Книга не умирает – она меняется

20.12.2018

На пространстве СНГ 2019 год объявлен Годом книги

Бумажная книга оказалась чем-то неизмеримо большим, чем очередным этапом прогресса в сфере информации на внешних носителях (внутренний носитель информации сам человек). На сленге книготорговцев бумажные книги называются «живые» (в отличие от электронных). Вокруг всего этого и развернулось обсуждение в рамках экспертного клуба ОФ «Мир Евразии». А сама тема заседания называлась «Феномен книги во взаимодействии стран Евразии».

«Я в Мавзолей такой очереди не стоял», – сообщил Эдуард Полетаев, модератор экспертного клуба, о своем посещении «Ярмарки интеллектуальной литературы» в Москве (билет стоил 400 рублей – более 2000 тенге). «Уважение к печатному слову у нас еще остается», – считает он. Хотя ситуация в сфере книгоиздательства даже по сравнению с совсем недавними временами очень сильно изменилась. «Тиражи книг суживаются, из-за этого сами книги дорожают», – указал г-н Полетаев. Одновременно с этим пропал ряд инструментов, который в прежние годы мешал плохим произведениям доходить до читателей. Самих писателей и тех, кто себя так называет, с новыми технологиями стало гораздо больше.

На пространстве СНГ 2019-ый год объявлен Годом книги. Фактически данный год уже начался с чествования Чингиза Айтматова, которому недавно исполнилось бы 90 лет. «На постсоветском пространстве нет ни одного писателя, которого бы перевели на 72 языка», – заметила в связи с юбилейной датой Айгуль Омарова, публицист.

«Книга никогда не умрет, только тиражи будут маленькие», – считает Александр Губерт, преподаватель университета «AlmaU». «Судя по студентам, с которыми я общаюсь, они очень мало читают», – добавил он.

Дискуссия несколько раз выходила на тему хорошего литературного вкуса и того, что его формирует. В частности, эксперты обращались к школьной программе по литературе. Серьезной литературе трудно соревноваться с беллетристикой в формате равных условий, поэтому она нуждается в поддержке, в том числе через общеобразовательную школу. Там есть свои нюансы, например, многие советские школьники читали «Гамлета», но не «Макбета», поскольку первое произведение Уильяма Шекспира входило в школьный курс, а второе – нет. Сама школьная программа по литературе сейчас сильно изменилась. В России, к примеру, она сокращена с 400 часов за учебный год до 200.

«Более 90% всей книжной продукции, производимой в Казахстане – учебники», – сообщил писатель Дмитрий Шишкин. Что касается рейтинга «живых книг», продаваемых в республике, то первое место занимает российский психолог Михаил Лабковский (8000 экземпляров за год). Ни один казахстанский автор в 10-ку не вошел. Г-н Шишкин со своей стороны тоже констатировал падение интереса к книге (по крайней мере бумажной), хотя нейробиологи утверждают, что информация с бумажных страниц лучше усваивается мозгом, чем электронное чтение.

«В советское время, несмотря на вакуум информации, читали немногие, – подчеркнул Адиль Каукенов, политолог. – Читать на электронных носителях стало очень удобно. Ниша бумажных книг останется, но будет маленькой»«Нас спасает хотя бы то, что мы приобщены к российскому книжному пространству», – акцентировал он.

«Книжная культура – это прежде всего культура», – отметил Сергей Козлов, журналист. Он сообщил, что некогда популярный на наших просторах философ Карл Маркс своим любимым занятием называл «рыться в развале книг»«В России постоянно книжные конференции, постоянно встречи с писателями. Время изменилось и за литературный пьедестал идет жестокая конкурентная борьба», – рассказал г-н Козлов о литературном процессе в северном соседе.

«Дети читают, но качество книг, которые они читают – большой вопрос», – особо выделила Багиля Ахатова, директор Казахстанской коммуникативной ассоциации. Она специально занималась вопросом, насколько читабельны слабые с точки зрения орфографии и стиля писатели. Вывод: «Их читают, главное контент и целевая аудитория».

«Книжный магазин – это культурно-досуговое пространство», – еще один тезис г-жи Ахатовой. Тему продолжил политолог Рустам Бурнашев: «Бумажная книга становится элитарным продуктом. Чтение связано с досугом, свободным временем, но в Казахстане большинство населения досуга не имеет. Это касается и детей – нет времени, навыка и привычки читать»«В моем детстве была газета «Книжное обозрение» – держала в курсе всех литературных новинок. Советская система культуры потребления книг опиралась на толстые литературные журналы», – подчеркнул г-н Бурнашев.

«При чтении другая механика работы мозга, чем при потреблении видеоконтента», – указал Владимир Павленко, PR-консультант.

Отдельный блок экспертного обсуждения был посвящен аудиокнигам и их нише в сфере потребления информации. «Казахи – это аудиальная культура», – считает Кайрат Жанабаев, поэт, писатель, переводчик. По его мнению «Казахстан неконкурентоспособен как книжный рынок», однако у аудиокниг на местной почве поэт прогнозирует хорошее будущее: «Надо перестраиваться на аудиальную культуру – культуру слуха».

«Умирает не книга, а старое понимание книги, – подчеркнул Замир Каржанов, политолог. – Раньше книга была еще и каналом коммуникации, сейчас у нее в этом плане огромная конкуренция (нишу занял Фейсбук). Развивающееся общество тяготеет не только к материальным благам, но и к духовным, а когда оно в упадке – интерес к тем же книгам падает».

«Мы последствия второй революции в книжном мире – переход в электронный формат – еще не осознали, – отметил Эдуаррд Полетапев. – Чтение с экрана на 25% усекает информацию по сравнению с чтением на бумажных носителях»«Книга – это искусство», – акцентировал Кайрат Жанабаев.

Владислав ЮРИЦЫН

Источник: ZONAkz