Казахстанские и российские эксперты: интеграцию надо обогатить социальными гарантиями

02.06.2017

В Алматы состоялось заседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Дружба глазами простого человека: социальное измерение интеграции». Что такое социальная интеграция и как она влияет на экономическое партнерство стран ЕАЭС? Этот вопрос обсуждали российские и казахстанские эксперты: общественные деятели, экономисты, социологи, политологи и журналисты.
Как известно, конструктивное взаимодействие стран и, как следствие, углубление интеграции, возможно при условии наличия общих интересов. При этом социальное измерение интеграционных процессов, то есть оценка их социальной эффективности и последствий, представляет собой одну из наиболее важных и чувствительных сфер.
Руководитель Центра «Каспий-Евразия» Андрей Сызранов отметил, что экономика всегда будет играть первостепенную роль, однако экономические задачи евразийской интеграции невозможно решить без социальных. «В интеграционных процессах участвуют люди, и социальная модель не может не быть частью интеграции. Мы все разные, у каждого народа своя история, своя культура, свой менталитет. Укрепление солидарности, сотрудничества между народами при уважении к их истории, культуре, традициям, гармоничному развитию и сближению стран — путь к постепенной и взаимной интеграции, созданию нового интеграционного взгляда на взаимоотношения между постсоветскими странами».
Интеграционные инициативы жители стран Евразии в большинстве своем одобряют, и это принципиально важно, поскольку никакая деятельность в рамках соответствующих проектов невозможна без учета мнений людей. В настоящее время социальное измерение интеграции формируется с помощью социальной политики, как реализуемой по отдельности каждым государством в различных формах, так и с помощью межгосударственных и межправительственных актов (направленных на упрощение порядка пересечения границ, создание равных условий для получения медицинской помощи и др.). Например, еще в 2007 г. была утверждена Концепция согласованной социальной политики государств-членов ЕврАзЭС.
Конечной целью ее реализации должно было стать формирование сообщества социальных государств, а в качестве главного результата названо «обеспечение единого социального пространства». Кроме того, интеграционные проекты видят своей целью снижение препятствий на пути «четырех свобод». А этот процесс напрямую относится к социальной сфере и трудовым отношениям.
Прокламация идей обеспечения социального и экономического прогресса должна находить свое практическое отражение. Однако в результате кризисных явлений в мировой экономике цели и задачи социальной политики на практике реализуются с некоторыми сложностями.
Александр Васильев, политолог, главный редактор телеканала «Астрахань 24», указал на реальные примеры, когда разобщенность государств сразу после распада Советского союза и отсутствие социальных связей привело к серьезным проблемам для бывших советских граждан. «Мне знакомы много примеров, когда граждане, проработавшие всю жизнь в Атырау, после разделения государств в Астрахани не смогли восстановить свой трудовой стаж и в итоге получили мизерную пенсию. Социальная сфера очень чувствительна к любым существенным изменениям в экономике и политике, поэтому важно оценивать и предугадывать ее эффективность и возможные последствия от любого принятого решения для поддержания интеграционных процессов».
Безусловно, страны имеют свои особенности, определяемые разными возможностями в обеспечении населения определенным уровнем жизни. Также становление модели социального взаимодействия стран является длительным процессом, но это путь к успеху. Он, в свою очередь, достигается не общей риторикой о значимости интеграции, а в том числе социальными гарантиями: люди должны быть уверены, что их интересы будут соблюдены.
Адиль Каукенов, политолог, генеральный директор Международного центра казахстанско-китайского сотрудничества «China Center» считает, что гражданин каждого государства ЕАЭС должен понимать, что дает лично для него евразийская интеграция. «А ведь интеграцию делают люди, а они видят все еще проблемы — в очередях на таможенных постах на границе, в ежеминутно меняющихся правилах и законах для трансграничного бизнеса, ограничениях, сборах. Поэтому очень важно поднимать в обществе тему того, что мы должны требовать от интеграции».
Старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Лидия Пархомчик отметила, что социологические исследования, которые ежегодно проводит Евразийский банк развития — Евразийский барометр по странам ЕАЭС и некоторым странам бывшего СССР, показывают положительную заинтересованность респондентов, большинство из которых отвечают положительно на вопрос, а нужна ли евразийская интеграция, заинтересованы ли вы в ней, как вы к ней относитесь. «Даже число респондентов в Таджикистане, которым был задан вопрос: хотите ли вы присоединиться к евразийской интеграции — стабильно высокое. Но с 2014 года отмечаются негативные тренды даже при столь высоком уровне поддержки, процентаж падает даже в Казахстане. Рекордное падение в Армении. Только киргизы пока еще самые оптимистичные в отношении к Евразийскому союзу».
К сожалению, порой в науке и практике роль социального взаимодействия государств недооценивается, проходит по остаточному принципу. Поэтому изучение и обсуждение форм социального измерения интеграции важны теоретически и практически.
Подводя итоги, эксперты резюмировали, что прокламация идей обеспечения социального и экономического прогресса должна находить свое практическое отражение. Становление модели социального взаимодействия стран является длительным процессом, который достигается не общей риторикой о значимости интеграции, а в том числе социальными гарантиями: люди должны быть уверены, что их интересы будут соблюдены.

Аманжол Смагулов

Источник: Nomad