Four freedoms: простой и эффективный аргумент

03.10.2014

Дискуссии своего пика не достигли. Стандарты будут выравниваться, что должно означать одно – «четыре свободы» из лозунгов превращаются в реальную жизнь.

Как утверждают представители Евразийской экономической комиссии, совокупный ВВП стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС) к 2030 году должен вырасти на 1 трлн. долларов вследствие интеграционного эффекта. Это случится, когда будут достигнуты основные цели ЕАЭС — повышение устойчивости и потенциала развития национальных экономик в более крупном формате, обеспечение емкого единого рынка и притока дополнительных инвестиций. Произойдет это благодаря принципу четырех свобод, которые дает интеграция для развития экономики – беспрепятственного перемещения товаров, услуг, капитала и человеческих ресурсов. Об этом говорили известные казахстанские политологи, экономисты и журналисты на заседании экспертного клуба «Четыре свободы интеграции: по труду и награда», которое состоялось в Алматы.

«Известно, что термин «Four freedoms» («четыре свободы») в принципе был позаимствован из опыта европейской интеграции, и более того, об этих свободах говорили достаточно давно, еще в 50-х годах, — напомнил политолог Эдуард Полетаев. — Тем не менее, поскольку новый полюс экономической интеграции формируется в масштабах Евразии, то именно здесь об этом термине заговорили с новой энергией, а поскольку широкая общественность, за исключением специалистов, мало интересовалась нюансами, то термин достаточно уверенно приживается в казахстанской, российской и белорусской журналистике».

Руководитель Центра Первого Президента РК Института мировой экономики и политики Айдар Амребаев разъяснил собравшимся, что европейские четыре свободы относятся к системным свободам, которые имеют страны Евросоюза и которые согласованы между ними. «Это свободное перемещение товаров, произведенных в ЕС или свободно торгуемых на этом пространстве. Свободное предоставление услуг, которое предполагает создание равных условий и инфраструктуры для предоставляемых услуг. Неограниченное ничем движение капитала на всем пространстве ЕС и, прежде всего, доступ к финансовым ресурсам по согласованным ставкам, единый налоговый режим. И свободный режим трудовой миграции, который означает предоставление гарантии соблюдения единых социальных стандартов, например, в сферах пенсионного обеспечения, социальных пособий и т.д.» — сказал он.

По мнению генерального директора консалтинговой компании «Алмагест» Айдархана Кусаинова, странам ЕАЭС пока не стоит ждать «взрывного потока эффектов» от этих четырех свобод. «Информационная поддержка на самом деле по большому счету слабая, — подчеркнул он. — Если Евросоюз интегрировался на протяжении долгих лет, то это обсуждалось, муссировалось. Там принятие законов было каким-то триггером для реализации ожиданий. Нам же понадобится еще, может быть, год или два для того, чтобы страны почувствовали массированные движения, как по капиталу, так и по людям».

Марат Шибутов, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане, полагает, что четыре свободы в странах ЕАЭС уже есть и в определенной степени даже работают. «Вопрос в том, что необходимо будет делать дорожные карты, то есть трансформировать наднациональные договоры до нормативно-методических документов, инструкций для ведомств. Ведь бюрократический аппарат работает по инструкциям, которые у него есть. Это достаточно сложно. То есть законодательная работа с чиновниками должна быть хорошо поставлена», — заявил он. При этом эксперт обратил внимание на то, что пока сравнение ЕАЭС и его четырех свобод с Европейским союзом некорректно, так как аналогом нашего экономического пространства является Европейское экономическое сообщество, которое было до ЕС, а Евросоюз – это следующая ступень интеграции, которая включает в себя валютный и финансовый контроль. «Надо сравнивать ЕАЭС с Североамериканским соглашением о свободной торговле» — заявил он.

О проблемах законодательного обеспечения интеграции говорил и профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев, в качестве примера приведший частый факт наличия размещенного в открытых источниках закона и отсутствия подзаконных актов к нему. «При этом сам закон абсолютно не объясняет технически, как должны решаться те или иные вопросы, — отметил политолог. — Поэтому очень важно сразу переводить решения на технический уровень и делать их открытыми».

С его точки зрения, процедуры принятия должны идти одновременно. «Когда принимается закон надо сразу принимать и подзаконный акт, где все инструкции прописаны. У нас получается так, что мы закон принимаем, а как он будет работать технически, абсолютно непонятно. Создаются подзаконные акты года через два или три – люди о законе уже забывают. То есть что-то мы ожидали, а оно не работает, потому что нет технического регламента. А когда он начинает работать, нам это уже неинтересно – информационное поле разорвано», — разъяснил он.

«Ближайшие годы надо посвятить работе по конкретной выработке четких подзаконных актов и нормальной информационной работе», — поддержал эксперта Айдар Кусаинов.

Заместитель главного редактора делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин сказал, что по его мнению, интеграцию надо постоянно расщеплять на идеологическую сущность, а также на теоретическую и практическую, чего мы не делаем и от этого иногда складываются слишком мрачные ожидания, либо, наоборот, слишком радужные. «В реальности это большой объем работы для всех, в том числе и для бизнеса. Когда общаешься с предпринимателями, это начинаешь понимать», — заметил он.

Политический обозреватель Владислав Юрицын заметил, что его интеграция больше всего интересует с точки зрения простого человека, так как он является наемным работником. «Из практики могу сказать, что в плане свободы обучения эта система работает. Моя дочка с казахстанском паспортом поступила на бюджетное место в российском университете, получает стипендию. Простой человек, если для него меняется рынок труда и свобода перемещения, уже ощущает плюсы», — поделился он.

«Четыре свободы» — достаточно простой и эффективный аргумент в защиту тех польз, которые должен принести ЕАЭС и, в конечном счете, положительно повлиять на качество жизни граждан», — считает политолог Эдуард Полетаев. Эти свободы, по его мнению, обостряют конкуренцию, что несет только плюсы потребителю. За него с большей силой начинают бороться производители, предлагая более дешевый и качественный товар.

Главный редактор международной газеты «Весь мир» Юрий Кирициниянов отметил, что тематические интеграционные дискуссии своего пика не достигли. «Стандарты будут выравниваться, следовательно, «четыре свободы» из лозунгов со временем превратятся в реальную жизнь. Простые люди от этого только выиграют, — подчеркнул он. — Откровенно говоря, меня раздражает, когда политики произносят заученные фразы, повторяют какие-то абстрактные вещи без какой-либо «привязки» к интересам простого человека. Что получит он от интеграции? Казахстанец, россиянин, беларус? Надо все время задавать этот вопрос со страниц газет и с экранов телевизоров. Пресса должна критиковать нерадивых, показывать положительные примеры в интеграционном процессе. При этом имея в виду эти же «четыре свободы».

Аманжол Смагулов

Источник: Caspian bridge — информационно-аналитический центр