Один к двум: что сможет выторговать Казахстан между ЕАЭС и ВТО?

02.10.2015

Наша республика станет полноправным членом Всемирной торговой организации в декабре этого года. Перспективы и последствия этого шага для отечественной экономики обсудили участники экспертного клуба «Мир Евразии».

Вступление Казахстана в ВТО, которая регулирует 98% всей мировой торговли, произошло на фоне не самых оптимистичных экономических показателей в государствах ЕАЭС. Падение цен на нефть, девальвация национальных валют, снижение товарооборота и прочие сложности несколько ослабили экономики стран союза. И в этих условиях придется встраиваться в новую систему отношений.
— Важная проблема заключается в адаптации, – отметил политолог Эдуард Полетаев. – ЕАЭС должен будет внести изменения в законодательство по 3500 товарам, по которым Казахстан при вступлении в ВТО взял на себя более либеральные таможенные обязательства, чем остальные страны союза. Причем в этом списке есть «болезненные» товары для экономик наших партнеров, например, продукты питания и лекарственные средства.

Политолог пояснил, где находятся корни таможенной либеральности. Дело в том, что Казахстан проводил переговоры с основными экономическими партнерами по вступлению в ВТО еще до Таможенного союза. Наши переговорщики согласились на льготные таможенные тарифы. И теперь партнеры по ЕАЭС опасаются, что на их рынки через нашу республику хлынет поток дешевой продукции.

— Помните недавнюю историю с большегрузными автомобилями, которые были задержаны на казахстанско-российской границе? Так наш партнер по ЕАЭС изучал возможность ввоза товаров из третьих стран. Эти утряски будут достаточно долгими и продолжительными по времени – предполагается, что к общему знаменателю по единым тарифам удастся подойти только в течение 7-10 лет. Ведь таможенные пошлины ВТО и ЕАЭС существенно разнятся. Тем не менее, есть надежда, что участники ЕАЭС снизят пошлины до уровня Казахстана. Это, как мне кажется, наименее конфликтный выход из создавшейся ситуации, – сказал модератор заседания.
Опасения, связанные с вероятностью формирования реэкспортных потоков со стороны Казахстана, обоснованы, считает главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Леся Каратаева.

— Несмотря на то, что разница на среднеарифметическом уровне пошлин в целом по товарам не столь уж велика, на уровне отдельных отраслей и товаров различия в пошлинах могут быть значительными. Однако не думаю, что это основание для формирования агрессивной риторики и предъявления претензий Казахстану, – подчеркнула она. – При вступлении России во Всемирную торговую организацию Казахстан пошел на ужесточение тарифной политики, так как за основу единого таможенного тарифа были взяты обязательства РФ в ВТО. Казахстан, вступая в ВТО, действует в соответствии со взятыми на себя обязательствами, которые сформированы в ходе переговоров со странами-участницами международной организации, в том числе и с Россией. Так что неожиданностью для наших партнеров по ЕАЭС новые казахстанские таможенные пошлины не стали.

Каратаева напомнила, что союзники стремятся к либерализации внешней торговли, и постепенно это приведет к снижению и выравниванию таможенных пошлин по всему периметру ЕАЭС. Эксперт уверена, что наша республика ведет себя как ответственный партнер, выражая готовность предотвращать реэкспорт товаров.

— Ожидается, что 16 октября в ходе заседания межгосударственного совета ЕАЭС на уровне глав государств будут подписаны специальные документы, регулирующие эти вопросы, – уточнила Каратаева.

Участвуя в полемике о противоречиях между региональным и глобальным интеграционными объединениями, главный научный сотрудник КИСИ предположила, что серьезных противоречий возникнуть не должно:

— И тот, и другой интеграционный формат нацелены на повышение уровня и качества жизни потребителей, а также на повышение конкурентоспособности производителей. Участие стран-участниц ЕАЭС в ВТО не предполагает отказ от режима взаимодействия внутри Евразийского экономического союза, и это уже преференция для евразийских производителей. С другой стороны, повышение конкурентного давления со стороны внешних по отношению к ЕАЭС производителей товаров и услуг будет способствовать поиску более эффективных подходов и методов ведения бизнеса на евразийском пространстве.

