Информационные войны: поле битвы Россия и Казахстан. Часть 3

07.07.2016

Постсоветское пространство столкнулось с реальностью развязанной в отношении него информационной войны и необходимостью защиты своего инфополя от интервенции чуждых смыслов. Этот тезис стал отправной точкой экспертной дискуссии на тему «Современные информационные войны: вопросы безопасности Казахстана и России», состоявшейся на прошлой неделе на площадке Центра аналитических исследований «Евразийский мониторинг» в Алматы.

У нас размывается психология победителей

Еще один аспект информационной угрозы, которую затронули казахстанские участники дискуссии – это этнокультурный компонент. Политолог Замир Каражанов отметил, когда сеющие панику вбросы в казахстанское инфополе зачастую осуществляются не из неких внешних центров, а рождаются в народе. При этом низкий образовательный и культурный уровень населения является благодатной почвой для распространения слухов.

— Мы опасаемся, что где-то в далеком Пентагоне американцы разрабатывают для нас информационную атаку, однако «топор войны» может прилететь к нам совсем с другой стороны, и может оказаться, что мы, казахстанцы, сами мастера проводить информационные диверсии по отношению друг к другу, — отметил З. Каражанов.

Руководитель Аналитическо-информационного бюро «Политическая информация Казахстана» Джанибек Сулеев также призвал не сбрасывать со счетов национальные специфику, отметив, что в Казахстане легче расшатать ситуацию в силу незрелости общественного сознания.

— Казахи – это не текстовая нация, давайте эту вещь не забывать, потому что большие тексты, в которых много букв, казахстанцы не воспринимает. Смерть отдельных наших СМИ связана с тем, что читающей публики все меньше и меньше. Таким образом, полуфакты, фейковые вбросы, в особенности сопровождаемые аудовизуальными роликами, быстрее зажгут общественное мнение в Казахстане нежели общество с преобладающим урбанизированным сознанием, — подчеркнул Д. Сулеев.

Казахстанский эксперт также отметил, что Казахстан естественным образом взаимодействует с российским информационным пространством по причине своей русскоязычности.

— Казахстан русскоязычен – это ценность, которую, впрочем, мы не называем духовной ценностью, а скорее считаем коммуникативным преимуществом. Фактически русский язык – это язык, на котором делаются главные новости и создается инфополе. Казахскоязычная журналистика – это совсем другой мир, с другими ценностями, с другой постановкой проблем, — сказал Д. Сулеев.

Благодатной почвой для информационных вбросов, по мнению эксперта, является также преобладающий в общественном сознании «истеричный фон».

— Во многом это объясняется тем, что постсоветское пространство – это пространство проигравших холодную войну, и мы до сих пор не оправились от этой травмы, не сделали ответный ход. Нам так и не удалось вытащить свою шашку, и отвоевать хоть какой-то рубеж, — резюмировал Д. Сулеев.

Сходные оценки прозвучали и в реплике основателя компании по маркетинговым и социологическим исследованиям «Research & Branding Group» Евгения Копатько, который считает, что главной брешью информационной политики постсоветского пространства являются пораженческие общественные настроения:

— Я вам скажу, чего нам не хватает, что размывается. А психология победителей размывается! Ведь мы-то победителями были всегда. А если этого нет, то нет ничего другого. То есть когда-то у нас внутри было убеждение, что мы наследники Великой Победы, а сейчас выясняется, что наше прошлое было плохим, что у нас не было межнационального мира, что у нас все делалось через насилие. Это и есть главный результат нашего поражения, — сказал Е. Копатько.

Помимо этого, украинский эксперт предостерег коллег от толерантно-либеральной, примирительной позиции в вопросах информационной безопасности.

— В соответствующих структурах на Западе наших осторожных в оценках, деликатных либералов держать бы не стали. Там либералы становятся маргиналами. Левые не допускаются в определенные сферы, и некоторые темы табуированы для публичного обсуждения по определению – вы их не увидите и не услышите. Там все очень жестко и давно регламентировано, и правила устанавливаются из принципа «каждый сверчок знай свой шесток». В то время как мы размениваемся на интеллигентские разговоры, — отметил Е. Копатько.

В конечном итоге именно этот жесткий и регламентированный подход и предопределяет успехи конкурентов ЕАЭС в информационном противостоянии, считает украинский эксперт.

— Знаете, почему они побеждают в информационных войнах? У них сантиментов нет, мы для них противники и, извините, добыча. Таким образом, мы пытаемся с ними играть в шахматы, а с нами играют в «Чапаева». Мы имеем дело с выдающимися колонизаторами, и я это говорю без знака «плюс» и без знака «минус», — подытожил Е. Копатько.

Таким образом, состоявшаяся дискуссия продемонстрировало некоторые различия в восприятии информационной угрозы экспертами России, Казахстана, Украины и Кыргызстана в диапазоне от примирительно-толерантных до крайне настороженных. Вместе с тем, еще больше точек соприкосновения, главная из которых — понимание, что эффективными могут быть только незапретительные меры противодействия внешнему информационному влиянию – выработка альтернативных смыслов, создание образа будущего евразийского пространства, который соединит прагматизм и ценности.

Жанар Тулиндинова

Источник: Информационно-аналитический центр