На «мосту» в Европу

15.06.2015

Договор о Евразийском экономическом союзе был подписан более года назад. За спиной несколько месяцев совместной работы, вступление Армении и Кыргызстана, а также еще не просохшие чернила на соглашении о зоне свободной торговли с Вьетнамом. ЕАЭС – это свершившийся факт, объединение, вызывающее прагматичный интерес мирового сообщества, констатировали участники очередного заседания экспертного клуба «Мир Евразии».

Обсуждая потенциал новой экономической реальности глобального масштаба, эксперты отмечали: само название ЕАЭС предполагает, что его потенциальным членом, кандидатом или наблюдателем может стать любая страна самого большого и населенного континента Земли. Более того, не так давно, в рамках VIII Астанинского экономического форума, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил создать объединенное евразийское экономическое пространство. «Нам важно принять единые правила, – сказал он, – которые учтут национальные интересы всех участников, и в то же время будут направлены на устранение барьеров, повышение взаимовыгодной интеграции».

— Пока непонятно, как оформится эта идея. На мой взгляд, она имеет миротворческий характер, направлена на преодоление санкционных последствий, возникших из-за серьезных противоречий между Россией и Западом, но самое главное – это попытка Казахстана стать важным хабом в развитии транспортного потенциала, – прокомментировал инициативу Нурсултана Назарбаева политолог Эдуард Полетаев. – Развитие различных направлений транспортного сообщения позволит уйти от господства морских перевозок и частично переключить транзитные потоки на наши страны, а это деньги, рабочие места и прочие полезные вещи.

Независимый аналитик Сергей Домнин, сославшись на то, что такого термина как «объединенное экономическое пространство» в словарях нет, также предположил, что речь идет о развитии транспортной сети.

— По всей видимости, президент имел в виду объединенное экономическое пространство от Ляньюньгана до Гамбурга, это как раз тот транзитный потенциал, о котором мы часто говорим. Будет ли это трансконтинентальный проект, пока сказать сложно. Но однозначно, это очень хороший пиар для ОТЛК (Объединенная транспортно-логистическая комапния – международный транспортный оператор стран ЕАЭС, включающий национальных железнодорожных перевозчиков Казахстана, России и Беларуси, – прим. авт.). Проект интересный, но при нынешних ценах на морской фрахт мы не можем рассчитывать более чем на 8% от общего объема транзита в направлении Китай – Европа. С другой стороны, Нурсултан Назарбаев нередко озвучивает идеи, которые приживаются в практической политике спустя годы. Так было и с ЕАЭС. Возможно также, что «Объединенное евразийское экономическое пространство» – это «перевод» китайского проекта «Новый Шелковый путь».

По мнению директора Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете, доктора исторических наук Булата Султанова, страна вполне способна реализовать свой транзитный потенциал благодаря Китаю, который сейчас активно «прорубает мост» в Европу.

— Можем использовать его за счет таможенных пошлин, строительства кемпингов, гостиниц, поставки продуктов и прочего. Но когда мы говорим, что приступили к работе над всеобъемлющим соглашением о более глубоком уровне экономического партнерства и сотрудничества с КНР, надо понимать, что Китай-то везет свои товары, а мы можем только заработать на этом и не более того, – заметил Султанов.

Он акцентировал внимание на том, что интеграционные структуры создаются для того, чтобы экспортировать в наилучших условиях производимые в той или иной стране товары. Поэтому вполне понятно стремление Китая, который хочет создать наиболее благоприятные условия для продвижения своей продукции на мировые рынки. Эксперт предлагает странам ЕАЭС проводить жесткую протекционистскую политику в отношении третьих стран, пока у нас не налажено производство экспортных товаров.

— Когда речь идет о всеобъемлющем соглашении с Китаем, вспомните героя фильма «Кавказская пленница» товарища Саахова, который говорил: «Торопиться не надо…». Надо все взвесить, изучить всевозможные подводные камни, потому что в деталях таится дьявол, – сказал он.
Между тем главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК, доцент, доктор исторических наук Ирина Черных считает, что транзитный потенциал – это специфическое преимущество.

— Много говорится о Казахстане, как транзитной территории. Мы в этом плане зависим от России и, в большей степени, от Китая. Конечно, последнему всегда будет, что транспортировать по нашей территории. Мы можем сейчас работать на развитие сервисных услуг по линии транспортировки, сферы обслуживания, вкладывать в это деньги, инвестиции. Но мировой экономический кризис или изменение политики Китая в том или ином виде могут привести к тому, что транспортировать по территории Казахстана будет нечего. И этот фактор тоже необходимо учитывать, – пояснила свою позицию представитель КИСИ.

Впрочем, усиление транзитного потенциала, улучшение транспортных услуг и сферы обслуживания вряд ли могут помешать развитию производства. При этом Китай может быть и конечным пунктом транзита. Так, Булат Султанов, который в целом считает, что надо развивать евразийскую интеграцию, прежде всего, на постсоветском пространстве и возрождать разрушенные народно-хозяйственные связи постсоветских республик, тем не менее, ратует за создание зоны свободной торговли с Ираном. По его словам, Казахстан, как производитель зерна, мог бы выйти через Иран на страны Персидкого залива. Но главное его предложение касается черного золота. Иран и Казахстан могли бы совместно проложить нефтепровод из Персидского залива до Каспия, а затем из Атырау – в Китай.

О необходимости защиты рынка на начальном этапе интеграции говорил генеральный директор аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» из Кыргызстана Дмитрий Орлов.

— Что касается интеграционных проектов как таковых, то здесь, я думаю, надо начинать с того, с чего в свое время начинала ВТО. Прежде чем создать ВТО, страны-инициаторы исповедовали очень жесткий протекционизм, — отметил он.

Участники заседания неоднократно возвращались к этой теме, подчеркивая, что защищать рынок нужно от третьих стран, не входящих в ЕАЭС. Сегодня же страны-союзницы порой защищают интересы отдельных производителей, что, конечно, важно, но делается это в ущерб рядовым потребителям, ради которых и была создана евразийская интеграция.

— В первую очередь в рамках ЕАЭС следует устранить всевозможные барьеры, изъятия и ограничения в отношении движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. – считает директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев. — Этого, кстати, активно добивается Беларусь, которая в этом году председательствует в руководящих органах союза. В противном случае отмеченные выше и иные плюсы не дадут необходимого эффекта.

Нурлан Амир, специально для Матрица.kz

Источник: Матрица.kz