— В Казахстане раз за разом повторяют: мы открываемся для стран ЕАЭС – даем бизнесу закаляться в конкурентных условиях, открываемся теперь и для членов ВТО – это очередной уровень закалки. Но бизнес не всегда выглядел закаленным в 2009 году – на пороге ТС, не выглядит и сейчас – на пороге ВТО, – возразил Каратаевой заместитель главного редактора делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин. – Недостаточно просто открывать рынки, важно создать прозрачную систему поддержки бизнеса и понятные правила игры на внутреннем рынке, иначе предприниматель будет дезориентирован, как это происходит сейчас.

По его мнению, ЕАЭС и ВТО задают разные форматы с точки зрения развития предпринимательства. Евразийский союз предполагает протекционистский подход в рамках интеграционного объединения, а ВТО нацелена на либерализацию во внешней торговле. В итоге бизнесмены не всегда знают, куда стоит вкладывать силы и средства. В пример Домнин привел автомобильный рынок:

— Первый сценарий: высокие импортные пошлины на протяжении 10 лет, поддержка автомобилестроения дешевыми кредитами, экспортное финансирование. Это стимулирует бизнес инвестировать в производство полного цикла, наращивать обороты, локализовать выпуск автокомпонентов. Второй сценарий: низкие пошлины, отсутствие поддержки производителей. Тогда бизнес инвестирует в автосалоны, сервисную инфраструктуру. Куда двигаться, пока непонятно…

Зато рядовых потребителей порадует новость, что импортные автомобили, скорее всего, подешевеют. Учитывая, что средний таможенный импортный тариф снизился с 10,4% до 6,5%, можно ожидать снижения цены и на другие ввозимые товары. Правда, как отметил Сергей Домнин, издержки импортеров и скачки обменного курса намекают на то, что рядовые казахстанцы не скоро почувствуют преимущества ВТО.

Эдуард Полетаев также подтвердил данное предположение, говоря о том, что бизнес всегда сможет себя подстраховать. Все риски, особенно в условиях плавающего курса, когда трудно прогнозировать будущую прибыль, предприниматели закладывают в цену. Оба спикера согласны в том, что критики интеграции значительно преувеличивают угрозу для отечественных производителей.

— В России местный производитель конкурентоспособность не потерял, даже по тем позициям, за которые боялись больше всего – свинина, мясо птицы. Как-то приспособились и работают, – заметил Домнин. – При этом в организации есть механизм, которым может воспользоваться любая страна, производству которой действительно угрожает импорт – это временные специальные заградительные тарифы и квоты.

Эдуард Полетаев, в свою очередь, назвал одним из главных плюсов вступления в ВТО рост промышленного производства, которое является высокорентабельным для Казахстана. Политолог уточнил, что рентабельность в основном достигается за счет высокоэффективной горнодобывающей промышленности (35,1% рентабельности в 2013 году). На фоне снижения торгового оборота со странами ЕАЭС снижение барьеров со странами-участницами ВТО может укрепить позиции отечественных горняков и представителей других сфер промпроизводства.

Леся Каратаева уверена, что в дальнейшем производственники получат и иную прибыль от участия в ВТО. Признанные мировым сообществом нормы внешней торговли, которых Казахстан будет обязан придерживаться в рамках нового статуса, повысят инвестиционную привлекательность страны. Да и привлекательность ЕАЭС в целом, поскольку все члены экономического союза, кроме Беларуси, уже вступили во Всемирную торговую организацию. Это своего рода знак для всего мирового сообщества: Казахстан как суверенное государство и как участник значимого регионального объединения – надежный партнер с устойчивыми и транспарентными условиями ведения бизнеса.

ИА Total.kz

Источник: ИА Total.kz