Китай активизируется в каспийском регионе

05.04.2017

Интерес Пекина может оказать положительное влияние на развитие экономики Каспия, считают казахстанские эксперты. Но главные надежды связаны с подвижками в переговорном процессе по определению статуса и разграничению Каспийского моря.

Штиль, но не развитие

Проблемы и перспективы многостороннего сотрудничества на Каспии обсуждались в рамках заседания экспертного клуба «Мир Евразии». Участники дискуссии констатировали: экономика региона нуждается в диверсификации, потенциал используется лишь отчасти.

Каспий все еще развивается в сырьевой и индустриальной парадигме XX века, отметил координатор проектов по внешней политике Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК, историк Аскар Нурша. Сырьевая направленность экономик сдерживает развитие отношений между прикаспийскими государствами, считает главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge, политолог Замир Каражанов: «Например, Азербайджан и Казахстан добывают нефть, но главный потребитель их продукта находится не в каспийском регионе. Поэтому странам трудно предложить друг другу товары и услуги, объем которых превышал бы 500 млн долларов».

Главный научный сотрудник отдела проблем развития реального сектора экономики Института экономики МОН РК, доктор экономических наук Олег Егоров уверен, что сырье – это благо, но надо правильно им распоряжаться. «Если мы научимся правильно использовать нефть, то перестанем быть сырьевым придатком, – подчеркнул экономист. – Будет у нас и добыча, и переработка, и гармоничный нефтегазовый комплекс, доход в целом выше, и развитая нефтехимия, потребность в продукции которой каждый год увеличивается на 5-7 процентов. Если мы нефть соединим с текстилем (хлопок, выращиваемый в Южном Казахстане, мог бы перерабатываться на НПЗ), то получим широкий ассортимент синтетических и смесовых тканей, которые будут конкурировать с китайскими».

Олег Егоров напомнил, что в рамках программы форсированного индустриально-инновационного развития был проект строительства нового нефтехимического комплекса в Карабатане Атырауской области. Сроки вышли в 2014 году, но строительство так и не началось. Компании, которые занимались реализацией проекта, оказались банкротами. По разным причинам не удалось пока воплотить и ряд международных проектов на Каспии. В частности, как рассказал Аскар Нурша, «функционирование ни одного из ранее

спроектированных транспортных коридоров не вышло на системную основу – ни «Север – Юг», ни «Восток – Запад». По-прежнему превалирует двухсторонняя основа взаимоотношений. Ни один из транспортных коридоров не приобрел качественный многосторонний формат».

В свою очередь главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин затронул тему Транскаспийского газопровода (ТКГ). «Мощность газопровода из Туркменистана в Азербайджан по дну Каспийского моря должна была превысить 30 млрд кубометров. Это значительно увеличило бы экспортные возможности не только Туркменистана, но и всего региона. Правда, пока проблемы с экспортом газа в Центральной Азии испытывает только Ашхабад. Для сравнения, главная магистраль на Восток, газопровод Центральная Азия – Китай, имеет пропускную способность в 40 млрд кубометров, – пояснил журналист. – С другой стороны, ТКГ сам по себе был мало чем полезен без продолжения через Кавказ и Турцию в Южную Европу. Я имею в виду проект Nabucco, который до сих пор также не реализован. Сложно понять, когда договорятся страны на данную тему. Может быть, когда цены на сырье подрастут, когда изменятся позиции России и Ирана, выступающих против проекта ТКГ».

Каспию поможет новый Шелковый путь?

Хорошим подспорьем для каспийского региона обещает стать растущее влияние Китая, полагает Замир Каражанов. Интерес к сотрудничеству с КНР проявляют государства Персидского залива и Турция, которые не имеют общих границ с Поднебесной. «Расстояние сокращается, если дела вести через страны Каспия и Центральной Азии, что усиливает транзитные возможности последних, – указал политолог на выгоду Казахстана и его соседей. – В 2016 году в Китае президент России Владимир Путин инициировал процесс сопряжения Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП). По сути, речь шла о «Большой Евразии», куда обещают быть вовлечены интересы множества стран и целых регионов. А это открывает новые перспективы для каспийского региона».

