Ожидания от евразийской интеграции

07.12.2014

С 1 января 2015 года начинает функционировать Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Одна из проблем евразийской проблематики заключается в том, что преимущества интеграции не всегда понятны простым людям. Речь обычно идет о макроэкономических категориях: товарообороте, росте ВВП, экспорте-импорте и других, в которых сложно разобраться без специальных знаний. Насколько реально доступно объяснить гражданам стран-участниц ЕАЭС о преимуществах интеграции, и в чем они заключаются, обсудили эксперты на заседании экспертного клуба ОФ «Мир Евразии» «Интеграция и люди: территория возможностей».

Политолог Эдуард Полетаев отметил, что на предыдущих заседаниях среди общих экономических эффектов ЕАЭС эксперты выделяли такие из них, как увеличение средней заработной платы, рабочих мест, наращивание производства, стимулирование конкуренции, обсуждали, что дипломы вузов государств, входящих в ЕАЭС, будут котироваться в других странах, за исключением некоторых специальностей.

— Сотрудничество между вузами станет и уже становится более тесным, — сказал он. — Если вы обратили внимание, сейчас представители вузовской науки Казахстана начали посещать много конференций и других публичных мероприятий в других странах ЕАЭС. Межвузовские контакты налаживаются и усиливаются. Среди других отмеченных плюсов ЕАЭС было высказано то, что людям будет проще находить работу, мигрировать. А ведь таким способом можно будет решить проблему занятости в некоторых регионах. Ну и, в конце концов, необходимо создавать благоприятную среду для жизни, чтобы в Казахстане было меньше всяких неожиданностей и больше спокойного, эволюционного развития.

Владислав Юрицын, политический обозреватель «Zonakz.net» задался вопросом: нужно ли казахстанцу, выезжающему в Россию, с 1 января 2015 года получать так называемое РВП (в РФ – разрешение на временное проживание) или же достаточно просто удостоверения личности?

— Это разрешение требуется для того, чтобы жить, работать, учиться в России. В договоре о создании ЕАЭС об этом не говорится, — подчеркнул Юрицын. — Между тем, документы на РВП принимаются раз в неделю с 9 до 18 часов, чего недостаточно. Вот именно это возмущает простого человека. Поэтому, мне кажется, что вот эти бюрократические вопросы должны сниматься, минимизироваться. Либо должен быть взаимозачет: местные документы (справки с места работы и т.д.) должны признаваться в других странах, либо все это нужно переводить в электронный формат, чтобы минимизировать взаимоотношения с бюрократической машиной. Выигрыш простых людей будет там, где бюрократии будет минимум, когда в наличии взаимозачет: справки из Казахстана должны признаваться в России, и наоборот. А если этого не случится, или будет так — это окошко для всех, а это для граждан ЕАЭС — то продолжит властвовать та же бюрократия, только формуляры сделают другие и, может быть, появятся иные сроки. Мне кажется, такие моменты необходимо предусмотреть.

Эдуард Полетаев, продолжая тему оптимизации, вспомнил слова члена коллегии (министра) по конкуренции и антимонопольному регулированию ЕЭК Нурлана Алдабергенова:

— Он говорил о том, что для людей в деятельности ЕАЭС важны вопросы отмены роуминга и снижения тарифов на транспорт. Недавно я был на конференции в России, решил потом вызвать такси. Звоню с казахстанской сим-карты, а заказ не регистрируют, говорят: «У вас номер какой-то непонятный…». Хотя телефонный код у Казахстана и России общий: +7. Пришлось искать ближайшее заведение с телефоном, чтобы с городского номера я мог вызвать такси. Это мелкое неудобство, требующее легких технических решений, но, тем не менее, оно есть, и таких нюансов много. Проблемы существуют с ценами на билеты. Иной раз билеты на полеты между нашими странами стоят дороже, чем на вылет в дальнее зарубежье. Действуют международные тарифы.

Впрочем, если мы проанализируем опыт ЕС, то узнаем, что некой адаптации и равноправия по многим вопросам не существует. Даже в отношении граждан третьих стран. К примеру, получить Шенгенскую визу гораздо проще через Литву, чем через Францию. Хотя по идее Шенгенская зона — это одни территория, правила, требования. Потому вряд ли стоит нам ожидать скорой и полной унификации в оценках начала работы ЕАЭС, что произойдет после 1 января 2015 года. В договоре существует статья, которая предусматривает определенные исключения в одностороннем порядке. Скажем, если угрожают здоровью и безопасности граждан какие-либо лекарственные средства, то страна в одностороннем порядке может запретить их ввоз.

