Интеграция на Востоке – дело тонкое

12.05.2018
В марте в Астане состоялась рабочая консультативная встреча глав государств Центральной Азии

В подобном формате лидеры стран не контактировали около 10 лет. Также укрепили двусторонние контакты Казахстан и Узбекистан. «Казахстан всегда стремился к тесному экономическому сотрудничеству с соседями, особенно со странами Центральной Азии, с которыми мы имеем общую историю, культуру, миропонимание и мироощущение», – сказал Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

При этом работа ЕАЭС и других постсоветских межгосударственных организаций ставит важный вопрос о будущей роли региона в интеграционных процессах. Об этом эксперты говорили в ходе «круглого стола», организованного общественным фондом «Мир Евразии».

Глава фонда политолог Эдуард Полетаев заметил, что Центральную Азию сегодня называют одним из самых быстрорастущих рынков. Возможно ли в ближайшие годы Центральной Азии выработать единую общерегиональную стратегию, и на чем она будет строиться, задался вопросом эксперт.

«Понятно, что здесь есть всем известные долгоиграющие проблемы, тот же водный вопрос. Хотелось бы понять, что могут сделать страны в направлении углубления сотрудничества. Они, конечно, имеют вековую историю совместного сосуществования. Но, как мы знаем, все соседствующие страны мира ее имеют, но это еще не говорит об идеальных отношениях между многими из них», – подчеркнул он.
Что касается интеграционных процессов, то далеко не все страны Центральной Азии стремятся в них окунуться, считает политолог.

По его словам Узбекистан отдает предпочтение развитию двусторонних отношений со странами-партнерами. Также в регионе расположено уникальное государство Туркменистан, которое обрело нейтральный статус еще в 1995 году. Тогда Генеральная Ассамблея ООН приняла специальную резолюцию о постоянном нейтралитете, который накладывает на страну ряд обязательств, в числе которых неприсоединение к политическим, экономическим, военным союзам и блокам.

Тем не менее нельзя забывать о прогрессе, который дают контакты между главами государств, правительств, высокопоставленных делегаций благодаря таким интеграционным структурам, в той или иной степени присутствующим в регионе, как СНГ, ЕАЭС, ОДКБ, ШОС. На интеграционных площадках лидеры стран Центральной Азии часто друг с другом пересекаются и обсуждают важные вопросы.

Интерес к региону растет

С одной стороны, Центральная Азия является молодым регионом, а интерес к нему в силу его ресурсной и стратегической привлекательности проявляют многие ведущие страны мира. В частности, это определяется межконтинентальной значимостью Центральной Азии для торговых и других связей между странами Европы, Ближнего Востока и Азии. Кроме того, в регионе наблюдается рост культурно-гуманитарного сотрудничества. Это дает предпосылки к разговору о том, что межстрановое взаимодействие способно стать одним из приоритетов политической, экономической и социальной сфер жизни центральноазиатских государств. Но насколько демонстрируемые инициативы по сближению являются долговременными, не может ли быть так, что через несколько лет о них позабудут?

«К тому же Центральная Азия уже долгие годы страдает от ряда экспертных апокалипсических прогнозов. Причины тому, на первый взгляд, просты – новые независимые государства относительно молоды, Европа и Америка, основные центры по формированию мирового общественного мнения, далеко, специалистов по региону мало. В страшилках по будущему Центральной Азии много геополитических словесных упражнений, своих и цитированных. В «затерянном» регионе видятся разные смыслы, свидетельствующие о якобы неизбежности разного рода потрясений. Часто слышны рассуждения о том, как мировые центры силы борются за влияние в Центральной Азии, в результате чего перекрещиваются интересы США, Европейского союза, Китая и России, а это ни к чему хорошему не приведет. Правда, реальная значимость региона для мировой политики преувеличена», – сказал политолог.

Он считает, что государства Центральной Азии стремятся обратить на себя внимание. Ведь их выживание на мировом политэкономическом рынке зависит не только от правильно настроенной многовекторности отношений с сильными мира сего, но и от собственных громких претензий. Однако становление Центральной Азии как региона в современной мировой системе продолжается и является незавершенным. Оно идет на фоне продвижения интеграционных проектов в условиях существования уникальной комбинации вызовов и угроз разного уровня при конкуренции внешних сил и зависимости от усиливающейся глобальной неопределенности, подчеркнул г-н Полетаев.

По его словам, приоритетом для группы центральноазиатских стран является развитие сотрудничества с мировым сообществом, реализуемое через контакты с внешними государствами-партнерами и международными организациями. Также для них особым внерегиональным партнером остается Россия, способная хотя бы отчасти удовлетворить их военно-политические, экономические, социальные, культурно-образовательные потребности. В свою очередь данный регион занимает важное место в российской внешнеполитической стратегии. Россия, как известно, подписала со странами Центральной Азии множество важнейших официальных документов. Не секрет, что Центральная Азия занимает примерно 10% всего Азиатского континента и не имеет прямого выхода к мировому океану. При этом она характеризуется малым количеством региональных организаций и интеграционных группировок, прокомментировал г-н Полетаев.

Торгуем мало, но потенциал есть

Профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев считает, что с точки зрения расширения возможностей взаимодействия пяти стран можно быть оптимистичным. В какой-то степени в связи с изменениями в Узбекистане, и в связи с изменениями экономической конъюнктуры для стран, экспортирующих природные ресурсы. Торгуем мы между собой мало, но потенциал присутствует. Отдельный вопрос – как действуют здесь ограничители ЕАЭС. Но то что это направление вполне возможно для развития – бесспорно, считает он.

