Мы слишком бедны для борьбы за экологию — эксперты

04.02.2020

Большинство населения волнуют ценники, а не «экологичность продукта».

Источник — Ecoreporter.ru

Чтобы всерьез заняться переходом на «зеленую экономику», сначала нужно справиться с бедностью. Сама по себе такая экономика — удовольствие очень дорогое. Это видно даже на бытовом уровне: «чистые» продукты — удел обеспеченных сограждан, остальные в первую очередь смотрят на ценники.

В масштабах государства проблема видна еще больше. Например, в общем объеме энергопроизводства на долю возобновляемых источников энергии приходится всего 1,7%. Скорее всего, именно в силу дороговизны их внедрения.

Об этом говорили участники экспертного клуба «Мир Евразии» на очередном заседании.

Потенциал есть — денег нет

Эдуард Полетаев, руководитель ОФ «Мир Евразии», отметил, что

из-за мирового кризиса «решение ряда экологических проблем отошло на второй план»

Переход на рельсы «зеленой» экономики требует больших финансовых и организационных затрат. При этом не хватает денег на переоборудование старых, экологически грязных производств.

— Тем не менее для перехода к «зеленой» экономике страны ЕАЭС обладают огромным ресурсным потенциалом. Еще в 2010 году Казахстан выдвинул инициативу «Зеленый мост», а в 2011 году ее поддержала Генассамблея ООН. В 2013 году Казахстан подписал Концепцию о переходе к устойчивому росту до 2050 года, — отметил политолог.

Кроме того, в рамках ЕАЭС в 2016 году были сформированы «Евразийские технологические платформы». Особое значение имеет платформа «Технологии экологического развития». В ее рамках определен перечень основных совместных экологических проектов. Также мы реализуем программу  развития туристской отрасли на 2019-2025 годы, что тоже связано с экологической темой. По идее, ощутимые результаты уже должны быть. Но их нет/

— Тем не менее,

хотя экологические штрафы и растут, выбросы в Казахстане не снижаются, в 2018 они составили 2,5 млн тонн

Лидерами по загрязнению окружающей среды являются энергетический и горно-металлургический секторы, а также нефтедобыча, — указал Полетаев.

Рапортуют о росте числа объектов возобновляемой энергетики, но о мощностях отчитываются редко. Между тем

в общем объеме энергопроизводства на долю возобновляемых источников энергии приходится всего 1,7%

Политолог отметил, что зато экология стала «широкой дискуссионной категорией» с серьезным эмоциональным воздействием на общественность.

— Например, проект строительства горнолыжного курорта в урочище Кок-Жайляу долгое время будоражил алматинских активистов. Экологическая тематика первая политизировалась еще в годы перестройки – вспомним движение «Невада-Семей». Потом экологические возмущения вроде сошли на нет, однако в последние годы опять актуализировались, — сказал политолог.

Один из лучших методов борьбы за экологию — драконовские штрафы

Потом беседа свернула в несколько неожиданное русло. Основной идеей выступления востоковеда Адиля Каукенова стал тезис, что

бедность и экологичность несовместимы

— Когда говорят, что наше население стало задумываться об экологичности продуктов, надо иметь в виду его тонкую прослойку в крупных городах.

Это люди, у которых есть деньги, чтобы задумываться об этом

Поговорите об экологичности с покупателями так называемой «Оптовки» или рынка «Алтын-Орда». Их приоритеты в том, чтобы приобрести продукты как можно дешевле, — сказал он.

В качестве примера эксперт привел Индию, где загрязнен даже Ганг.

— У «зеленого» движения в условиях бедности в обозримом будущем перспективы нет. Исключения, конечно, бывают в крупных промышленных городах. Например, отпор горожан идее строительства в Павлодаре завода по утилизации вредных отходов, — считает Каукенов.

Для настоящей экологичности нужен сформировавшийся средний класс.

— На этом фоне показателен образ Китая.

Пока страна была чудовищно бедна, в плачевном состоянии была и ее экология

Как только большую часть населения вывели из бедности, тут же заработали экологические программы. В крупных промышленных регионах Китая, в том же Шанхае, удалось внедрить программы раздельного сбора мусора. Экология входит в пятерку главных приоритетов государства, — отметил эксперт.

Он добавил, что

в борьбе за экологию (в частности, в сортировке мусора) помогают драконовские штрафы и принципы неотвратимости наказания

— Китайцы приняли идею, что экологию надо беречь. Соответственно, и к огромным штрафам они относятся нормально, — сказал Каукенов.

Просто очередной способ манипуляции?

Профессор Рустам Бурнашев отметил, что

помимо экономического фактора появляется еще один – пропагандистско-идеологический

— По большому счету сама концепция «зеленой» экономики не проработана, нет понятийного понимания, что именно мы обсуждаем. Используем термины «экология», «устойчивое развитие», «зеленая экономика»… но все это разные явления. Поэтому открываются широкие идеологические ворота, которые позволяют манипулировать, — заявил он.

Для большего эффекта пропаганды

демонстрируют только небольшие сегменты, вырывая их из контекста

— Допустим, солнечные батареи – это хорошо и экологично. Но когда мы шире взглянем на ситуацию, возникают вопросы вредного производства и утилизации. Оказывается, в целом солнечная энергетика не экологичный процесс, а манипуляция. Когда человечеству объясняют, как надо и как не надо делать, оно попадает в зону голой идеологии и пропаганды, — утверждает Бурнашев.

За примером он тоже обратился к Китаю. Для этой страны характерна система, когда

сначала прорабатывается концепция малых дел и только потом выводится в концептуальную модель

Концепция малых дел — это, к примеру, меры по ограничению использования пластиковых пакетов.

— Однако в Китае экологические решения принимаются под серьезным давлением Запада. Например, когда ставят ультиматум: ваши самолеты не будут летать в Европу, потому что не соответствуют экологическим стандартам. Некуда деваться, приходится закупать Airbus, — добавил эксперт.

Для нас удовольствие слишком дорогое

Политолог Замир Каражанов к нынешним программам и стратегиям по переходу к «зеленой экономике» отнесся с сомнением. 

— Вопрос, насколько эти документы работоспособны. Если смотреть по пунктам, например, переработка мусора, тот же пластик вызывает много обсуждений, — считает он.

Одна из главных проблем в том, что «зеленая экономика» — удовольствие дорогое

— Если в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) государство берет на себя часть расходов в коммунальном секторе, то

в Казахстане бюджет не настолько большой, чтобы кроме социальных вопросов заниматься установкой солнечных батарей на крышах

Кроме того, в нашем энергосекторе до сих пор идут дебаты относительно основного вида источника генерации энергии. Конечно, солнце, ветер и вода рассматриваются как будущее, а в настоящем актуальным для нас остается уголь. Его много, и это дешевый источник энергии, — резюмировал он.

Роман Иванов

Источник: Казахстанский портал 365info.kz