ЕАЭС: вширь или вглубь?

04.06.2015

Соглашение о зоне свободной торговли (ЗСТ) между Вьетнамом и Евразийским экономическим союзом – это знаковое событие, убеждены казахстанские эксперты. Между тем, еще 40 стран заинтересованы в сотрудничестве с союзом пятерых. Расширять ли круг партнеров или сначала отладить внутренние механизмы взаимодействия, обсуждали участники экспертного клуба «Мир Евразии».
Дискуссия на тему «Потенциал ЕАЭС, как новая экономическая реальность глобального масштаба» совпала с двумя важными событиями – годовщиной подписания договора о создании интеграционного объединения и заключением соглашения о ЗСТ с Вьетнамом.
– Теоретически это и увеличение товарооборота, и развитие новых торгово-экономических связей, и подключение ЕАЭС к процессам, которые происходят в Азиатско-Тихоокеанском регионе, – отметил политолог Эдуард Полетаев. – ЕАЭС позиционирует себя как организация, привлекательная для внешнего сотрудничества. Из последних новостей: Египет отправил заявку на создание ЗСТ, Индия интересуется, Монголия хочет сотрудничать… Многие слышали то, что повторяют как мантру: более 40 стран выражают заинтересованность в создании зон свободной торговли с ЕАЭС.
Политолог при этом добавил, что создание различных интеграционных объединений – мировая тенденция. Так, по данным статкомитета СНГ, в 1993 году в мире насчитывалось 124 таких объединения, а на 1 января 2014-го их было уже 587. На региональные союзы приходится около 60% мирового ВВП и около 40% населения планеты. Самые известные из них – это Европейский союз, Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА), Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), а также Меркосур – объединение крупнейших стран Южной Америки.
– Подписание соглашения с Вьетнамом, конечно, говорит о привлекательности ЕАЭС, – сказал представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов. – Вьетнам – это большая, растущая экономика, а, кроме того, практически не выпускает товары, конкурирующие с нашими. Страны взаимодополняют друг друга: у них – легкая промышленность, пищевая, тропическое сельское хозяйство, а мы им можем поставлять, допустим, продукцию машиностроения, химической промышленности. И все же большой, исторический смысл подписания соглашения с Вьетнамом в том, что мы впервые выходим за рамки СНГ и бывшего СССР и территориально, и фактически. И это ставит крест на разговорах о восстановлении СССР под видом ЕАЭС.
Между тем директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете, доктор исторических наук Болат Султанов считает, что ЕАЭС не нужно гнаться за количеством стран-партнеров.
– Мы должны, в конце концов, вернуться к той идее, за которую все вместе выступали, – к созданию евразийского экономического союза на постсоветском пространстве. Необходимо восстановить народно-хозяйственные связи, которые существовали между Казахстаном и Россией, Казахстаном и Узбекистаном, Казахстаном и Кыргызстаном, – говорит Султанов. – На днях российский социолог и политолог Борис Кагарлицкий сказал, что создание любой интеграционной структуры выгодно экспортерам, всем прочим надо сохранять протекционистские меры для защиты своей экономики… Мы еще не успели вырастить ребенка под названием Евразийский экономический союз, а уже хотим его то ли женить, то ли замуж выдать…
Главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК, доцент, доктор исторических наук Ирина Черных напомнила хорошо известную перспективу расширения Евросоюза – вглубь или вширь. – Решался вопрос, будет ли ЕС расширяться за счет принимаемых новых членов либо же будет улучшаться сам механизм взаимодействия и функционирования союза, – отметила она. – Мне кажется, что европейцы сделали неправильный выбор – расширение вширь, не создавая те самые работающие механизмы.
Поддерживает выход за пределы постсоветского пространства Айдархан Кусаинов, генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест»:
– Я согласен с тем, что создание ЗСТ с Вьетнамом – это знаковое событие, потому что ломает внутреннее мышление, саму мысль о том, что мы восстанавливаем СССР. Но не согласен, что нужно сначала восстановить народно-хозяйственные связи. За 20 лет вся экономика поменялась. Заводы, которые были построены в советское время, давно работают на другом оборудовании, они заточены под другие энергоносители. То, что у нас производилось когда-то, теперь производится по другим стандартам. Невозможно все это восстановить. Нужно создавать новые связи. И вот когда ЕАЭС устанавливает тесные связи с Вьетнамом, Ираном и любой другой страной дальнего зарубежья, сразу становится выпукло и понятно, что мы как раз не воссоздаем, а создаем новое.
В свою очередь политолог Эдуард Полетаев напомнил, что в случае с Вьетнамом и потенциальными партнерами ЕАЭС речь идет только о зоне свободной торговли, причем, для определенных групп товаров. Поэтому расширение сотрудничества на данном уровне никак не помешает разрешать внутренние противоречия экономического союза. Кроме того, он подчеркнул, что определенные выгоды видны уже сейчас. Так, Казахстан и Вьетнам договорились об открытии авиасообщения, которого раньше не было. Причем, во Вьетнам летает казахстанская «Эйр Астана», так что доходы от авиаперевозок поступают в казахстанский бюджет.
Более того, по словам Марата Шибутова, для установления более тесных взаимоотношений с третьими странами понадобятся годы:
– Переговоры с Вьетнамом шли еще со времен Таможенного союза. И надо понимать: то, что Турция, Иран, Израиль подали заявки, означает, что надо будет ждать 4-5 лет, пока мы выберем определенный список товаров, которые пойдут к нам без пошлины, пока они выберут наши товары, которые пойдут к ним.
Это означает, что у ЕАЭС, который существует меньше полугода, еще есть время для отладки внутренних механизмов. И для этого, прежде всего, как отметил директор Центра актуальных исследований «Альтернатива», кандидат политических наук Андрей Чеботарев, «нужно делать то, о чем говорит Беларусь, которая сейчас председательствует практически во всех ключевых структурах ЕАЭС. А Беларусь ратует за снятие всех ограничений, изъятий». Если же подытожить выступления экспертов, то можно найти ответ на вопрос, который когда-то подняли в ЕС, а теперь стоит перед ЕАЭС: как лучше расширяться – вширь или вглубь? Главной задачей союза все-таки должно стать самоусовершенствование, налаживание четкой и слаженной совместной работы, преодоление всевозможных барьеров. Это не исключает и работы по расширению сотрудничества.

Виктор Санькович

Источник: Nomad