Конечно, до недавних пор ограничителем торговли выступал Узбекистан, который сдерживал экспорт своей сельхозпродукции, а также импорт из Казахстана исходя из идеологии независимости. Данная идеология получала воплощение не только в политическом, но и экономическом аспекте, например в виде концепций зерновой и энергетической независимости. Эти идеологемы приводили к тому, что Узбекистан не закупал или ограничивал закуп зерна и нефти из Казахстана, заявляя, что есть свое. Хотя понятно, что, например, качество зерна несравнимо. Все равно завозили казахстанское зерно разными путями. Сейчас Узбекистан готов покупать зерно, даже муку и нефть. Тогда как раньше нефтеперерабатывающие заводы в Узбекистане простаивали, в стране был дефицит бензина, подчеркнул Рустам Бурнашев.

Другое направление: Узбекистан стал выносить свои предприятия за пределы страны – появились предприятия по сборке автомобилей, бытовой техники, пошиву обуви в Казахстане. Таким образом, фундаментального сближения в формате интеграции не будет. Но расширение и усиление связей возможно, считает профессор.

Кардинальная трансформация пока не предвидится

Политический обозреватель Евгений Пастухов считает, что кардинальной трансформации общественно-политических и социально-экономических систем в Центральной Азии не будет. Существует внутриполитический фактор, который окажет влияние на процессы региональной интеграции, на эволюцию региона, политическую или экономическую.

Однако на первый план выходит внешнеполитический фактор. И здесь очень важно понимать,  кем мы являемся – геополитической периферией или находимся на острие геополитических процессов? С одной стороны, вокруг нас все бурлит, а мы островок, где вроде бы ничего не происходит. Но по большому счету это вопрос интерпретации. Ничего не происходит, возможно, потому, что это может быть выгодно ключевым внешним игрокам.

«Многое зависит от того, что делается во внешнем мире. Внешнеполитический фактор также окажет влияние на наши попытки кооперироваться. А это можно сделать в двух случаях – либо дружить против кого-то, как в Африке, либо развивать экономическое, политическое и иное сотрудничество друг с другом, как Европейский союз, который фактически начинался, как известно, с Европейского объединения угля и стали», – сказал Евгений Пастухов.

Без центростремительных процессов

Политолог, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge Замир Каражанов считает, что пока рано говорить о центростремительных процессах в Центральной Азии. За неимением лучшего оптимальным вариантом остается сохранение статус-кво. В этом случае события и протекающие процессы в регионе носят предсказуемый характер. Но вместе с этим есть еще несколько сценариев развития ситуации в Центральной Азии. Это прежде всего фактор растущего Китая. Власти КНР анонсировали политику «Один пояс – один путь», что само по себе является знаковым событием. В этом случае регион рассчитывает на инвестиции Китая, углубление сотрудничества с ним, усиление транзитного потенциала Центральной Азии. В общем и целом движение по реализации данного проекта уже наблюдается в регионе. Но усиление Китая несет в себе опасности, связанные с протекающими в этой стране процессами. К примеру, последние события показали, что экономика КНР несовершенна и уязвима перед мировым кризисом, к тому же у Китая есть торговые споры с США. Другим государством, которое претендует на статус политического и экономического полюса в Центральной Азии, выступает Россия. Однако она сегодня находится под давлением внешних санкций, которые в свою очередь могут стать сдерживающим фактором в деле сотрудничества со странами Центральной Азии. Есть и еще один сценарий развития событий для региона, это проект с условным названием «от Владивостока до Лиссабона». Его еще часто называют Большой Евразией. В отличие от предыдущих вариантов, он не включает в себя «полюсов влияния» (Китай, Россия, Турция или Европейский союз), он не однополярный и не моновекторный. Условием для его реализации выступает заинтересованность евразийских стран и равноправное сотрудничество.

Все непросто

Эдуард Полетаев заметил, что парадокс региона в том, что здесь уже была достаточно высокоинтегрированная экономическая структура – единая энергосистема, сеть железных и автодорог, межреспубликанские связи, отвечающая общесоюзным требованиям. Но по старым правилам в новых экономических условиях до того состояния эту структуру возродить невозможно. Неудивительно, что страны Центральной Азии на пространстве бывшего СССР оказались в лидерах по протяженности железнодорожных путей, построенных в постсоветское время, выстраивая необходимую локальную сеть, потому что, когда их прокладывали, никто на границы не обращал внимания.

«Сегодня на границы обращают внимание не только строители дорог. Очень важно, чтобы государства Центральной Азии были стабильными и могли противостоять экстремизму и терроризму. Проблема региональной безопасности приобрела уже глобальный характер, не случайно противоречивые интересы мировых игроков совпадают в Афганистане. Бесспорно, наибольший успех в отношениях стран Центральной Азии пока имели и имеют двусторонние договоры. Тем не менее контуры новой внутрирегиональной политики все же вызывают сдержанный оптимизм. Проведение со своей стороны каждой из стран четкой артикуляции своих интересов в регионе, как это сделал Узбекистан, а ранее и Казахстан, посильная помощь и поддержка, демонстрация добрых политических намерений – все это облегчает многие проблемные вопросы. Хотя интеграция в Центральной Азии – дело совершенно непростое», – заключил Эдуард Полетаев.

 

Андрей КОРОЛЁВ, Алматы

Источник: Республиканская общественно-политическая газета «Литер»