На заре «умной жизни»

18.04.2018

Что мешает научной интеграции на евразийском пространстве

Инновации, наука и производство являются тремя китами развития евразийской экономической интеграции. Но любое региональное объединение устойчиво, если учитывает мировые тренды. В их числе — значительное увеличение объёма умственного труда во всех сферах деятельности. Важно, чтобы общий язык у евразийских стран был не только в общении, но и в научной среде.

В 90-е годы прошлого века развернулась дискуссия известного учёного Сергея Капицы с руководителями российского телевидения. В то время с телеэкранов уходил интеллект, проекты, связанные с наукой, в том числе вытеснялась программа «Очевидное — невероятное», которая была диалогом учёных с обществом. Вместо этого приходили экстрасенсы, различные лженаучные проекты. Телевизионное оболванивание происходит до сих пор. Это логичная часть идеологии потребления, задача которой — развлекать зрителя, а не заставлять его думать.

К счастью, сейчас в сетях кабельного телевидения появился российский канал «Наука 2.0», который продолжает традиции Сергея Капицы. Популярным языком этот канал объясняет людям, что происходит в лабораториях, куда движется наука. Именно в таком канале, поднимающем вопросы фундаментальных исследований и практического применения научных знаний, нуждается и Казахстан.

Во время Великой Отечественной войны Казахстан индустриализировался. Вместе с этим значительно возрос и научный потенциал. Но сейчас на месте большинства этих заводов и фабрик стоят торговые центры. Молл АДК трогательно оставил себе название Алматинского домостроительного комбината. Причём количество этих торговых центров растёт, хотя в тех же США они закрываются, торговля уходит в интернет. В итоге мы воспроизводим то, что уже морально устарело.

К сожалению, престиж учёного сегодня невысок. Мы стали забывать, что раньше в каждом городе и даже в каждом районе были дворцы пионеров – лаборатории научных знаний для юношества. В Алматинском городском дворце пионеров на пересечении улиц Калинина и Сейфуллина была своя обсерватория. Сейчас от неё осталось только пять звёзд – именно столько их у отеля, который построили на месте снесённого здания. Республиканский дворец школьников на проспекте Достык ещё держится, но многие его услуги стали платными.

Наша малонаселённая страна может быть конкурентоспособной лишь в том случае, если будет высок интеллектуальный и научный потенциал. Мир — на пороге огромных изменений. Назревает топливная революция, появилась альтернативная космонавтика, которая скоро сделает доступным интернет в любой точке мира. Это откроет доступ к лекциям ведущих вузов, что даст огромные возможности для саморазвития. Но для многих доступный интернет станет тормозом и причиной виртуальной зависимости. Всё будет зависеть от того, какие основы будут вложены в школьников и какие перспективы откроет страна для молодых учёных.

Наступает эра роботов. Напомним, в Казахстане на закате СССР хотели построить завод роботов в городе Капчагай в Алматинской области. В Казахском политехническом институте была открыта кафедра робототехники. Но из-за развала СССР завод так и не достроили. Сейчас на его заброшенной территории играют в пейнтбол.

Есть, впрочем, и положительные примеры. Представители казахстанской авиаиндустрии не только проводят научные конференции, но и создают самолёты. В начале 2000-х в Казахстане стартовал совместный проект России и Казахстана по созданию лёгкого многоцелевого самолёта Як-58. Казахстанская компания ЯК АЛАКОН собиралась производить этот самолёт в нашей стране — и эти планы не оставила. Этот самолёт прошёл глубокую модернизацию с применением новейшего дизельного авиационного двигателя. Проект Як-58 продолжает своё развитие в созданном в Алматы Евразийском центре авиационных технологий. ЯК АЛАКОН также принимал участие в создании учебно-тренировочного самолёта Як-152, производство которого начато в Иркутске. Эта компания также совместно с ОКБ ЯК работает над проектом Як-155 — самолёта первоначальной подготовки пилотов, и намеревается производить эти самолёты в Казахстане. Другим перспективным проектом для Казахстана является 18-местный самолёт авиации общего назначения Як-120.

Мы провели опрос казахстанских учёных и выяснили, что у многих вызывает сомнение система выдачи научных государственных грантов. Дело в том, что к оценке научных проектов привлекаются зарубежные эксперты. Однако при распределении грантов эти оценки, по мнению многих опрошенных, не учитываются. Учёные недоумевают, они считают, что значительные средства, направленные на работу иностранных экспертов, можно было бы распределить среди научных проектов, дающих практические результаты. К тому же это позволило бы избежать утечки научных знаний, неизбежной при использовании иностранцев.

Необходимо совершить поворот в сторону реальной поддержки научной сферы. Иначе Дом учёных казахстанской академии наук, где нередко проходят семинары по многоуровневому бизнесу, можно будет назвать Домом сетевого маркетинга.

 

Какие ниши наши?

 

Вот мнения экспертов, высказанные на недавнем заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Евразийская экономика знаний: инструменты взаимодействия и научный подход».

