Леся Каратаева: Почему мы все чаще говорим о диалоге культур?

03.03.2018

2018 год решением Совета глав государств СНГ объявлен Годом культуры. В странах Содружества удет проведено порядка 90 разноплановых мероприятий и проектов. Среди них Международная выставка ART EXPO в армянском городе Горис; Всемирные игры кочевников в Кыргызстане, во время которых пройдет и Второй фестиваль национальных видов спорта стран СНГ; 90-летний юбилей писателя Чингиза Айтматова; Молодежные Дельфийские игры; Международный форум культурологов в Азербайджане. План включает также более десяти разнообразных театральных, фольклорных, музыкальных и кинофестивалей, ряд выставочных проектов, научно-методических мероприятий и т.д.

В общем, план мероприятий обещает насыщенную, интересную и разнообразную программу. Однако важной проблемой в контексте оценки значимости предпринимаемых усилий в рамках культурного взаимодействия, является отсутствие механизмов измерения этих усилий. Статистический учет проведенных мероприятий никак не приближает нас к пониманию степени их эффективности. Об этом заявила главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Леся Каратаева на заседании экспертного клуба «В дружбе, мире и единстве: диалог культур и культура диалога», прошедшего на днях в Алматы. Приводим выдержку из выступления эксперта.

Несмотря на то, что общее историческое прошлое обеспечило государствам, ныне входящим в СНГ, возможность культурного взаимодействия и взаимообогащения, нельзя не признать, что процесс построения национальных идентичностей, наблюдаемый в последние десятилетия, существенным образом сказался на векторах культурного развития наших обществ. Это естественный процесс, так как важнейшей составляющей общенациональной идентичности является идентичность культурная. В результате, мы все меньше говорим о транснациональном культурном взаимодействии в контексте взаимопроникновения культур, и все чаще – о диалоге культур, в их презентационном формате.

Диалог культур в принципе можно рассматривать в двух плоскостях. В одном случае речь идет о межгосударственном взаимодействии в процессе реализации культурных политик государств. Данное взаимодействие, как правило, формализовано и имеет официальную поддержку. Год культуры, объявленный решением Совета глав государств СНГ, является примером такого взаимодействия. Судя по заявленным мероприятиям, основной целью проведения года культуры является презентация национальных культур, приводящая к повышению уровня эрудиции граждан в сфере культуры и росту уровня эмпатии в отношении к соседним народам. Учитывая тот факт, что за 26 лет в странах СНГ выросло поколение граждан, плохо представляющих «чем дышат», как думают, чему радуются и чем обеспокоены люди, проживающие в соседних странах, формирование эмпатии и симпатии друг к другу представляется важным направлением деятельности.

Другая плоскость культурного взаимодействия гораздо менее формализована и слабо поддается статистическому учету. Речь идет о транснациональном сетевом взаимодействии в рамках отдельных, если так можно выразиться, «малых» идентичностей. Примерами таких идентичностей могут быть молодежные субкультуры, религиозные общности, группы, объединенные профессиональными интересами и т.д. Значимость данного взаимодействия сложно оценить, так как с одной стороны идентичности в значительной мере укрепляют межстрановые связи, с другой – отражают идентификационные различия внутри стран.

Определенная проблема, в контексте оценки значимости предпринимаемых усилий в рамках культурного взаимодействия, заключается в отсутствии механизмов их измерения. Статистический учет проведенных мероприятий никак не приближает нас к пониманию степени их эффективности. Серьезным препятствием является отсутствие унифицированной терминологии. Что понимать под культурой? Какие ее проявления могут стать основой «мягкой силы» государств в условиях четвертой промышленной революции? Каково целеполагание культурного взаимодействия? Легче всего ответить на эти вопросы, опираясь на понимание культуры как отрасли экономики.

Гораздо сложнее ситуация выглядит, если речь заходит о поиске миссии культуры. Анализ текстов, освещающих эту проблематику, показывает, что в качестве главного результата реализации культурой своей миссии видится, как правило, формирование единого ценностного ряда. В нашем случае подразумеваются ценности евразийские. И вновь возникает вопрос, о каких ценностях мы говорим? Имеем ли мы в виду ценности общечеловеческие или речь идет о политически ориентированных ценностях? Последний вектор довольно ярко представлен различного рода сопоставлениями и противопоставлениями евразийских ценностей ценностям европейским. Такой подход видится малопродуктивным, так как история учит тому, что общности, формируемые только лишь на основе противопоставления «иным», зависят от внешней среды и в случаях ее изменения становятся нежизнеспособными.

Несмотря на всю звучащую в адрес современной социологии критику, на сегодняшний день одним из наиболее удачных механизмов измерения степени социокультурного притяжения стран СНГ остается реализуемый агентством «Евразийский Монитор» проект «Интеграционный барометр ЕАБР». Опубликованные в конце 2017 года данные показывают, что показатели взаимного притяжения по таким критериям как познавательный интерес, личная коммуникация, привлекательность образования, туристические предпочтения, интерес к художественному творчеству и культурной продукции остаются на достаточно высоком уровне, но, к сожалению, демонстрируют устойчивый тренд на снижение.

В свою очередь, на фоне повышающегося интереса к странам внешнего, по отношению к СНГ, мира, в значительной мере вырос показатель автономизации. С одной стороны, тренд на автономизацию показывает, что национальные политики в области развития и продвижения национальной культуры оказались эффективными, с другой, возрастают риски снижения востребованности социокультурного взаимодействия на пространстве СНГ. Сумеют ли представители национальных культур в течение текущего года культуры снизить эти риски, покажут время и следующие замеры.

Источник: Республиканская общественно-политическая газета «Московский комсомолец в Казахстане»