Непредсказуемо бывает не будущее, а прошлое – эксперты

06.05.2016

В постсоветских государствах непредсказуемо не будущее, а прошлое. Возможно ли сегодня на пространстве Евразии прийти к единому знаменателю в трактовке исторических событий, обсуждали казахстанские и российские эксперты.

«Перспектива Евразийского пространства – жить в мире и партнерстве – обрастает в последнее время полемикой вокруг ряда исторических событий и интерпретаций. Историю и исторический опыт взаимодействия стран и народов часто стали расценивать как дезинтеграционный фактор. Почему так происходит? Почему экономические, политические, да и вообще многие повседневные бытовые споры часто переключаются на историю?» – задался вопросом руководитель общественного фонда «Мир Евразии» политолог Эдуард Полетаев на заседании экспертного клуба «История объединяет: фундамент единства прошлого и реализация возможностей будущего», прошедшего в Алматы.
Политолог считает, дело в том, что историческое и национальное сознание во многом сопряжены, но при этом не существует истории, которая может понравиться всем. Даже в одной стране трудно выработать единый и даже компромиссный взгляд на исторические события. Недаром президент Казахстана Нурсултан Назарбаев однажды отметил: «Наше восприятие исторического прошлого всегда должно быть цельным и позитивным. Оно должно объединять всех казахстанцев, а не разъединять их». И если задача консолидации общества с помощью исторической науки актуальна для отдельных государств, то что уж говорить о группе стран, которые вписаны через запятую в историческую летопись.
«Состояние исторической науки не равновесно на постсоветском пространстве, – считает главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при президенте РК, доктор политических наук Юрий Булуктаев. – Российским историкам легче, поскольку Россия выступила правопреемницей СССР, и вся история, по сути, осевая нить, осталась той же. А вот постсоветские государства, которые обрели независимость, практически начинают с нуля – они строят свою историю. И в данный момент можно сказать, что история как наука и как предмет для преподавания в таких государствах отпущена в свободное плавание, потому что до сих пор не устоялись версии, подходы».
Но поиск новых подходов – это еще не беда. Юрий Булуктаев напомнил о других опасных явлениях: интерпретация и фальсификация фактов и даже исторических источников, конъюнктурщина, когда в угоду политике или идеологии создается определенная картина прошлых событий. В качестве известного примера конъюнктуры представитель КИСИ привел нынешних профессоров и докторов наук, которые когда-то защищали диссертации по истории КПСС и научному коммунизму, да и в целом заработали все свои блага при СССР, а теперь публично обрушивают лавины критики на все советское и пытаются убедить всех вокруг, что уж они-то всегда были диссидентами. Естественно, не обходится без казусов. Так, по словам Юрия Булуктаева, на Украине недавно переименовали улицу Ленина в улицу Леннона. И дело тут не в том, что основатель группы The Beatles имеет особое значение для украинского народа, а в простой экономии – заменить одну букву и добавить еще одну дешевле, чем полностью менять название.
«Мне понравилась одна фраза: у нас не будущее непредсказуемо, а прошлое. Потому что в зависимости от власть предержащих история будет трансформироваться в ту или иную сторону, – сказал директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете, доктор исторических наук Булат Султанов. – Например, у нас ныне недостаточно представлены в истории Алиби Джангильдин, Амангельды Иманов. Сакена Сейфуллина знают только как писателя, а то, что он в свое время был председателем Совнаркома Казахской АССР, мало кто вспоминает. А герои сейчас те, кто недавно был на обратной стороне, то есть картина переменилась. Но история – наука беспощадная, она меняется в зависимости от потребностей властей, и вместо одних белых пятен возникают другие».
Между постсоветскими государствами пролегла еще большая пропасть. Так, российский гость – кандидат исторических наук Рустам Ганиев, эксперт НКП «Урал-Евразия» – рассказал, что сегодня в России заново изучают Центральную Азию.
