Общественный дипломат в инструкциях МИДа не нуждается

06.03.2015

Состоялось заседание экспертного клуба (проводил ОФ «Мир Евразии) на тему: «С друзьями рука об руку: общественная дипломатия интеграции»

«Народ всегда найдет свою выгоду и ею воспользуется, – заявил Марат Шибутов, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане, в ходе экспертного клуба ОФ «Мир Евразии». – Я убежденный противник эмоционального наполнения содержания интеграции («друг», «брат»); деньги, обмен – совсем другое. Именно партнерство! В чем смысл империи по Чингисхану? – Чтобы девушка с мешком золота могла спокойно и безопасно пройти из одного края империи в другой».

народная дипломатия в еаэс имеет большой ресурс

Фокус темы заседания был направлен на общественную (она же публичная, народная) дипломатию, а потому участники экспертного клуба много внимания уделили разбору данного феномена. Общественные дипломаты на службе в МИДах не состоят, однако бывшие дипломатические работники и покинувшие государственную службу высокопоставленные функционеры запросто входят в это понятие. Это своего рода верхняя и наиболее влиятельная граница явления. Нижняя еще более размыта. По факту, студентка из Казахстана, обучающаяся в России и общающаяся с однокурсниками и в соцсетях, рассказывающая о своей стране и сопоставляющая общественные, бытовые или культурные моменты двух мест через призму личного опыта – уже участник процесса работы народной дипломатии.

«Новые человеческие коммуникации интеграция рождает», – подчеркнул Эдуард Полетаев, модератор заседания. Например, мужчины-автолюбители из Казахстана, приехавшие за покупками в Омск, стали заметным явлением в разнообразных аспектах жизни этого мегаполиса.

«Общественная дипломатия – это американское изобретение. В НАТО общественная дипломатия один из самых мощных инструментов», – указал Андрей Хан, главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований. Это одна из форм «мягкой силы», которая требует людей и ресурсов. «Реализация интересов на уровне взаимодействия гражданских сообществ», – так г-н Хан описал механизм работы. Казахстан по своему потенциалу может с помощью общественной дипломатии воздействовать на Кыргызстан и Таджикистан в интересах ЕАЭС.

Политолог Антон Морозов обратил внимание на такой момент:«Институты общественной дипломатии можно разделить по уровням. Есть глобальные, как British Council – Британский совет, или Институт Конфуция, Институт Гете. Это серьезные структуры с внушительными бюджетами, которые выделяются по линии МИДов и других госинститутов, ответственных за внешнюю политику. Есть средний уровень – различные НПО, фонды. Ну и, наконец, третий уровень – мне кажется самый эффективный – это уровень межличностного общения. Потому что когда человек видит своими глазами, что происходит, знает на собственном опыте, то можно говорить что угодно, но воспринимает он все по-своему». Сам г-н Морозов сторонник осторожного подхода к организациям общественной дипломатии на крупном уровне, поскольку они могут использоваться как инструменты «мягкой силы».

Болат Султанов, директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете, напомнил о трех составляющих публичной дипломатии (тоже в контексте «мягкой силы»). Первое – это информирование зарубежной общественности, второе – получение обратной связи и третье: выработка решений с учетом зарубежного общественного мнения. «Казахстан – это не США или Германия. Для нас главной задачей должна быть внутренняя информационная работа среди наших граждан», – акцентировал он.

«У нас имеются как противники, так и сторонники ЕАЭС, и по мере усиления противостояния между Западом и Россией, видимо, финансовые потоки в сторону противников будут усиливаться», – прогнозирует г-н Султанов. Он проиллюстрировал «мягкую силу» на примере КазНУ. В этом университете представлена информационная площадка ЕС – центр европейской документации, какой-то центр НАТО, Институт Конфуция и там же Университет Карнеги. «Когда я принимал там госэкзамены, спросил студента-отличника, как он относится к ТС и ЕАЭС. Он ответил, что скорее отрицательно. Мол, если сейчас придут российские товары, наш средний и малый бизнес рухнет и мы все погибнем. Тогда я спросил его мнение о вступлении ВТО. Студент сказал: «Скорее положительное» – «Почему, учитывая, что Китай – член ВТО?». Студент ответил, что в Казахстан придет много дешевых китайских товаров, покупательная способность населения вырастет, и это будет хорошо. Вот два подхода к одному и тому же явлению. А все потому, что здесь находятся зарубежные представительства и это результат «мягкой силы», – сообщил Болат Султанов.

«В общественной дипломатии важна роль журналистов», – особо выделил Казбек Бейсебаев, бывший консул Казахстана во Франции и Швейцарии. Он против поверхностного отношения к серьезным темам, которым грешит современная журналистика, особенно в погоне за сенсацией. «Есть вещи, которые нас объединяют и они должны быть выше политических разногласий», – считает г-н Бейсебаев.

В свете темы масс-медиа политолог Рустам Бурнашев высказал свою точку зрения: «Только не роль СМИ, а роль экспертного сообщества». «На мой взгляд, саму идею что такое ЕАЭС создают в первую очередь россияне, а мы оказываемся на принимающей позиции. В лучшем случае мы можем организовать какое-то внутреннее продвижение этой идеи, по большому счету заимствованной. А надо занимать более активную позицию в выработке этой идеи. Выработанной для нашего населения, для тех секторов, где мы сталкиваемся с проблемами», – разъяснил он.

«Дружба – это форма взаимоотношений, основанная на бескорыстии», – заметила Леся Каратаева, главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК.

Ирина Черных, главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК, высказалась так: «Для чего нам нужна общественная дипломатия? Для создания чувства безопасности. Есть ли у нас сейчас чувство безопасности, сформировалось ли оно? Являемся ли мы друзьями, которые держат друг друга за руки? С моей точки зрения, не являемся. Например, падение рубля в России. Мы стали потирать руки и радоваться тому, что за счет российской экономической ситуации мы можем что-то выиграть. У нас не было чувство единства, чувства солидарности». На это Марат Шибутов ответил: «Солидарность была! Они не могли продать на внутреннем рынке, а мы приехали и купили. Это рука помощи».

Владислав ЮРИЦЫН

Источник: ZONAkz