финансирование исследований в данной сфере. Леся Каратаева обратила внимание на то, что на официальном уровне обсуждаются исключительно вопросы сотрудничества, как правило, экономического.

— А вот на неофициальном чаще обсуждается вопрос: сможем ли мы, объединившись, стать костью в горле Запада, – сказала она. – Полагаю, надо четко определиться, для чего нам сопряжение организаций. Для того чтобы построить действенную архитектуру с мощным экономическим базисом, который позволит нам заявить о себе как о серьезном игроке, или помешать США и Западу в целом осуществлять свою мировую гегемонию? Вопрос о трансформации системы глобального управления в любом случае будет решен. Он может стать определенным бонусом процесса сближения ЕАЭС, ШОС и БРИКС, сближения, которое направлено на то, чтобы нам самим стало жить лучше. А может стать целью такого сближения – тогда велика вероятность того, что стадия «нам самим стало жить лучше» будет упущена.

По мнению Леси Каратаевой, организациям надо сконцентрироваться на решении текущих задач, а не на противостоянии с кем-либо. С этим мнением согласен и Андрей Чеботарев: «Если говорить о ЕАЭС, то сами страны-участницы, сохраняя всевозможные ограничения во взаимной торговле и создавая разногласия по разным вопросам, быстрее могут парализовать деятельность союза, чем внешние противники. Поэтому сейчас важно выстраивать ЕАЭС как устойчивое объединение. А для этого следует вводить определенные правила игры и всем участникам жестко им следовать». Чтобы сохранить устойчивость, сосредоточиться на разрешении противоречий эксперты рекомендуют также ШОС и БРИКС.

Виктор Санькович

Источник: Caspian bridge — информационно-аналитический центр