Казахстанская молодежь стремится работать в госструктурах

28.03.2019

Нынешний 2019 год объявили в Казахстане, как известно, Годом молодежи. В честь этого в стране проводят очень много мероприятий как в поддержку государственной молодежной политики, так и в поддержку самой молодежи.

Молодым везде у нас…

Кроме того, в масштабах СНГ готовят проект «Стратегия международного молодежного сотрудничества государств участников» на следующее десятилетие, 2021-2030 годы. Тут нелишне заметить, что практика проведения годов молодежи вообще популярна на постсоветском пространстве. В каждой стране бывшего СССР их регулярно проводят. В Узбекистане он проходил 10 лет назад, примерно в это же время такой год объявили и в России.

На днях опубликовали исследование межгосударственного статистического комитета Содружества Независимых Государств «Население стран СНГ. Цели устойчивого развития», проведенного совместно с ООН. Он посвящен молодежи стран Содружества. Так вот, согласно данным, в странах СНГ проживает около 60 миллионов юношей и девушек в возрасте 15-29 лет.

Кстати, нет единого точного возраста в этих странах, к которому можно отнести молодежь. В Казахстане его определяют с 15 до 29 лет, в России — до 30. Постоянно выказывают инициативы, чтобы увеличить возраст молодежи.

Итак, получается, что на 280 миллионов жителей стран СНГ 60 миллионов — юноши и девушки (когда проводили исследование, Украина входила еще в СНГ). То есть каждый пятый человек. Это не такая большая цифра по сравнению с Казахстаном, где к молодежи относится как минимум каждый четвертый.

Во всех государствах увеличивается средний возраст населения. В Армении, Беларуси, Молдове, России оно считается старым. На долю лиц в возрасте более 65 лет приходится более семи процентов общей численности населения. На пороге старости Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан. Молодое население — это Таджикистан.

В последние годы наметилась положительная тенденция повышения уровня занятости молодежи. Тем не менее трудности при поиске работы она испытывает немалые. Молодежная безработица в странах СНГ высока, за исключением Казахстана, у которого позиции наиболее оптимальные на постсоветском пространстве.

Сократилась доля молодежи с доходами ниже официально установленных национальных уровней бедности, кроме того быстро растет обеспеченность молодежи новыми средствами коммуникации. Это компьютеры, мобильные телефоны. Молодежь активно использует их в повседневной жизни, а в работе — информационно-коммуникационные технологии.

Она остается группой особого риска в отношении смертности от внешних причин — в результате травм, ДТП. Несмотря на наметившуюся тенденцию к снижению, уровень самоубийств среди молодых в странах СНГ опережает аналогичные показатели во многих других странах мира. Озабоченность вызывает преступность среди этой категории населения.

Кроме того, алкоголизм и наркомания являются серьезными проявлениями нездорового образа жизни у молодых людей, делая особо незащищенными безработных и лиц, оказавшихся в других трудных жизненных ситуациях. Ежегодно около 0,1 миллиона молодых людей в возрасте 15-29 лет в странах СНГ впервые признают заболевшими алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией, 80 процентов из их числа — юноши.

И, наконец, высокий образовательный уровень молодежи не гарантирует для нее столь же высокой востребованности на рынке труда. В большинстве стран Содружества отмечают высокую молодежную безработицу, превышающую ее общий уровень в 1,3-2 раза. Такая ситуация в определенной степени объясняется сложившимся структурным дисбалансом между потребностями экономики, прежде всего производственного сектора, в квалифицированных специалистах и предложениями рабочей силы на рынке труда, в том числе со стороны молодых выпускников профессиональных учебных заведений, ищущих работу.

В результате в ряде стран высока доля неработающей и не учащейся молодежи, прежде всего женщин. А для молодых женщин-матерей ситуацию с трудоустройством осложняет недостаток мест в учреждениях дошкольного образования, в результате чего они «уходят» с рынка труда на несколько лет, теряя квалификацию и необходимые профессиональные навыки.

Главное — не мешать?

И вот специалисты и эксперты собрались на днях в Алматы под эгидой фонда «Мир Евразии», чтобы обсудить тему «Интеграция и молодежь в реалиях XXI века». Участники дискуссии были из самых разных областей — политологи, социологи, преподаватели университетов. При этом «портрет нового поколения» они нарисовали очень даже противоречивый.

— Многие проблемы молодежи, которые есть у нас, несколько схожи с тем, что есть у стран Южной Европы, — высказал свое мнение эксперт Марат Шибутов, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане, — это, например, Испания, Италия, Греция, только с учетом казахстанской и центральноазиатской специфики. То есть имеются большие семьи, в которых за расходы детей, которые до 40 лет порой с мамой и папой живут, платят родители. Молодежь надеется на них, и в результате не имеет стимула к реальной самореализации.

Мотивация у 20-летних людей маленькая, они начинают работать при вступлении в брак. Порой только к 30 годам начинают понимать, какую специальность хотели бы получить, чем в жизни заниматься.

— Это позднее зажигание, — говорит Шибутов, — а прожитые годы уже не вернуть. По официальной государственной статистике, в Казахстане за год из 82 тысяч выпускников вузов устраивается на работу треть (27 тысяч за первые полгода после окончания). Из всех выпускников по специальности — лишь одна десятая часть, 8200 человек.

