Каспий-2018: что меняет конвенция о правовом статусе моря?

04.09.2018

Какой эффект окажут достигнутые договоренности на политику, экономику и безопасность стран каспийского региона.

Конвенцию, подписанную пятью прикаспийскими государствами после 22 лет споров и консультаций, называют историческим документом. О том, какой эффект окажут достигнутые договоренности на политику, экономику и безопасность стран каспийского региона, рассуждали в Алматы казахстанские и российские эксперты, передает Total.kz.

12 августа в рамках пятого Каспийского саммита в Актау президенты Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана подписали Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш назвал конвенцию, работа над которой велась с 1996 года, историческим документом.

Что дальше? – задались вопросом эксперты из Казахстана и России, принявшие участие в дискуссии, организованной общественным фондом «Мир Евразии» (Алматы), центром геополитических исследований «Берлек – Единство» (Уфа) и центром аналитических исследований «Евразийский мониторинг» (Астана).

Каспийские хроники

Вопрос определения правового статуса Каспийского моря получил актуальность после распада СССР – появление новых независимых государств заставило делить акваторию и недра внутреннего водоема уже между пятью, а не двумя сторонами.

«Нерешенный правовой вопрос относительно территориального раздела приводил к тому, что возникали геополитические риски, связанные с наличием спорных месторождений и активной милитаризацией региона», – напомнил политолог Эдуард Полетаев.

За 22 года состоялось множество встреч разного уровня, в том числе пять саммитов глав государств, включая недавний, более десяти встреч министров иностранных дел, свыше полусотни заседаний специальной рабочей группы, а также огромное количество различных конференций. Предлагалось несколько вариантов раздела Каспия, при этом позиции стран в течение двух десятилетий менялись.

Были опасения, что и саммит в Актау не приведет к конкретным договоренностям – сомнения высказывались прежде всего насчет согласия Ирана. Однако главам пяти государств удалось прийти к консенсусу. Число неурегулированных вопросов стало меньше, но не все они решены, констатировали эксперты. Прежде всего, в повестке остается проблема разделения дна и недр.

«Все самое «вкусное» осталось на потом. И непонятно, сколько лет понадобится, чтобы окончательно расставить все точки над i. Но при всей разности позиций это все-таки прорывной документ», – считает заместитель главного редактора журнала «Центр Азии» Евгений Пастухов.

Выгоды у каждого свои

В чем же значимость конвенции? В том, что вокруг Каспийского моря сложился более четкий геополитический и геоэкономический расклад, пояснил Эдуард Полетаев. Подписание конвенции не только значительно укрепляет доверие между странами и безопасность в регионе, но и будет способствовать развитию  экономической и инвестиционной кооперации, реализации совместных проектов.

«Повышение предсказуемости и снижение различных рисков в одном из важнейших районов Большой Евразии выгодно всем», – подчеркнул политолог. В 2019 году в Туркменистане пройдет первый Каспийский экономический форум, напомнил о достигнутой договоренности руководитель сектора изучения этнополитики и конфликтологии ЦГИ «Берлек– Единство» Артур Сулейманов.

Это свидетельствует о том, что страны готовы развивать экономическое сотрудничество в регионе. Российский политолог также отметил геополитический эффект конвенции.

«Саммит имеет стратегическое значение для Ирана, который из-за выхода США из ядерной сделки может оказаться в международной изоляции. Подписание столь важного и долгожданного документа между пятью прикаспийскими странами однозначно свидетельствует о схожести их взглядов на обеспечение безопасности в регионе. И здесь мнение США не учитывается, это исключительная прерогатива прикаспийских государств. Конвенция четко фиксирует принципы развития странами своих военно-морских сил, причем учтены интересы всех прикаспийских государств», – сказал Сулейманов.

Как сообщалось ранее, в конвенции прописана недопустимость присутствия вооруженных сил и военных грузов стран, не входящих в число пяти прикаспийских государств. Первостепенное значение данный пункт имеет опять-таки для Ирана.

«В случае возможного военного конфликта внутри Ирана со стороны Каспия никто не сможет к нему пробраться из внерегиональных стран», – заметил эксперт по вопросам Ближнего Востока и Центральной Азии Ислам Кураев.

Особую значимость в сфере безопасности, по его мнению, конвенция имеет и для России, которая «в последние годы укрепляет свое военно-морское присутствие в Каспии – вводит в строй дополнительные суда, увеличивает военный контингент». Казахстанские эксперты уверены, что именно конфронтация с Западом подтолкнула Иран и Россию к подписанию конвенции. Другие же стороны руководствовались иными соображениями.

Как отметил Евгений Пастухов, в СМИ каждого из пяти государств о выгодах пишут по-разному. Озвучивается, в частности, что более других выиграл Казахстан, «который получил порядка 30% недр и больше всех рыбных ресурсов». Также конвенцию называют дипломатическим триумфом Азербайджана и Туркменистана, у которых появляется реальная возможность воплотить в жизнь инфраструктурные проекты.

Следующий шаг

Несмотря на то что главы пяти государств подписали конвенцию, в которой прописано решение многих вопросов совместного использования ресурсов Каспия, предстоит большая работа. Документ имеет рамочный характер, разъяснила главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Леся Каратаева, его необходимо ратифицировать. Нельзя быть уверенными в том, что процедура ратификации в каждой из стран пройдет гладко. Кроме того, в конвенции содержатся и новые риски. Так, в документе дается добро на прокладку кабелей и трубопроводов по дну Каспийского моря. Это чревато возникновением новых экологических угроз.

Леся Каратаева отметила, что прикаспийские государства подписали немало документов в сфере экологической безопасности, однако статистика свидетельствует об ухудшении экологической ситуации в регионе и о снижении биологического разнообразия.

«Конвенция о правовом статусе Каспийского моря, являясь документом рамочным, безусловно, не может детализировать вопросы экологической безопасности, однако трудно избежать впечатления, что экологическая безопасность рассматривается не столько как самоцель, сколько как механизм, позволяющий сторонам реализовывать свои экономические интересы», – считает эксперт КИСИ.

С учетом того, что «здоровье» Каспия влияет на самочувствие всего Евразийского континента, государствам региона необходимо провести экологический аудит и нарастить коллективные усилия, направленные на реабилитацию и дальнейшее поддержание экологического баланса водоема, убеждена Леся Каратаева.

Для внутреннего евразийского моря-озера предстоит разработать и внедрить особые правовые нормы в самых разных сферах. Дело в том, что конвенция так и не дала окончательный ответ на вопрос, является ли Каспий морем или озером. Компромисс, к которому пришли прикаспийские государства, позволяет его считать одновременно и тем, и другим – использованы подходы максимально выгодные для каждой из сторон, применяемые при разделе акваторий и недр различных типов водоемов.

При этом исполнение конвенции, как отметил директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-Немецком университете Булат Султанов, возложено на заместителей министров иностранных дел.

«Значение подписанной конвенции огромное. Но, к сожалению, надо констатировать и то, что в этом документе есть много пунктов, которые не окончательно закреплены. Неизвестно, какова будет позиция дипломатов в отношении того или иного положения конвенции, если изменится ситуация в мире, а она будет меняться. Многое будет зависеть от политической воли глав прикаспийских государств», – подчеркнул эксперт.

Он убежден, что реализация договоренностей также должна контролироваться гражданским обществом пяти государств.

Юлия МАЙСКАЯ

 

Источник: Информационное агентство ТОТАЛ Казахстан