Леся Каратаева: «Вопрос о трансформации системы глобального управления в любом случае будет решен»

02.07.2015

В первой декаде июля 2015 года в городе Уфа (Республика Башкортостан) пройдет саммит организаций ШОС и БРИКС. На 9 июля намечена встреча лидеров стран-участниц данных объединений с главами государств ЕАЭС. Главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК, доктор исторических наук Леся Каратаева считает, что наиболее удобным термином, способным отобразить возможный формат будущих взаимоотношений ЕАЭС, ШОС и БРИКС, будет «сопряженность». Об этом она сказала в ходе своего выступления на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «ЕАЭС — ШОС — БРИКС: Новое качество межгосударственных отношений», которое состоялось в Алматы.

Это очень хороший термин, потому что он в принципе отображает предел взаимоотношений таких разноуровневых организаций. Очевидно, что существует ряд факторов способствующих сопряжению организаций. Факторы имеют как объективный, так и субъективный характер.
К объективным можно отнести факторы экономико-демографического порядка. В частности положительная динамика мирового ВВП обеспечивается сегодня развивающимися и переходными экономиками, на них же приходится почти половина мирового товарооборота, налицо демографическое преобладание. При этом пространство стран, входящих в ЕАЭС, ШОС и БРИКС уступает сегодня G7 по объему ВВП, но не уступает по динамике роста товарных и инвестиционных потоков. К субъективным факторам может быть отнесено стремление стран, входящих в ЕАЭС, ШОС и БРИКС к реформированию системы глобального управления с учетом интересов развивающихся экономик, наличие у ряда государств политической воли к продвижению это идеи. Кроме того, есть факторы локального значения. Это касается, в первую очередь, сближения интересов ШОС и ЕАЭС. Например, необходимость каким-то образом сочетать два проекта – ЕАЭС и «Великий шелковый путь».
На уровне межгосударственных объединений, а также на уровне их двустороннего взаимодействия, например ЕАЭС и ШОС есть свои конкретные задачи, которые необходимо решать. И все эти задачи имеют экономическую природу и, в ряде случаев, это в первую очередь касается ЕАЭС, эти задачи прописаны в уставных и договорных документах. Даже в формате сближения ЕАЭС и БРИКС можно выделить экономическую составляющую, хотя в принципе, полагаю, что больших экономических задач это сопряжение не решит, но это – заявка на потенциал.
И вот здесь возникает интересный вопрос: если посмотреть официальный дискурс, то в качестве приоритетного направления везде обозначается экономика. Даже ШОС, которая изначально формировалась для решения ряда вопросов пограничной безопасности, со временем сделала ставку на развитие экономического взаимодействия государств. А в неофициальном дискурсе экономики мало. Чаще обсуждается вопрос: сможем ли мы, объединившись «стать костью в горле» Запада. То есть задача этого сопряжения – помешать, в первую очередь, США и, Западу в целом, осуществлять свою мировую гегемонию.
Полагаю надо четко определиться для чего необходимо сопряжение организаций. Для того чтобы построить действенную архитектуру с мощным экономическим базисом, который позволит странам заявить о себе как о серьезном игроке, или есть надстроечная задача – помешать тем странам, которые сейчас занимают лидирующее место?
Вопрос о трансформации системы глобального управления в любом случае будет решен. Он может стать определенным бонусом процесса сближения ЕАЭС, ШОС и БРИКС, сближения, которое направлено на то, чтобы нам самим стало жить лучше. А может стать целью такого сближения, тогда велика вероятность того, что стадия «нам самим стало жить лучше» будет упущена.
Перед ЕАЭС, ШОС и БРИКС сегодня стоит множество вполне конкретных проблем и задач, на решении которых и надо в первую очередь сконцентрировать внимание. Надо большее внимание уделять деталям, а не кидаться в дискурс «Мы сейчас всех победим и переустроим мир».

Источник: Информационно-аналитический центр