Любопытные данные о своих исследованиях привела Ольга Симакова, координатор проектов ОФ «Центр социальных и политических исследований «Стратегия»:

— Молодое поколение гораздо мобильнее, чем старшее. Даже, когда мы задаем вопрос об идентификации (кем вы себя считаете), и у нас даже есть смешная формулировка: «Считаете ли вы себя гражданином мира и космополитом?», то в молодежной группе в разы выше процент людей, которые себя так хотят называть. Для этих людей государственные границы не барьер, а условность.

Что касается отношения государства к молодежи, то оно сейчас никак не может определиться, молодежь — это проблема или возможность для него? Поэтому возникает такое чувство, что молодежь пытаются приручить, не давая ей самореализоваться, выйти на авансцену, показать весь свой потенциал.

— Время проходит, и мы начинаем почему-то проецировать свои воспоминания на день сегодняшний, говоря: вот, эта молодежь должна сделать то и быть такой-то, — высказался Владимир Павленко, консультант Казахстанской коммуникативной ассоциации, — но она нам ничего не должна. Наша ценность заключается только в том, можем ли мы им помочь жить продуктивно, и сделать какой-то задел на будущее, при этом по возможности не мешать им быть молодыми. Вот это главная задача, все остальное — лукавство.

— Молодежь нынче кто ни попадя использует в своих целях, — говорит Павленко. — Хуже всего, когда ее привлекают, осуществляя цветные революции. Власть захватили, и необходимость в молодежи отпала. Куда ее девать? Куда «канализировать» ее энергию? Вероятно, в бизнес. А он сегодня старается максимально раздвинуть государственные границы.

— И у молодых своя реальная интеграция уже есть. Значительная их часть нацелена на изменение своих сегодняшних ситуаций благодаря профессионализму, умениям и знаниям, — говорит эксперт, — получают они их не только в университетах, они добирают их практикой. Этот не очень пока еще понятный нам мир живет рядом с нами. И ценность взрослых именно в том, чтобы не мешать молодежи, не довлеть, не навязывать свое, а понять ее.

Что такое поколение «ни-ни»

Да, представители советской молодежи 1970-х годов, по мнению большинства экспертов, в основной своей массе были более прагматичными, деловитыми, готовились стать специалистами, рано создавали семьи.

— Про современную молодежь такое уже нельзя сказать, — считает политолог Замир Каражанов, — она качественно изменилась, у нее другие приоритеты. В первую временную очередь для нее важнее не создание семьи, а получение образования, построение карьеры. В результате возникает возрастной разрыв между девушками и парнями. Последние позже создают семьи. В советское же время семьи создавали чаще ровесники.

Но почему же наша нынешняя молодежь так стремится занять чиновничьи должности? Да, молодые люди должны быть амбициозными, целеустремленными, способными реализовать себя в жизни, а не потеряться в ее серых закоулках. Советская молодежь, по мнению Каражанова, как раз и была такой, желала посвятить свою жизнь любимой профессии.

— Тогда не в милицию стремились попасть, а в авиастроительные институты, получить технические специальности. В 1960-х годах трудная профессия геолога считалась романтичной. Люди горели в хорошем смысле на работе, но сейчас молодежи этого не надо.

А что же ей сегодня надо? Об этом высказался декан Высшей школы госполитики и права Алматы Аскар Нурша:

— В международной терминологии большее внимание уделяют так называемому поколению NEET, или поколению «ни-ни». То есть той молодежи, которая не работает и не учится. Это поколение появилось не только из малообеспеченных семей с низким уровнем образования. Развитая система социального обеспечения в ряде зарубежных стран и высокий уровень жизни лишают часть молодежи мотивации к труду.

У нас же, по мнению декана, молодежь стремится в госструктуры, поскольку для нее это окно в мир, социальный лифт. Кроме того, следует учитывать ценностные разрывы и изменения, произошедшие в последние десятилетия. Какая была ценностная ориентация для молодежи советского периода?

Это, повторяем, труд, который «сделал тебя человеком».

Сейчас же, в XXI веке, молодежь живет уже по принципу «труд плюс entertainment» (развлечение). Причем не просто развлечение по принципу «хлеба и зрелищ», а в качестве ценностной парадигмы. И нет в этом никакого противоречия. Entertainment сегодня то, что может помочь заработать на жизнь. Молодежь видит себя не только в труде. У нее совершенно другой взгляд на свое будущее.

И как бы подытожил дискуссию Даурен Абен, сотрудник Евразийского научно-исследовательского института:

— Тема молодежи не может актуализироваться лишь в течение какого-то одного года, это должна быть последовательная молодежная политика государства. При этом не стоит делать из молодежи избранную касту. Высказывали тезис о том, что молодежь постсоветского пространства отмечается высоким образовательным уровнем, но диплом о высшем образовании — это не свидетельство качества образования. Это качество ведет к тому, что на выходе получается плохой специалист без каких-либо знаний.

Поэтому, по его мнению, чем выпускать бесчисленное количество студентов с якобы высшим образованием, лучше сосредоточиться на профессионально-техническом обучении. Но у молодежи другие приоритеты. Пойдет ли она в слесари, сантехники? Вряд ли, как уже отмечали почти все эксперты. У нового поколения совсем другая ориентация — это прежде всего достижение максимальных личностных результатов при наименьших трудовых затратах.

И современные информационные технологии возможности для этого предоставляет самые благоприятные.

Сергей Козлов

Источник: Республиканская общественно-политическая газета «Московский комсомолец в Казахстане»