Конурбация и демографическое «донорство». Как лучше подружиться городам приграничья?

06.09.2019

Интеграционные процессы на евразийском пространстве идут не только между странами и регионами, чье сотрудничество институциализировано, но и посредством взаимодействия городов. В современном мире именно города являются центрами разнообразной экономической и социальной активности, сосредоточиями культур, в итоге взяв на себя роль инициаторов объединительных процессов.

Приграничное сотрудничество таких казахстанских и российских городов, как Омск и Петропавловск, Костанай и Челябинск, Оренбург и Актобе, Атырау и Астрахань, трансформировалось во взаимодействие на разных уровнях. И это партнерство носит взаимовыгодный характер, способствуя формированию общего экономического пространства и продвигая весь ЕАЭС по пути интеграции.

«Интеграция в рамках ЕАЭС основана на четырех направлениях: свобода перемещения товаров, услуг, финансов и рабочей силы. Все эти сферы непосредственно связаны с крупными городами. В силу их исключительной роли в экономике, можно предположить, что мегаполисы будут основным драйвером роста экономики и интеграции также, – отметил главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Вячеслав Додонов, выступая на заседании международного круглого стола на тему «Роль мегаполисов в интеграционных процессах на евразийском пространстве». 

По последним данным Москва стала крупнейшим российским регионом по объему экспорта продукции в страны ЕАЭС. Таким образом, мы видим наглядное подтверждение тому, что мегаполис играет важную роль в интеграционных процессах».

На мероприятии, организованном совместными усилиями казахстанского общественного фонда «Мир Евразии» и российского экспертного клуба «Сибирь-Евразия», политолог Эдуард Полетаев сказал, что мировая урбанистика считает крупные города и конурбации (городские агломерации полицентрического типа – ред.) более эффективными и переспективнымии в экономическом плане. С укрупнением города связываются надежды на синергетический эффект от его развития для всей страны. Существуют представления, что высокая степень территориальной концентрации населения – это фактор ускорения прогресса общества. Прежде всего, за счет повышения деловой активности, стимуляции и интенсификации научно-технического общения и обмена информацией между людьми.

«В частности, есть известные примеры из Юго-Восточной Азии, например, город-государство Сингапур, или же Гонконг, которые на передовых местах по множеству показателей в различных рейтингах, – напомнил эксперт.

В Казахстане уже давно пошел разворот на урбанизацию. Решение проблемы власти видят в развитии так называемых центров экономического роста. Нур-Султан, Алматы, Шымкент и Актобе должны стать городами-хабами национального уровня, первые три города уже являются городами-миллионниками».

Соответственно, обмен наиболее эффективными практиками взаимодействия городов России и Казахстана можно рассматривать как перспективное направление приграничного сотрудничества. Хороший пример такого взаимодействия привел в начале сентября на встрече с врио губернатора Астраханской области Игорем Бабушкиным Посол Казахстана в Российской Федерации Имангали Тасмагамбетов, отметивший, какую важную роль играет Астрахань в обеспечении граничащих с нею регионов Казахстана продуктами.

«Здесь еженедельно бывают около 200 предпринимателей из Казахстана, которые на оптовых рынках оформляют заказы и обеспечивают Атыраускую область продуктами питания. Благополучие Астрахани для Атырау очень много значит», – сказал он.

«Те проблемы, которые стоят перед евразийскими мегаполисами (а они быстро растут и стягивают на себя большое количество населения, социально-экономическую и политическую активность), эти проблемы для пространства, которое было когда-то Советским Союзом, а теперь называется евразийским пространством, по большому счету, общие», – утверждает декан факультета политики и международных отношений Сибирского института управления Сергей Козлов.

По мнению политолога Замира Каражанова, мы часто воспринимаем город как крупный культурный, исторический, образовательный центр. Но не всегда есть понимание, что город в первую очередь – это крупный рынок сбыта, где, благодаря большой численности населения, проще вести бизнес. «Продать продукцию в районном центре или в сельской местности трудно, проще делать это в крупном городе, – подчеркнул эксперт.

