Евразия в новой эре: устаревание знаний и навыков ускорится

04.07.2019

Экономика сервисного типа

В странах ЕАЭС доля рынка услуг превышает 50% ВВП, а совокупная занятость в этой сфере составляет более 70% населения. Сейчас в единый рынок услуг интеграционного объединения входят 52 сектора, которые в целом охватывают около 55% объема производимых услуг. Еще девять секторов услуг планируется ввести в единый рынок до 2020 года. Такие данные были озвучены в ходе дискуссии «Человеческий капитал на службе интеграции», состоявшейся в Алматы в рамках заседания экспертного клуба «Мир Евразии».

Формирование единого рынка услуг в ЕАЭС способствует развитию бизнеса, созданию дополнительных рабочих мест, повышению уровня занятости населения, реальных денежных доходов граждан, что является важнейшим фактором укрепления социальной стабильности. Человеческий капитал имеет огромную значимость для рынка услуг. Вместе с тем евразийские государства нацелены на построение инновационной экономики. И человеческий капитал, соответствующий требованиям постиндустриального, информационного общества, рассматривается как главный инструмент создания новой экономики.

Состояние человеческого капитала в странах ЕАЭС характеризуется неоднозначно. За последнее десятилетие все страны-члены Союза показали позитивные результаты в динамике Индекса человеческого развития ООН. Хорошие позиции у евразийских государств и в рейтинге по индексу развития человеческого капитала, который составляют эксперты Всемирного экономического форума. Но с соответствием системы образования современным требованиям дела обстоят хуже. Сфера образования пока слабо реагирует на потребности реальной экономики, что препятствует эффективному использованию человеческого капитала.

По квалифицированной рабочей силе Казахстан находится в первой трети стран, относящихся к высокоразвитым, озвучил еще один показатель международных рейтингов главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте Республики Казахстан (КИСИ) Вячеслав Додонов. Человеческий же потенциал определяется структурой экономики, убежден эксперт. «Понятно, что если в экономике высока доля высокотехнологичных отраслей, то нужны и соответствующие кадры – инженеры, программисты. Если же это экономика сервисного типа, то, соответственно, нужны официанты, продавцы, горничные. В нашем случае движение экономической модели происходит в сторону экономики сервисного типа», – пояснил представитель КИСИ.

Специалисты цифровой эпохи

Примечательно, что Казахстан, как и его партнеры по ЕАЭС, имеет высокие показатели в Индексе человеческого развития, прежде всего благодаря образованию. Всего в рейтинге ООН учитываются четыре показателя – два касаются сферы образования, другие два оценивают среднюю продолжительность жизни в государствах и доходы населения.

«По данным за 2018 год Россия находится на 49-м месте, Беларусь – на 53-м, Казахстан – на 58-м. Это показатели стран, входящих в группу государств с очень высоким уровнем человеческого развития. Далее идет группа с высоким уровнем человеческого развития, в нее входит Армения, она на 83-м месте. Кыргызстан находится в группе со средним уровнем, занимая 122-е место», – рассказал Вячеслав Додонов.

По его словам, на итоговую оценку государств большое влияние оказывает продолжительность обучения. В Казахстане ожидаемая продолжительность обучения составляет 15,1 года, а длительность школьного обучения – 11,8 года. Также уровень школьного образования в республике признан высоким. Но, как подчеркивали многие участники дискуссии, конфликт между сферой образования и рынком труда снижает возможности для самореализации граждан. Подобное несоответствие подталкивает выпускников школ поступать в иностранные вузы, а молодых специалистов – к поиску работы за рубежом.

Дальше будет еще сложнее, предупреждает главный научный сотрудник КИСИ Леся Каратаева«В условиях смены технологического уклада моральное устаревание имеющихся знаний и навыков будет ускоряться. Преодоление наметившегося и уже дающего свои плоды дисбаланса между запросом рынка труда и системой подготовки кадров потребует перестройки всей системы профессиональной подготовки и смены отношения к статусу того или иного уровня образования».

Эксперты по всему миру уже много лет предрекают, что в новой эре невостребованными окажутся представители многих профессий и появится потребность в новых специальностях. Более того, прогнозируется, что человечеству придется обучаться в течение всей жизни, меняя профиль своей деятельности раз в несколько лет. Решать проблему морального износа человеческого капитала нужно уже сейчас, уверена Леся Каратаева. Правда, вопрос, как это сделать, пока только обсуждается.

К примеру, эксперты в области высшего образования сегодня ставят под сомнение необходимость обучать в вузах профессиональным навыкам и компетенциям. Согласно такой точке зрения, профессии можно обучиться в организациях среднеспециального и профессионального образования. А вузы могли бы сосредоточиться на подготовке высококвалифицированных кадров, например для научной деятельности.

Гибрид от шока будущего

Политолог Замир Каражанов напомнил, что термин «человеческий капитал» появился тогда же, когда и понятия «научно-технический прогресс» и «научно-техническая революция» – примерно в середине ХХ века. С тех пор уже сформировались постиндустриальные экономики в развитых странах, и всем им присущи общие черты.

«Первое – это высокий уровень конкуренции. Компании, чтобы ее избежать, вынуждены создавать качественно новые продукты, которые не имеют аналогов и конкурентов: мобильные телефоны, умные пылесосы и прочие технологические новинки. В такой продукции растет инновационное содержание. Второе – все эти страны сильно интегрированы в мировую экономику. С одной стороны, это усиливает конкуренцию, с другой – делает их экономики экспортно ориентированными. Еще один признак – инвестиционная привлекательность. Причем речь идет не только о правовом режиме, но и об инфраструктуре городов, которая делает комфортной жизнь людей», – подчеркнул Замир Каражанов.

Также в развитых странах с постиндустриальной экономикой проводится продуманная миграционная политика: во главу угла ставится привлечение в экономику высококвалифицированных специалистов. Например, в США для работников умственного труда действует особый визовый режим. В том числе благодаря этому, а также созданию комфортных условий для иностранных профи американские инновационные компании успешно развиваются.

В евразийских государствах, прежде всего в Казахстане и России, можно проследить ориентир на построение инновационных экономик по существующим лекалам. Так, Стратегический план развития Республики Казахстан до 2025 года базируется на стимулировании экспортно ориентированного производства. И развитие человеческого капитала является одной из семи важнейших системных реформ данного плана. Кроме того, в июне 2019 года в Казахстане создано министерство торговли и интеграции, которому даны полномочия по продвижению экспорта.

Сама по себе евразийская интеграция – это также один из инструментов стимулирования экспорта и закалки местных производителей в условиях возросшей конкуренции.

Растут в республике и затраты на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки, отметил политолог Антон Морозов. Правда, пока их результативность не радует, признал он. Вместе с тем эксперт отметил, что Казахстану и его евразийским партнерам, возможно, и не потребуется такая масштабная перестройка, как предполагается.

«Знаменитый футуролог Элвин Тоффлер в своей книге «Шок будущего» спрогнозировал, что постиндустриальная экономика будет развиваться параллельно с сервисной. Образуется некий гибрид. В Казахстане заметен крен в сторону сервисного сектора. Возможно, это и неплохо. Есть масса стран, которые развивают свою экономику в сервисном направлении, и у них это получается достойно», – заключил Антон Морозов.

Источник: «Ритм Евразии»