— Ожидания от интеграции всегда заявляются в положительном ключе, — высказал свое мнение Сергей Домнин, заместитель главного редактора делового журнала «Эксперт-Казахстан». — Но, как правило, любые заявления не договариваются. Вот говорят, что будет увеличение зарплаты. Безусловно, оно у нас происходит каждый год, но по другим причинам. Может, это и хорошо для населения и экономики. Но это также и спорный вопрос: увеличение идет в плюс, когда стремительно растет производительность. А когда производительность растет медленнее, чем зарплата, это создает угрозу для развития экономики.

Что касается наращивания производства, увеличения рабочих мест, то надо понимать, что связывать это с интеграцией напрямую довольно сложно. Производство, промышленность, сельское хозяйство, электроэнергетика – все зависит от отдельных промышленных программ, которые есть в каждой стране. Есть у нас видение промышленной политики, выраженное в программе индустриализации, которая сейчас уже на второй цикл пошла, и это реализуются следующим образом. Нет множества прямых вливаний в экономику.

Государство само фактически не строит предприятия, оно субсидирует, где-то помогает. Некоторые отрасли, которые являются во многом двигателями индустриального развития, например, автопром, отдельно никак не поддерживаются. А в России эта поддержка есть. К примеру, программа замены автохлама. В России поддержка автопрома носит очень серьезный характер. Они готовы вступать в ВТО, потом вступать в спор с ВТО из-за утилизациолнного сбора и т.д. У нас с автопромом работа не так хорошо поставлена.

Про дипломы вообще не стоит говорить. Да, наши дипломы готовы признать, а возьмут ли человека с нашим дипломом в России на работу – это большой вопрос. Потому что вопрос стоит в компетенциях. Может и готовы взять… Мне сложно сказать, признаются ли у нас украинские дипломы или нет, но топ-менеджеры из Украины очень активно работают в казахстанских компаниях. То есть это вопрос конкурентоспособности отдельных людей.

Эксперт отдельно отметил, что если говорить об основном агенте казахстанской экономики – бизнесе, то в этом вопросе нужно очень серьезно работать.

— Бизнесу требуется повышение эффективности. У многих отечественных производственных предприятий нет даже маркет-планов. На определенном уровне они не нужны, но когда придет российский конкурент, они понадобятся. Могу сказать из личного опыта, что многие отечественные компании просто непуганые. Россияне пока не увидели, не разглядели рынок, а когда это случится, нашим будет очень сложно. То есть для нас рынок открывается, но за границей сидят люди, которые способны работать на больших рынках, а мы пока только учимся.

— Мы все понимаем, что ЕАЭС – это не «тайный союз меча и орала», не благотворительное общество. В принципе, ожидать нужно не серьезных поблажек населению, а некоторых изменений правил игры, — подытожил Эдуард Полетаев. — Кто-то говорит, что они усложняются, кто-то говорит, что упрощаются. Меняются правила игры, как допустим, в волейболе: раньше сет игрался до 15 очков, а сейчас до 25. Но волейбол остался волейболом. И Казахстан останется Казахстаном со своей структурой экономики, Россия и Беларусь – со своей.

По поводу информационного сопровождения, идеологической интеграции надо все-таки определиться. У нас уже есть интеграционные «пасторы», которые говорят о преимуществах: это чиновники соответствующих ведомств, эксперты и т.д. Есть и «воинствующие безбожники», у которых все, что связано с ТС и ЕАЭС, вызывает критику. А кто вообще о «верующих» подумает? Есть ли у нас «верующие» в святой дух Евразийского союза? Либо у нас агностики? И мы должны подумать, а насколько люди нуждаются в этой массированной пропаганде? Может они хотят получить только какую-то простую программку, где все было просто и четко объяснено?

Почему я включил вопрос о демонстрационном эффекте в программу нашего обсуждения? Я обратил внимание на это, когда был в Кыргызстане. Демонстрационный эффект, как мы знаем, очень ярко проявился в отношении ЕС. Когда страны, которые не соответствует никаким критериям, нормам (ни в экономике, ни в области законодательства), сломя голову пытаются попасть в Евросоюз. Украина – тому пример: страна фактически раскололась из-за такого безудержного желания.

Также в этом списке Молдова, некоторые страны Балкан и т.д. В нашем случае мы можем говорить о демонстрационном эффекте, как минимум, для двух относительно бедных в экономическом смысле партнеров – это Кыргызстан и Таджикистан. Так вот когда приезжаешь в Бишкек, где нет крупных производств, где эксперты не мыслят категориями промышленности, там никто не говорит о госпрограммах, автомобильных заводах, но все спрашивают одно и то же: «А что дал простому человеку Таможенный союз, что даст ЕАЭС?». Многие местные чиновники, ответственные за принятие решений, говорят: «Нам пока не надо торопиться. Нужно изучить опыт соседних стран». Под соседней страной, как правило, подразумевается Казахстан. Такие вопросы задаются, и на них нам надо искать ответы.

Амир Алимжан, специально для Матрица.kz

Источник: Матрица.Kz