И чем больше его население, тем легче хозяйствующим субъектам работать. Когда победит философия, что город это не только культурный и образовательный центр, некая богема, но и рынок, где можно эффективно вести бизнес, тогда возможно изменится отношение к мегаполисам. Будет поощряться приток населения в города, развиваться их социальная инфраструктура. А фактически будет повышаться конкурентоспособность мегаполисов. Пока же мы наблюдаем опыт северных городов Казахстана, которые стали демографическими «донорами». Поэтому важно оценивать конкурентоспособность городов».

По мнению политолога, город – это территория мифов и фобий. Например, к сожалению, ксенофобия становится устойчивой в крупных городах. «Горожане сами создают мифы, которыми пугают друг друга, – уверен он.

В том числе мифы о том, что все проблемы от приезжих, которые не лучше и не хуже коренных горожан. Они такие же люди. Даже по статистике на приезжих приходится обычно порядка 50% преступлений. И от того, что оставшаяся часть преступлений приходится на горожан проще жить не становится. Внимание акцентировать следует не на иногородних, а на меры борьбы с преступностью».

Эту позицию подтвердила и профессор кафедры социальной работы и социальной антропологии Новосибирского государственного технического университета Ирина Скалабан. В качестве примера она привела один из крупнейших российских городов Новосибирск. По итогам соцопроса 2017 года на вопрос «как бы вы оценили отношения между людьми разных религиозных взглядов и этнической принадлежности, проживающих в Новосибирске» 30% респондентов отметили как «отрицательные», а 34% затруднились с ответом.

«Мы выяснили, что источником напряжения, как ни странно, в большей степени являются местные, а не приехавшие. Это связано со страхом столкновения с тем, кого мы до этого не знали. Также мы столкнулись с проблемой, когда со стороны мигрантов идет процесс адаптации к месту, но не к сообществу. Эти процессы нельзя пускать на самотек. В этой связи мы обратили внимание на потенциал диаспоральных сообществ – это мощный способ адаптации приехавших к месту. Сегодня в городе и в области буквально переписывается концепция межнациональной политики, была создана концепция адаптации мигрантов для области», – рассказала Ирина Скалабан.

И все же для Казахстана складывается неоднозначная ситуация. За годы независимости северные города Казахстана стали в прямом смысле демографическими «донорами» для крупных российских городов, в основном сибирских. Главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин напомнил, что в казахстанском приграничье есть два российских крупных миллионника – это Омск и Челябинск. В радиусе 500 км добавляются Екатеринбург, Уфа и Новосибирск. По его мнению, чем медленнее будет расти уровень казахстанского образования, тем быстрее будет происходить отток населения, которое с миграционными целями поступает учиться и переезжает работать в Россию. Это негативный сценарий.

«Но есть и позитивный сценарий, – разъяснил специалист. – В мировой практике это называется конурбацией – когда два или более города образуют что-то вроде агломерации. И это очень часто встречается в приграничных регионах, наиболее подходящий для нас пример – приграничные форматы конурбаций в США и Канаде. У нас таких потенциальных конурбаций шесть: Уральск-Самара, Актобе-Оренбург, Петропавловск-Курган, Костанай-Челябинск, Атырау-Астрахань, Омск-Павлодар. Если брать все эти районы, то в них сосредоточено порядка 7 миллионов человек. Там производится товаров и услуг на сумму около 100 млрд долларов».

Как считает Домнин, чтобы приблизить позитивный сценарий, необходимо создавать при помощи региональных властей какие-то совместные площадки и бизнес-проекты.

«Пока же на российской стороне могут думать, как бы ограничить проникновение казахстанского бизнеса, а на казахстанской – как бы с работающего здесь российского бизнеса больше «срубить», – заявил он. – И, конечно же, Казахстану значительно быстрее и последовательнее следует идти по линии модернизации образования и здравоохранения».

Источник: POLIT-ASIA