Евразийская интеграция как символ: мнения экспертов

27.06.2018

ЕАЭС нужна новая символика, но ценность она приобретет, когда интеграционные процессы изменят жизнь населения евразийских государств к лучшему. О значении символов и знаков в век информатизации говорили участники заседания экспертного клуба «Мир Евразии», прошедшего в Алматы.

При создании Евразийского экономического союза символике не придавали особого значения, в том числе потому, что инициаторы создания нового интеграционного объединения на постсоветском пространстве показательно дистанцировались от политики. Подтверждением тому служит тот факт, что на флаге ЕАЭС изображена эмблема уже не существующей организации – ЕврАзЭС. По мнению ряда экспертов, эта эмблема, символизирующая сотрудничество между Европой и Азией, не всегда отражает суть организации.

«На мой взгляд, в нынешней эмблеме ЕАЭС сочетание цветовой гаммы ставит в тупик. Никакого объяснения, почему синий – это цвет Европы, золотой – цвет Азии. Эмблема очень сложная для понимания. В символике же очень важно легкое восприятие, чтобы каждый мог понять ее значение. У организации должен быть флаг, который объединяет и за которым люди идут», – выразил точку зрения писатель и журналист Дмитрий Шишкин.

Значимость символов возрастает в связи с развитием информационного общества, констатировал руководитель общественного фонда «Мир Евразии», политолог Эдуард Полетаев. Еще одна причина для замены символики – путаница, которая до сих пор присутствует даже в высших политических кругах: ЕАЭС зачастую называют ЕврАзЭС. Кроме того, символы побуждают к достижению общих целей, сообщают международному сообществу о характере и задачах организации. Не случайно в странах постсоветского пространства символам сегодня придается особое значение, что иногда приводит к идеологическим баталиям.

«Для постсоветских государств актуальна проблема социальной трансформации, построения нового пространства знаков и символов. В некоторых республиках бывшего СССР до сих пор идет процесс обновления символики, развенчания старых и рождения новых символов. При этом поиск таких знаков и символов, которые могли бы в идейно-смысловом плане консолидировать народ, довольно непрост»,– сказал Эдуард Полетаев.

Он добавил, что, несмотря на значимость, создание общего знаково-символического пространства от стран ЕАЭС до Большой Евразии в ближайшем будущем вызывает ряд вопросов. Мнения участников обсуждения на этот счет разделились.

PRO. Бренд и мягкая сила

Мы практически ничего не знаем о знаках и символах ЕАЭС, признал президент Евразийской ассоциации франчайзинга Бекнур Кисиков. На примере ассоциации он рассказал о том, как важно объединение сторонников под единым символом.

«Бизнес-брендирование у нас есть, и мы понимаем, что без этого невозможно. Экономическое пространство должно быть брендированным, чтобы мы понимали, куда и зачем мы идем и что мы друг без друга не можем. К сожалению, на государственном уровне не всегда есть понимание, но бизнес-ассоциации к нам прислушиваются. Что касается ЕАЭС, то сам по себе проект, конечно, интересный. Но пока нет даже четкого смыслового символа, что тут говорить о каком-то изображении. Я считаю, что это недоработка, нужно хотя бы прислушаться к экспертам в области пиара, а также, возможно, создать площадку для взаимодействия предпринимателей, которые работают в этой сфере», – порекомендовал Кисиков.

О смысловых символах говорили на примере того же Евросоюза – его флаг знаменует евроинтеграцию, западные ценности, европейские права и свободы, высокий уровень жизни. Что же означает евразийская интеграция, пока ответить трудно, признают эксперты. Пока это механизм – еще не отлаженный, несовершенный, на который возлагаются надежды, связанные с повышением благосостояния жителей стран ЕАЭС. Но, как подчеркивали, многие спикеры круглого стола, символы объединенной Европы, созданные еще в середине ХХ века, лишь спустя десятилетия обрели глубокий смысл.

«Чтобы символы внедрились и воспринимались, должно пройти достаточно много времени, – отметил PR-консультант Казахстанской коммуникативной ассоциации Владимир Павленко. – С другой стороны, нельзя забывать о конкурентном окружении в пространстве знаков и символов, куда должна вписаться символика ЕАЭС. А чем сегодня определяется это пространство? Прежде всего, активностью брендов и тех символов, которые в современном мире воспринимаются уже наднациональными, глобальными. И они очень хорошо раскручены».

