Побегут ли казахстанцы в Россию за работой?

25.12.2017

Только за 2016 год из Казахстана в Россию навсегда выехало 800 медиков. А в этом время количество самозанятого населения выросло на селе на 1200%, а всего по стране количество – на 676%.

Побегут ли казахстанцы в Россию за работой?

Только за 2016 год из Казахстана в Россию навсегда выехало 800 медиков. А в этом время количество самозанятого населения выросло на селе на 1200%, а всего по стране количество – на 676%.

Президенты Казахстана и России договорились на челябинском форуме межрегионального сотрудничества проработать вопрос внедрения в рамках ЕАЭС системы унификации требований к квалификации, знаниям и умениям работников, создания Единой интегрированной Евразийской электронной биржи труда. Это значит, что для многих граждан ЕАЭС откроются новые возможности в той же России, должно стать легче получить патент и начать трудовую деятельность.

Об этом эксперты поговорили в ходе заседания клуба «Мир Евразии» на тему «Единый рынок труда и развитие интеграционных процессов в сфере миграции: тенденции и новые возможности».

Политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии» Эдуард Полетаев отметил, что основным потребителем рабочей силы в ЕАЭС является Российская Федерация.

По последним данным за 2017 год там работают в среднем до 13 млн трудовых мигрантов. Это около 13% от трудоспособного населения России — серьезная цифра

Ряд приграничных регионов используют свое географическое преимущество для сотрудничества в сфере труда и занятости. Территориальная близость, отлаженные механизмы и необходимая инфраструктура по организации проезда, проживания и работы позволяют расширить сферу регионального рынка труда с использованием трансграничных связей.

Казахстан среди стран ЕАЭС занимает уникальную позицию, одновременно являясь страной и принимающей, и экспортирующей рабочую силу. Во многом это зависит от регионов. Если из северных приграничных областей Казахстана трудовые мигранты едут в соседние области России, то Алматы, Астана и западные области Казахстана являются мигрантопринимающими. Такие же страны, как Кыргызстан и Армения явно ориентированы в плане миграции своей рабочей силы на другие рынки. После снятия барьеров в ЕАЭС граждане Беларуси, Армении и Кыргызстана стали более конкурентоспособными при трудоустройстве в России и Казахстане.

При этом возникла новая тенденция. На недавней сессии Совета коллективной безопасности Организации Договора о коллективной безопасности было принято решение, что на пространстве ответственности ОДКБ для борьбы с нелегальной миграцией в 2018 году будет запущена постоянная операция «Нелегал».

Ситуация обострилась как раз в связи с созданием единого рынка труда ЕАЭС, так как увеличилась возможность облегченного передвижения по территории Союза, на которой проживают свыше 180 млн человек

Главный научный сотрудник КИСИ Ирина Черных заметила, что в настоящее время мы наблюдаем изменение социального пространства в рамках ЕАЭС в связи с миграционными процессами. Есть страны-доноры, есть страны-реципиенты. Появился термин «пердуктер». Это термин обозначает новый феномен, который фиксируется в Таджикистане. Пердуктер – это женщины, которых покинули на долгосрочный период мужья и отправились в трудовую миграцию в Россию. Эти женщины остаются с детьми, выживают своими силами. Термин имеет негативную коннотацию, как «брошенки». Исследования таджикских социологов показывают, что этим женщинам достаточно сложно потом вновь создать семью, выйти замуж. Мы можем говорить об изменении социальных ролей в традиционных восточных обществах, потому что женщине порой приходится быть основным добытчиком для семьи.

