Молодежь мигрирует в Россию за образованием — эксперты

11.11.2017

Качество высшего образования — в сравнении с нашим — там лучше. Чтобы изменить ситуацию, в Казахстане нужно провести реформы в этой сфере.

Сфера образования является одной из самых критикуемых на постсоветском пространстве, заключили на заседании экспертного клуба «Мир Евразии».

По мнению политолога Эдуарда Полетаева, негативный информационный фон закрепился за системой образования не случайно. Всему причиной беспрестанные реформы. В итоге множатся проблемы на всех уровнях образовательного процесса.

Перспективы не в пользу Казахстана

Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива», считает, что российское образование давно стало заметным фактором миграции из Казахстана. Казахстанцев привлекает в нем

  • доступность,
  • качество и
  • дальнейшие перспективы.

— Многие молодые люди, особенно из приграничных областей, после учебы остаются в России,

обустраиваются, потом к ним подтягиваются их родители и другие родственники, – делится он наблюдениями.

По данным казахстанского посольства в России, в 2016 году количество казахстанских студентов в вузах РФ превысило 70 тыс. человек. Чеботарев считает, что казахстанские абитуриенты отдают предпочтение российским вузам благодаря системе квот Россотрудничества.

— Хотя власти приграничных областей Казахстана время от времени выражают озабоченность по такому оттоку молодежи, чего-либо существенного взамен они предложить пока не могут, – констатирует Чеботарев.

Цены на уровне России

По наблюдениям Сергея Домнина, главного редактора делового журнала «Эксперт-Казахстан», цены в вузах Казахстана и России примерно идентичны — к примеру, в Евразийском национальном и Новосибирском государственном университетах. В частности, по такой востребованной специальности, как информационно-вычислительные технологии, семестр обучения в НГУ в 2017 году стоит 1970 долларов, а в ЕНУ – 2110 долларов.

— Еще одна востребованная специальность – востоковедение: в НГУ – $2005, в ЕНУ – $2083. Цены, как видим, сопоставимые

Казахстанские вузы не могут предложить образование дешевле, учитывая, что бренды и качество услуг в России в среднем выше, чем у нас. По недавнему рейтингу региональных вузов, представленному QS, НГУ на постсоветском пространстве занимает 2-е место после МГУ, а ЕНУ – 24-е, — приводит данные Домнин.

Выпускники не угадывают с выбором

В итоге, по словам Домнина, результат налицо. По данным Высшей школы экономики, в 2016 году рынок образовательных услуг в России составлял 30 млрд долларов, в Казахстане в 2014 году оценивался в 350 млн долларов. И речь, как он отмечает, идет прежде всего о высшем образовании, потому что школьное и дошкольное – сегменты не вполне рыночные.

— Российский рынок получается в сто раз больше, а значит априори там больше продавцов, длиннее линейка услуг и цен. А в 350 млн долларов казахстанского рынка образования превалирует госзаказ, который формируется не работодателем, а спросом абитуриентов

Проще говоря, они выбирают те специальности, которые, по их мнению, смогут обеспечить им достойное будущее. Однако их желания далеко не всегда соответствуют реалиям рынка труда, — считает Домнин.

Вузы расплодились, а пользы — ноль

Поэтому эксперт считает, что пора перейти к теме приватизации вузов и постепенном отказе от госзаказа, потому что своей задачи он не выполняет. Он убежден, что одним из факторов, который выталкивает абитуриентов на российский образовательный рынок, является ЕНТ.

— Логично его применять для распределения грантов, но если у человека есть деньги на учебу в вузе, ограничивать его нелогично. Даже если человек не хочет и не будет учиться, а готов платить, пусть уже он эти деньги оставит в стране, – отмечает Сергей Домнин.

Даурен Абен, старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института, в свою очередь, считает, что проблему решит сокращение вузов.

— Действительно, нужны ли нам больше 120 вузов? Ведь это в основном частные заведения, которые являются лишь цехами по штамповке дипломов с крайне низким качеством предоставляемых образовательных услуг. Однако воз и ныне там.

Вузам — автономию

Видимо, у владельцев такого рода вузов весьма сильное лобби. С другой стороны, возможно, такое количество частников государству выгодно. В условиях отсутствия рабочих мест молодежь занята, по крайней мере, на 4-5 лет. Но в будущем дипломированные специалисты останутся без работы и пополнят ряды самозанятых либо с дипломами юристов и экономистов пойдут работать мойщиками машин и охранниками, — делает неутешительные прогнозы эксперт.

По мнению Даурена Абена, для полноценного развития высшего образования вузам нужна автономия.