Представитель Института мировой экономики и политики Аскар Нурша также говорил о том, что в связи с реализацией инициативы ЭПШП китайское присутствие на Каспии станет более заметным. «Китай значительно активизировался на азербайджанском побережье. В рамках диверсификации экспортных транспортных маршрутов Пекин проявляет интерес к железнодорожным путям вдоль Каспия в иранском направлении, а также, в качестве эксперимента, – к торгово-транспортным коридорам через Каспийское море и к Азербайджану, с выходом на Турцию и в другие регионы. Поэтому следует ждать роста китайских инвестиций».

Не все так просто, заметил в ответ генеральный директор Международного центра казахстанско-китайского сотрудничества China Center, политолог Адиль Каукенов. Эксперт подтвердил, что у Китая действительно есть интерес к каспийскому региону, к сотрудничеству в рамках ЭПШП. Создание нового Шелкового пути – одна из доминирующих инициатив на информационном и политическом поле КНР. «Тем не менее, ряд китаеведов отмечают, что в Китае идет подковерная борьба по поводу оценок перспектив данной инициативы. В стране наметился тренд на снижение внешней активности. В Китае вспоминают негативный опыт СССР, который вкладывал много ресурсов в страны третьего мира, но не получал в ответ ни политической лояльности, ни каких-то успехов, в частности, на Ближнем Востоке, когда миллионы народных рублей были «закопаны» в войнах против Израиля», – рассказал Адиль Каукенов.

Китайские изоляционисты критикуют председателя КНР Си Цзиньпина за реализацию ЭПШП, считая проект транжирством народных денег за рубежом, пояснил эксперт. Судьба самого проекта зависит от XIX съезда Китайской коммунистической партии, который состоится во второй половине 2017 года, и от того, удастся ли Си Цзиньпину обеспечить своему главному стороннику место в составе Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК. Адиль Каукенов уточнил, что речь идет о вице-премьере Госсовета КНР Ван Цишане.

«Для большинства из нас это имя ни о чем не говорит, но оно – важная увязка с тем, будет ли дальше реализовываться инициатива Экономического пояса Шелкового пути. Эта инициатива является долгосрочной стратегией, но перспектива у нее будет только в том случае, если председатель Си Цзиньпин сможет преодолеть противостоящий клан и даже после своего ухода останется могущественной фигурой во внутриполитической системе Китая, сохранив сторонников в верхних эшелонах власти. Но если победу одержит другая сторона, прежде всего, так называемый Шанхайский клан, то станет актуальным тренд на изоляционизм, и никто в Китае вкладывать свои силы в такие проекты не будет», – резюмировал Адиль Каукенов.

Надежда на политический прорыв

Независимо от дальнейших планов Китая, ответственность за развитие региона несут сами прикаспийские государства. Уже более 20 лет Иран, Россия, Казахстан, Туркменистан и Азербайджан не могут договориться о статусе Каспия и условиях его разграничения. Точка в этом вопросе способствовала бы расширению многостороннего сотрудничества и привлечению инвестиций в регион.

«Неравномерность распределения нефтегазовых ресурсов является объективной причиной разногласий в вопросе определения правового статуса Каспия, – констатировал

руководитель общественного фонда «Мир Евразии», политолог Эдуард Полетаев. – Цена вопроса велика, так как при различных вариантах раздела дна Каспийского моря максимальные и минимальные оценки ресурсов нефти и газа, приходящихся на долю отдельных каспийских государств, варьируются. При этом лишь относительно недавно начал наблюдаться прогресс в переговорном процессе пятистороннего формата».

Проблема сближения интересов становится все более актуальной, особенно в условиях возрастающей напряженности в мире. «Это видно как по динамике работы экспертных советов и количеству встреч и конференций, так и по тональности заявлений о статусе Каспия, звучащих из уст компетентных представителей практически всех стран, заинтересованных в разделе каспийского шельфа», – отметил политолог. В частности, министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров, ранее сообщил, что проект Конвенции о правовом статусе Каспийского моря согласован на 80%. «Вопрос в том, что содержится в остальных 20 процентах и насколько они принципиальные. Пока в открытом доступе об этом ничего нет», – уточнил Эдуард Полетаев.

Ожидается, что конвенция будет принята на пятом саммите глав прикаспийских государств в Астане. Дата встречи на высшем уровне еще не определена. Как пояснил руководитель фонда «Мир Евразии», прежде в Ашхабаде должны собраться руководители внешнеполитических ведомств пяти каспийских стран и согласовать проект документа. С датой встречи в столице Туркменистана стороны также пока еще не определились.

Источник: «Аргументы и Факты в Казахстане»