Конкурировать с мировыми брендами ЕАЭС придется, если перед организацией будут стоять дополнительные задачи. Символы являются действенными элементами мягкой силы, напомнила старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Лидия Пархомчик. Например, уже упомянутый флаг ЕС можно рассматривать и в качестве примера мягкой силы, а его влияние на сознание людей вполне можно наблюдать на примере ряда постсоветских государств.

«В настоящее время, по признанию экспертов в данной области, ЕАЭС не ставит перед собой задачи выработать концепт стратегии «мягкой силы», соответственно и острой потребности в определении символики руководители организации не испытывают. Однако, вполне очевидно, что если такая потребность все же появится, то члены союза будут вполне способны разработать рабочие варианты символики», – считает Лидия Пархомчик.

CONTRA. Не надо форсировать события

Профессор Казахстанско-немецкого университета, кандидат философских наук Рустам Бурнашев отметил одну интересную деталь. Реальной критики в адрес ЕАЭС, подкрепленной фактами и цифрами, нет. Недовольство направлено на символы, никак с евразийской интеграцией не связанные. Например, камнем преткновения стала Георгиевская лента, которая в ряде постсоветских государств воспринимается не как символ общей Победы над фашизмом, а как символ якобы идеологического давления со стороны России, как попытка возродить Советский Союз.

«Получается, что для ЕАЭС возникает хорошая прагматическая ситуация, когда вся энергия оппонентов направляется не на связанную с этой структурой символику, а вся практика ЕАЭС остается вне дискуссии и вне критического осмысления. На данный момент я здесь вижу для ЕАЭС достаточно большой выигрыш, – сказал Рустам Бурнашев. – Но в конечной перспективе, безусловно, мы будем иметь негатив. Понятно, что когда структура развивается без критической позиции и разумного осмысления, когда вся критика действительно уходит в чисто символическое поле, то, получается, что отсутствует процесс совершенствования».

Эксперты полагают, что отсутствие узнаваемой символики на данном этапе – не беда. Тем более, что найти яркий символ, который бы во всех евразийских государствах был воспринят позитивно, не так просто, учитывая продолжающуюся борьбу с когда-то общей для всех символикой. Многие участники обсуждения высказались в пользу того, что реальные достижения важнее каких бы то ни было эмблем.

«Можно объявить конкурс на разработку символа, и через три месяца получить кипу бумаг с предложениями. Но я думаю, нужно все-таки начать с реальных дел, – убежден представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов.– Россия, Казахстан, Беларусь соединены одной шестиполосной дорогой – вот был бы отличный символ сотрудничества. Этот символ будет понятен простым людям, они увидят к чему весь этот интеграционный процесс, почувствуют реальную пользу».

Главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК, доктор исторических наук Леся Каратаева считает, что существующая символика вполне адекватна целям организации, заявляющей о создании общих рынков товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов. Но символика может потребовать изменений, если изменятся цели.

«В целом флаг и эмблема символизируют стремление к сотрудничеству и мирный характер объединения. С одной стороны, информативно, с другой – лаконично. Если же говорить о Евразии как о некоем цивилизационном пространстве, то в этом случае понятие евразийской идентичности серьезным образом размывается. Отсутствие четких критериев и индикаторов принадлежности к цивилизации, в нашем случае евразийской, способствует росту рисков политизации процесса и доминирования подхода, основанного на противопоставлении себя другим», – сказала Каратаева.

По ее мнению, объединить, никого при этом не обидев, мог бы символ с отсылкой к единым культурным традициям. Например, изображения солнца, неба, орла, коня или барса транслируют понятные всем смыслы – добро, свободу, стремление к совершенствованию. Главное, подчеркнули эксперты, не нужно создавать новые эмблемы и символы ради них самих. Запрос сверху или снизу придет, когда евразийская интеграция будут ассоциироваться с ростом благосостояния граждан.

«Мы живем в эпоху визуального восприятия, и подходить к вопросу брендирования со всей серьезностью я бы не стал. Просто, это считается необходимым, модным. Не надо форсировать процесс с создания специальных евразийских символов, их навязывания, продвижения. Навязанные символы долго не живут», – подытожил политолог Антон Морозов.

Источник: Информационно-аналитический портал «polit-asia.kz»