— Помимо академической свободы, это автономия и в подборе персонала, а также управленческая и финансовая

И начинать надо с правового статуса вузов. Когда мы говорим, что вуз должен сочетать в себе и научно-исследовательскую, и образовательную, и предпринимательскую деятельность, то должны понимать, что в соответствии с действующим законодательством, ограничивающим их автономию, они не в состоянии полноценно развиваться и эволюционировать. Процентов на 80 они зависят от госзаказов и грантов. Поэтому вузы между собой конкурируют, открывая специальности, востребованные студентами, но не рынком. В каком-нибудь провинциальном вузе могут готовить, к примеру, специалистов по международным отношениям. Но нужны ли они нашему рынку труда? — спрашивает Абен.

Не все так плохо

Галия Мовкебаева, профессор кафедры международных отношений и мировой экономики факультета международных отношений КазНУ имени аль-Фараби, директор Центра Евразийских исследований, в свою очередь, считает, что Министерство образования и науки Казахстана дает вузам карт-бланш в отношении написания образовательных программ вне зависимости от формы их организации.

— Каждый вуз может разрабатывать собственные образовательные программы. Мы ориентируемся на студентов, действуем по международным стандартам, где основополагающим принципом является студентоцентрированное обучение. То есть в центре стоит студент, и именно он является заказчиком и потребителем этих знаний

Академическая свобода у вуза есть, и она реализуется через механизм элективных курсов, практической подготовки выпускника и программ самообразования, предусматривающих возможность формирования индивидуальной траектории обучения студента, — говорит Галия Мовкебаева.

Болонская трансформация

Представитель КазНУ добавляет, что новые возможности для студентов появились благодаря присоединению Казахстана к Болонскому процессу, которое подразумевает в том числе приведение учебных планов образовательных программ в соответствие с европейскими стандартами и создание совместных образовательных программ с ведущими зарубежными вузами. Но Даурен Абен считает, что при внедрении в целом положительных практик есть определенные перегибы и недоработки. Тот же Болонский процесс предполагает корпоративное управление в вузах, но реальной власти у попечительских и наблюдательных советов нет. С международным взаимодействием тоже не все гладко.

Неработающий список «Маккензи»

— У нас в рамках программы Форсированного индустриально-инновационного развития существует проект по содействию 11-ти вузам. Начинание нужное, но тут вмешивается «любовь» наших чиновников к иностранным консультантам. Министерство нанимает компанию «Маккензи», которая составляет список учебных заведений, с которыми должны сотрудничать выбранные вузы. Но тот же

Когда представители вуза приходят в министерство и говорят: господа, у нас есть список наших традиционных, скажем, российских партнеров, мы с ними успешно сотрудничаем, выделите нам средства, а в ответ слышат: нет, вы должны придерживаться списка «Маккензи», – рассказывает Даурен Абен.

Просто открыть филиалы

По мнению участников заседания, более активное взаимодействие с евразийскими партнерами в сфере образования, в том числе высшего, могло бы принести свои плоды. В частности, Андрей Чеботарев убежден, что для Казахстана было бы лучше, чтобы те, кто выбирает российскую систему образования, могли учиться, не покидая своей родины.

— В Казахстане действуют филиалы шести вузов России, включая МГУ имени М. В. Ломоносова

Однако про них практически ничего не слышно с точки зрения привлекательности для потенциальных абитуриентов и карьеры выпускников. Россия довольно слабо работает на нашем образовательном поле. Хотя увеличение численности филиалов российских вузов в Казахстане и уровня привлекательности их учебных программ вполне может стать фактором снижения молодежной миграции в РФ. Этот вопрос тоже можно изучить в рамках развития евразийской интеграции, – полагает Чеботарев.

Больше интеграции в образовании!

Он напоминает, что евразийские государства не координируют образовательную политику, поскольку эта сфера не является предметом Договора о ЕАЭС и деятельности Евразийской экономической комиссии.

— На мой взгляд, ситуацию следует изменить, поскольку сфера образования тесно связана с экономикой, – говорит Чеботарев.

По мнению Эдуарда Полетаева, в сфере образования евразийской пятерке есть над чем работать.

— Между вузами существуют академические обмены. Несмотря на то что уровень образования в странах ЕАЭС сильно разнится, они сумели договориться о взаимном признании дипломов. Но если мы посмотрим на исключения, которые сделаны, окажется, что норма не касается медиков, фармацевтов, юристов и педагогов. Им придется делать нострификацию дипломов, – приводит он пример.

 
Источник: 365info.kz