Эдуард Полетаев, политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии»:

— В настоящее время доля стран — участниц ЕАЭС на рынке наукоёмкой продукции низка и не соответствует имеющемуся потенциалу. На пространстве ЕАЭС существуют отрасли, в которых объединение компетенций способно привести к появлению высококачественных товаров и услуг, конкурентоспособных на внутреннем и внешнем рынках. Союз сегодня делает ставку на развитие высокотехнологичных отраслей: наноиндустрии, авиационной и космической, био-, IT-, космические, геоинформационные технологии и т. д.

Мы живём в эпоху, когда информация становится важнее, чем товар. Четвёртая промышленная революция – это не только тотальное внедрение новейших технологий. Это прежде всего новое мышление, выстраивание взаимодействия между людьми на иных принципах. Экономика знаний, постиндустриальная экономика формируется именно в результате растущей роли человека и результата его деятельности — интеллектуального капитала. В Южной Корее уже несколько лет формируют так называемую эпоху «умной жизни», а в ней — внедрение системы Smart work («умная работа»). Такую работу можно выполнить в специальных смарт-центрах или дома у сотрудника.

В ЕАЭС никто должным образом не пытался консолидировать технопарки, иные технологические центры в процессах межгосударственного взаимодействия. Всё наталкивается на ряд преград: неотрегулированность законодательств, защита государственной тайны на предприятиях ВПК, недостаточное финансирование и т. д. Хотя есть у властей вера, что наука и новые технологии могут стать панацеей от возможных проблем в будущем. В ЕАЭС упростится регистрация объектов интеллектуальной собственности. Теперь разного рода правообладателям при регистрации объектов интеллектуальной собственности в едином таможенном реестре можно подавать только одно заявление на все пять стран.

Замир Каражанов, политолог, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge:

— Согласно глобальным рейтингам у Казахстана хорошие показатели по уровню образования населения. Наши граждане устраиваются на работу в транснациональные компании, связанные с IТ-индустрией. Конечно, инновации, наука и образование могут стать площадкой для экономической интеграции в Евразии и ЕАЭС. Другое дело, станут ли они связующим наши страны мостом? В развитых странах расходы на НИОКР составляют порядка 3% от ВВП. В России этот показатель равен 1,2% от ВВП, в Беларуси — 0,7%, а в Казахстане — 0,2%. Сдержанные расходы на науку и технологии говорят о том, что пока инновации не могут нас объединять.

Бразильская компания Embraer, занимает третье место в мире по объёмам производства самолётов. Она была основана государством почти 50 лет назад. Такие примеры говорят о том, что нет «забронированных» ниш. У Казахстана есть хорошие условия для развития инновации и инновационных сфер. Имеется не только образованное и грамотное население, благодаря чему в стране можно создавать техноёмкий бизнес, но и внутренние возможности инвестирования. Но у нас нет запроса, в силу того, что слабая конкуренция. И со стороны государства пока мы видим только декларации. Тем не менее шанс на успех имеется. К примеру, в Индии, где высокий процент безграмотного населения, смогли сделать аналог Силиконовой долины – Бангалор — и найти нишу на мировом IT-рынке. Думаю, что у Казахстана в этом плане, при наличии образованного населения, перспектив больше.

Даурен Абен, старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института:

— Имеется много проблем, корень которых лежит в недостатке финансирования науки. Борьба за скудные ресурсы не всегда ведётся с соблюдением правил – взять хотя бы недавний скандал с присуждением государственных грантов на научные проекты, всколыхнувший всё академическое сообщество страны. Нельзя распределять ресурсы таким образом, что львиная доля финансирования идёт одному престижному университету, а остальным достаются крохи с барского стола. Если учесть, что большинство учёных в этом университете составляют иностранцы, то получается, что государство фактически финансирует зарубежную науку. Также следует отметить, что в казахстанских вузах научная деятельность не организована должным образом. Перед учёными ставят нереальные задачи, заставляют отчитываться за каждый шаг, требуют публиковать статьи в журналах с высоким импакт-фактором, а в результате у них не остаётся времени на науку.

Отечественная наука не способна преуспеть везде. Надо выбирать ниши. К примеру, у нас неплохой научный потенциал в химии и биологии, имеется исторически сложившийся задел в аграрных науках. Что касается научного сотрудничества между государствами — членами ЕАЭС, то есть положительный опыт кооперации в рамках межправительственной организации «Международный научно-технический центр». Понятно, что она создавалась для других целей – занять учёных, работавших на военно-промышленный комплекс, и предотвратить «утечку мозгов», устранив риск распространения чувствительных знаний. Но почему бы не использовать такой механизм взаимодействия в рамках ЕАЭС? К примеру, казахстанские учёные из Национального ядерного центра плодотворно сотрудничают с зарубежными коллегами в Объединённом институте ядерных исследований в подмосковной Дубне.

Перспективным направлением являются возобновляемые источники энергии. В Казахстане много полигонов для изучения ветровой и солнечной энергии, тем более что руководство страны объявило альтернативную энергетику одним из стратегических приоритетов развития Казахстана.

 

Олег БЕЛОВ

Источник: Республиканская общественно-политическая газета «Аргументы и Факты – Казахстан»