Галия Мовкебаева: «Формируя евразийскую идентичность, мы будем сохранять национальную идентичность»

08.04.2016

Профессор кафедры международных отношений и мировой экономики факультета международных отношений КазНУ им. аль-Фараби, директор Евразийского научно-исследовательского центра Галлия Мовкебаева считает, что на протяжении тысячелетий на прострнствах Евразии была обретена способность к межконфессиональному, межцивилизационному диалогу. Это то, что может стать объединяющим фактором для всех государств ЕАЭС. Об этом она сказала на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Евразийское сознание: формирование мировоззренческой парадигмы в культурно-гуманитарном сотрудничестве»

Рассуждая о евразийском сознании и сравнивая его с европейским, я бы отметила важность идентичности, европейской идентичности и формирующейся евразийской. Для чего она нужна, зачем необходимо ее формирование? Во-первых, формирование идентичности отражает потребность в стабильном общественном развитии. Во-вторых, в условиях глобализации идентичность может выступить консолидирующим фактором, как национальной солидарности, так и коллективного сознания. Коллективная идентичность исходит из собственного осмысления принадлежности отдельных людей к определенной общности. Это происходит главным образом в процессе коммуникации, общего пережитого опыта и воспоминаний.

Мы часто сравниваем евразийскую интеграцию с европейским опытом, говорим о том, как формировалась европейская идентичность, и какие ценности там выступали на первый план. Европейское культурное и историческое наследие созидает Европу с едиными корнями. В своих намерениях соотнести эти ценности со специфическими потребностями настоящего и будущего Европа конституируется как «сообщество ценностей», «сообщество общей воли» и «сообщество равной ответственности». И декларация об идентичности 1973 года не утратила своей актуальности до сих пор.

Но, надо сказать, что объективно эти ценности существуют везде, существуют они и в странах Евразии. Экономическая подоплека ЕАЭС должна была создать порядок, основанный на экономической стабильности и благополучии. Европейская модель интеграции была оптимальным примером для всех остальных интеграционных объединений. Кстати говоря, можно заимствовать эту модель европейского партнерства и для пространства ЕАЭС, которое я думаю, тоже будет расширяться, и понадобится опыт ЕС.

По аналогии Европейской политики соседства мы можем инициировать программу Евразийской политики соседства, для тех стран, которые хотят войти в Евразийский экономический союз, но для этого надо разработать четкие критерии вступления. Еще одной целью европейской интеграции было ни в коем случае не повторить опыт Второй мировой войны, и для этого они создают пространство безопасности – мирную Европу. Создание подобного пространства безопасности в евроазиатском регионе является архиважной задачей и для нас.

Хотелось бы остановиться вот на каком моменте – жителей Европы больше считают европейцами представители, проживающие вне этого региона. Социологические исследования, которые проводились в 2013 и 2014 годах, показали, что только 3% жителей Европы считают себя европейцами. 38% считают себя гражданами национальных государств. Поэтому раздвоенность идентичности европейцев будет всегда присутствовать, то есть принадлежность к Европе, с одной стороны, а с другой – чувство принадлежности к малой родине, к своему собственному государству, к региону.

Поэтому для европейцев ближе идея «Европы регионов», нежели «единой Европы».
Процесс создания евразийской идентичности, формирование евразийского сознания «мы» осложняется многообразием национальных, культурных, этнических и других идентичностей граждан стран ЕАЭС, так как существует и будет существовать их приоритетная идентификация, прежде всего с собственной страной, культурой, своим языком. Поэтому, формируя евразийскую идентичность, мы будем сохранять национальную идентичность.

Вместе с тем, на евразийском пространстве для нас характерно еще и то, что мы на протяжении тысячелетий формировали способность к межконфессиональному, межцивилизационному диалогу – это то, что, действительно, может стать объединяющим фактором для всех государств ЕАЭС.

Еще один сближающий фактор – русский язык. К нему можно по-разному относиться, но он дает нам большие преимущества по сравнению с Евросоюзом. Часто приводится такой пример, что если посадить в одну лодку финна, румына, поляка, француза и пустить их в дальнее плавание, то они, если и договорятся, то на уровне жестов. Нам в этом плане намного легче. Русский язык есть и в дальнейшем может стать элементом и основой взаимодействия. Я часто говорю на разных дискуссионных площадках, что для нас, более старшего поколения, интеграция, русский язык – это естественные понятия, для молодого поколения – это более абстрактные рассуждения. Поэтому, во-первых, нужно популяризировать идеи евразийской интеграции, во-вторых, развивать полиязычие, культурную интеграцию.

Если говорить с профессиональной точки зрения, я думаю, необходимо усиливать взаимосвязи в области преподавания. Процесс гармонизации образовательных программ, взаимное признание дипломов — это долгий процесс, но уже сейчас можно было бы вводить такие курсы, как «Формирование ЕАЭС», «Евразийская интеграция» и др. Необходимо создавать евразийское информационное поле. Действительно, тех каналов, которые существуют, недостаточно. Можно создать массовую площадку межкультурной коммуникации «Евразийский диалог». Кроме того, по примеру Евразийского национального университета им. Гумилева в Астане можно создать такие же университеты в столицах государств ЕАЭС, создать кафедры евразийской интеграции. Нужно формировать научные, ресурсные, исследовательские центры евразийских исследований, и такие центры должны быть не только в столицах, но и в региональных вузах.

По примеру ЕС, где существует стипендия Эразмус Мундус, которая позволяет студентам не только из Европы учиться в европейских вузах, можно ввести подобную стипендию и в ЕАЭС. Или использовать многолетний успешный опыт функционирования программы DAAD (Германской программы академических обменов), а Россия могла бы взять на себя такую функцию – организовать подобную программу. При этом студенты могут учить математику, заниматься какими-то проектами в области ядерной физики или биологии. Имеется в виду, что само название программы будет «Евразийская».

Сегодня на первый план должно выступить региональное сознание. Региональная идентичность складывается на основе общности территории, особенностей региональной жизни, определенной системы ценностей и может послужить основой для особого восприятия общенациональных проблем и евразийской интеграции в различных сферах.

Источник: Информационно-аналитический центр