«В Уральском федеральном университете существует Центрально-Азиатский научно-исследовательский центр. Создали мы его еще в 2009 году, семь лет назад. Цель была одна: чтобы наши студенты знали, понимали и представляли себе историю взаимоотношений Российского государства с республиками Центральной Азии в исторической ретроспективе и на современном этапе. В 2009 году в Екатеринбурге проходил саммит ШОС, и так получилось, что профессионалов, изучающих историю этих взаимоотношений, на тот момент не оказалось. После этого и родилась идея создания специализированного центра. Мы поставили в приоритет изучение именно истории взаимоотношений, потому что современными проблемами региона (газом, нефтью, терроризмом, геополитикой) занимались абсолютно все. А вот с тем, что было ранее, например, в дореволюционный период, имелись серьезные пробелы. В рамках центра началась кропотливая работа по созданию практически с нуля учебно-методических пособий и лекций. На тот момент в учебной программе не было ни одного курса, связанного с Центральной Азией. Скажу больше: приходилось много разговаривать с чиновниками, и люди имели скудное представление о регионе. Например, по Узбекистану задавали вопросы: «А что там сейчас?». То есть люди были настолько далеки от этого региона, что приходилось изучать его, открывать заново и бороться с многочисленными стереотипами и неверными представлениями», – поведал Рустам Ганиев.
Затем, как рассказал российский историк, было решено углубить изучение. Решив, что лучше один раз «пощупать», чем сто раз услышать, в центре стали организовывать научно-познавательные экспедиции.
«В 2010 году состоялась первая экспедиция в Самарканд. Уже после того как наши студенты побывали в Ташкенте, Самарканде, Бухаре и Шахрисабзе, они приходили на кафедру и брали курсовые и дипломные, связанные с Центральной Азией. То есть у них появлялся интерес. И самое главное: у многих студентов перевернулось представление об этом регионе – и в лучшую сторону. Сегодня наши студенты изучают российско-узбекистанские, российско-казахстанские отношения и отношения с другими странами региона», – резюмировал эксперт.
Между тем директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев выразил мнение, что в учебниках истории постсоветских государств зачастую содержится то, что считается неуместным для большой политики: «Если говорить об истории в контексте евразийского исторического опыта, то мы видим, что прошлое у наших стран – одно, а истории-то о нем – разные. Посмотрите различные источники, к примеру, Беларуси, Кыргызстана и других стран: там в той или иной степени присутствует постколониальный подход. Это когда практически на все смотрят сквозь призму того, что когда-то данная страна была «колонией» России. Просто у каждого государства к последней есть свои претензии: у белорусов – одни, у кыргызов – другие, у нас – третьи. На официальном уровне этот подход сильно не проявляется. Но, тем не менее, власти соответствующих государств дают определенную свободу мысли и действий некоторым историкам и публицистам, в том числе в рамках учебников для средних школ».
К слову, ряд специалистов уже озвучивал предложение о создании единого учебника истории. Однако на данный момент ни один эксперт не назвал рецепт того, как собрать воедино мозаику национальных историй, да еще и так, чтобы все остались довольны. Путь решения проблемы директор Центра ЮНЕСКО КазНУ им. аль-Фараби, доктор исторических наук Лайла Ахметова видит во внедрении международной экспертизы.
«Еще в прошлом году на конференции в Москве я предложила, чтобы пока только на примере Великой Отечественной войны (не будем трогать ХХ век и прочее), если мы пишем учебники в разных странах, создавать международную экспертизу. Вот я написала учебник – пусть его грузин, белорус, россиянин подвергают экспертной оценке. Это нужно для того, чтобы не говорили, будто фашизм победил только русский солдат или что Панфиловская дивизия формировалась исключительно в Бишкеке. Такая экспертиза могла бы примирить между собой различные подходы к истории, ну, или, по крайней мере, избавить юные, неокрепшие умы от фальсификаций в политических или каких-то иных целях. Но для этого необходима политическая воля лидеров постсоветских государств, нужны те же критерии и желание идти на компромисс».

ИА Total.kz

Источник: ИА Total.kz