«Приведу свежие цифры, которые дает Международная организация по миграции: каждый седьмой человек в мире так или иначе мигрирует, то есть один миллиард человек, порядка 250 млн из них – это трудовые мигранты. Действительно, миграция становится нормой жизни. Мы порой рассматриваем миграцию в большей степени как угрозу для национальной безопасности. Но это бытовой дискурс, когда некоторые представители местного населения заявляют, что боятся мигрантов, от них много проблем. И данный дискурс продвигается и в СМИ, и политическими деятелями. Если ознакомиться с Концепцией миграционной политики РК на 2017-2021 годы, то и в ней речь идет о зонах, где проживают мигранты, о рисках и вызовах национальной безопасности, о нелегальной миграции. В Казахстане мы сталкиваемся с вопросами эффективности управления миграционными процессами. Создание и работа евразийского рынка труда в рамках ЕАЭС — это тоже вопрос управления миграцией. Насколько трудоемко и эффективно он решается? Договор о пенсионных выплатах должен был вступить в силу еще в 2016 году. Сейчас его опять переносят. Мы пока не можем согласовать все вопросы по единой пенсии в рамках ЕАЭС, хотя и стремимся к этому. В 2016 году Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев анонсировал работу по созданию интегрированной системы миграционного контроля, основанной на внедрении современных технологий. С тех пор миграционная полиция переименована в миграционную службу. Но как управляли миграцией преимущественно силовыми методами, этим занимаются в большей степени полицейские, так это и происходит. Недавно было проведено оперативно-профилактическое мероприятие «Нелегал-2017». То есть речь идет о проверках, предпринимаемых затем определенных мерах. Когда мы работали над проектом, то запрашивали официальные данные по трудовым мигрантам из Казахстана в их профессиональном разрезе. Ни одно ведомство не имеет данных о том, кто, какие специалисты выехали из страны. А они должны быть. Только минздрав предоставил данные за три года. За 2016 год из Казахстана выехало около 800 медиков в Россию на ПМЖ», — отметила Ирина Черных.

Профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев подчеркнул, что большая проблема для ЕАЭС с точки зрения трудовой миграции – это отсутствие стратегического понимания, насколько такая миграция нужна. Когда мы читаем документы, тексты выступлений по теме, в них можно увидеть, что и в Казахстане, и в России, как мигрантопринимающих странах, имеются противоречия. С одной стороны, говорится, что миграция необходима, фиксируется дефицит рабочей силы, с другой стороны, формируются мифологемы о необходимости защиты внутреннего рынка труда и прочие конструкты.

Казахстан нуждается в  специалистах в определенных областях, есть даже список профессий, которые востребованы, причем список этот практически не обновляется, страна испытывает нужду во врачах. Но когда речь заходит о привлекательности работы в ней, выясняется, что человек может получить гражданство не через пять лет, а через три года. И на этом все. Это больше напоминает декларацию, а не стратегическое решение по привлечению специалистов, считает он.

«Другая проблема лежит в юридической плоскости и порождает много путаницы. Уже говорилось о необходимости разделять трудовых мигрантов, передвигающихся внутри ЕАЭС и мигрантов внешних. Это принципиальный вопрос. Граждане стран ЕАЭС – это совершенно другая база регулирования миграции, иное попадание на рынок труда. Но мы применяем все те же термины, соответственно, отношение возникает то же самое. На бытовом уровне оно приводит к тому, что, допустим, гражданин Кыргызстана, который работает в России или Казахстане, неожиданно сталкивается с теми же проблемами, с которыми сталкивается гражданин Таджикистана. Какие-то неправомочные действия со стороны правоохранительных органов, непонимание органов трудоустройства, как оформлять его трудоустройство. Хотя этого не должно быть», — сказал Рустам Бурнашев.

По его словам, реальный, кардинальный механизм урегулирования эмиграции – это либо «железный занавес», либо патерналистская модель создания условий

Либо надо отказаться от рыночной экономики, и пытаться создать условия с распределением, с обязательной отработкой, либо признать, что трудовая миграция – это нормальный процесс.

Старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Лидия Пархомчик подчеркнула, что, согласно официальной статистке, численность трудоспособного населения в РК в 2017 году достигла 12,9 млн человек, и данный показатель стабильно рос с 1991 года. При этом, численность рабочей силы в стране – порядка 8,9 млн человек. Однако, по сравнению с 1991 годом количество официально зарегистрированных работающих на миллион меньше, чем в 2016 году. Получается, что за 26 лет независимости у нас не создалось достаточное количество рабочих мест, чтобы обеспечить ими все население страны. Как результат, значительная часть граждан попала в категорию самозанятых.

При этом если делать разбивку по линии село-город, то количество самозанятого населения выросло на селе на 1200%, а всего по стране количество самозанятых увеличилось на 676%

Таким образом, в Казахстане образовалось значительная прослойка граждан, которые не попадают в официальную систему и не имеют возможности отчислять налоги согласно нормам трудового законодательства.

Эксперты констатировали, что если экономика Казахстана и дальше продолжит деградировать, то число самозанятых и других групп граждан, желающих покинуть страну, и перебраться работать в Россию будет все больше.

Аскар Муминов

Источник: «Exclusive»